prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 16 17

Николай Курдюмов «Успехология любви»

Николай Курдюмов



Успехология любви


Моим умным детям и всем, всем остальным…

Редакция — апрель 2005 года

Любовь приходит и уходит,
И окрыляет, и казнит,
Рвёт крышу, ворожит, морочит,
И вообще, творит, что хочет,
А мы — торчим, как лопухи.

(Учебник для умных влюблённых)



Читать , перекладывая прочитанные листки на дно пачки, по середине книги, пачку перевернуть и читать наоборот.



Любовь — это вам не просто так.
Любовью надо заниматься!


Вы знаете, что такое — любовь?..

Я имею в виду не ту неврастению, что кроет каждого строго самобытно, не ваш личный анамнез синдрома Шекспира.

А тот идеал, который всегда, везде, и всем, на всех языках, и каждому ясно, и если — то ваще, и превыше, и спасёт, и все хорошие верят, поют и плачут, а кто не верит, того накажет Бог, ибо он и есть…

Вы знаете, что это такое? Я — нет.

Мудрецы спорят, философы рассуждают, литераторы вдохновляются.

Народная концепция: любовь суть счастье обладания суженным. «И жили они в любви долго и счастливо…» Ага.

И что, всю жизнь, каждый божий день от счастья срывало крышу?

До самой старости друг друга отчаянно завоёвывали?

Не могли дождаться встречи, плавали на свидание через реку, стояли в грозу под окнами, писали трогательные письма?

А, оказавшись в постели, дурели от счастья? Нет?..

Так какая же это, на фиг, любовь!?

Вывод народа: хрен чего в любви поймёшь.

Более продвинутые усекают: стоит заполучить долгожданного — любовь тут же пытается куда-то хитро улизнуть. И делают вывод: любовь суть счастье избавления от страдания.

Мечта, порыв, устремление, грёза о вечном блаженстве. Без мучений она не переживается — тускнеет, рассеивается, «как утренний туман».


Третьи увещевают: бросьте вы этот головняк! Главное — семья, хороший брак, благополучие — вот о чём думать надо! И они тоже правы — как становится видно к сорока.

Так или иначе, ни одна из концепций не объясняет всех любовных коллизий.

Итак, любовь остаётся тайной?..

Определённо, любовь — самое непонятное слово на Земле.

Говоря «люблю», каждый подразумевает свой личный, самобытный кайф. И это бы ещё ладно: есть кайф — стремись.

Но, никто точно не знает, чего же он хочет! Финиш! Но, ещё не полный.

Каждый настойчиво добивается своего — не въезжая, чего же именно он так добивается! Это — полный финиш. Ваще труба!

Отсюда — такой интерес, такая острота и неисчерпаемость предмета.

Многие считают любовь самоценным благом. Покажите мне того, кто ухитрился счастливо прожить одной лишь любовью!

Любовь пытаются полагать целью или смыслом жизни. Жизнь настойчиво показывает, что любовь — только средство.

Но, кто из влюблённых будет присматриваться к жизни?..

Все уверены, что любовь — чувство. И в упор не видят, что, прежде всего, это — деятельность.

А деятельность, по определению, должна быть успешной. Значит, нужны определённые знания и умения. Но их никто, нигде, никогда, ни под каким предлогом, не преподаёт!

Любовь — пожалуй, единственная область, в которой и с научной, и с этической точки зрения, принято оставаться полным, беспомощным идиотом.

Чем идиот беспомощнее — тем любовь ближе к идеалу. Инвалиды и калеки любовных драм — самые популярные герои эпоса и массовой культуры.

Когда-то, в «дикие времена домостроя», было модно бороться за браки по любви. С тех пор любовь считается необходимым и достаточным условием долгой и счастливой жизни.

Жизнь упорно отрицает это заблуждение, но идеал — не покобелим. Наоборот, ценность любви многократно возрастает оттого, что «любить непросто!..».

В любви принято делать одно, думать совершенно другое, а говорить и вовсе уж третье.

Это дико осложняет отношения — получаются бурные романы, громкие скандалы и несчастные любови.

Казалось бы, гораздо проще быть честным и прямым, но в любви это считается дурным тоном и жлобством.

«Как можно ранить чувства!..» — томно восклицают герои бразильских сериалов, радостно снимая 347-ю серию.

Общеизвестный факт: влюблённость резко снижает умственные способности. Человек теряет зрение (в упор не видит, во что влип!), может начхать на карьеру и будущее, кинуть близких, вообще поставить на себе крест.

Часто это считается достоинством, чуть ли не подвигом! И куча народу влюбляется, чтобы пострадать.

По степени повреждения ума, влюблённость сравнима с алкоголем и тяжкими психическими расстройствами.

По числу бед и горестей она, скорее всего, догоняет пьянство и автокатастрофы. Но все продолжают ею гордиться!

Влюблённые договорились, что любовь — стихия. Страсть неподвластная, фатум, судьба!

Внутри вас, в вашем уме — стихия. А, вам это странным не кажется?..

Вдумайтесь: вот тут (тук-тук!), в вашей же личной голове, чего-то происходит без вашего на то соизволения. И вас это устраивает?..

О премудростях любви всегда рассказывают влюблённые. И это естественно. Странно то, что им верят!

Ну, что можно понять о любви, метая икру и булькая внутри этой самой любви?!

С тем же успехом можно спрашивать больного о здоровье, а нищего — о способах разбогатеть!

Знаете, Земля — действительно планета любви. В отличие от господней, на любовь земную уповает каждый.

Реально, любовь — самая глобальная религия! Всё земное искусство — только один из её храмов. А все храмы забиты идолами!

Как любая религия, любовь грешит кучей парадоксов. В них порой пытаются разобраться какие-то упёртые чудаки.

Но паства дружно тычет пальцем: «Что, любовь не удалась?..» — и клеймит их за посягательство на святость тайны.


Тайна, говоришь?.. Ххххе! Обожаю тайны. Особенно свои собственные — хитрые и вредные. В банке их — навалом. И нет более приятной картины, чем очередная ужасная тайна, подвешенная за хвост на солнышке.

Братцы! Исследовать свой ум — классное хобби. Понимать себя — кайф!

Пройти мимо такой чёрной дыры, как «любовь», я просто не мог. Лазил там самозабвенно лет двадцать. Рисковал, конечно, и в глаз получал неоднократно.

Но, увиденное того стоило. Любовь — как есть. То, что происходит, а не то, что говорят. Так, что же она есть такое!?

Оказалось — полный улёт, обрыдаться можно от хохота!

Теперь, по крайней мере, понимаю, почему все любовные теории терпят фиаско.

Любовь оказалась просто частным случаем всеобщего умственного несовершенства.

Не в любви дело — в уме. В нём — куча заморочек. И видишь их только тогда, когда от многих избавишься!

Короче. Вы согласны любить без особых неприятностей? Есть все шансы.

Вы хотите составить хорошую семейную пару — которую не придётся потом разгонять обратно? Есть надёжные способы.

Вы влюбились, и думаете, что этого достаточно для счастья?.. Тогда читайте смело — лекарство от наивности точно не повредит!

А, если кто-то любит поколбаситься, поплющиться и стенки пободать, а потом, гордо кого-то покозлить — ради бога, дело вкуса. Я ведь, не настаиваю.

Трактат вышел хулиганским: тайны цинично вскрываются, идолы нахально обсмеиваются.

Писано, как всегда, сначала для себя — это мой способ детворе мозги вправить. Ходило по общаге, читали многие.

Приговор молодёжи: «Это надо раздавать всем бесплатно». Так о чём базары? Раздадим! http://better.ru , http://kurdyumov.ru — открыты круглые сутки.

Читателю

1. Сей опус, наверняка, прочло бы больше народу, кабы вертелся он вокруг расхожей темы о непримиримой разнице полов.


Бабы — не мужики, с природой не поспоришь, и прочие оправдания проколов и обломов. Только, не правда это.

В культуре, по жизни — да, разные роли играем. А в любви мы все — как в общей бане.

Глупость или мудрость, слабость или сила, в этом деле, совершенно не зависит от пола. Всяких видели-с!

Если ты, как мужик, уверен, что имеешь больше прав гулять налево, чем твоя жена — это твои проблемы. Умственные.

Если ты, как женщина, решила, что мужик обязан тебе только за то, что ты с ним спишь — это также твои проблемы. И тоже — с головой.

Если ты шарахаешься от любимой женщины, как от чумы, только потому, что она зарабатывает втрое больше — это, старик, не разница полов, а трусость.

И, если ты, милая, пилишь своего парня ежедневно — это не женское качество, а умственное отклонение. В общем,

«Без башки мы ни к чему
— ни на службе, ни в дому,
Потому, как весь наш смысел
— исключительно в уму!!!»


Братцы! Верить традициям в вопросах счастья — ну, очень рискованно, если не сказать круче!

Получается, у китаянки с африканцем — никаких шансов на любовь. А мир уверенно становится жёлто-чёрным!

Так что, народными шутками не обойдёмся. Культуры, традиции — просто одежда. Придётся смотреть, что под ней!

2. Вопреки порыву написать нечто лёгкое и смешное, из-под клавиш выполз настоящий учебник.

Пока писал, выяснил: упомянуть придётся обо всём, что сработало и помогло.

Сработали законы отношений, открытые и описанные Роном Хаббардом. Применить их помогла технология одитинга. Всё это удалось обнаружить в собственном уме и успешно применить в деле.

Посему, текст усложнился. Теория ума — весьма научна, но без неё не обойтись. Так что, читайте не спеша, медленно, в день по главе, чтоб крыша не вскипела. Вскипит — я не отвечаю!

Предтеча

Да… Некогда я любил. А теперь — некогда.


Мне повезло: в области любви я вполне душевно здоров. Никогда не накрывало, не темнело в глазах, с крыш не прыгал, а утопиться шансов не было — в море я, как рыба.

Слышу скептическое, с женской половины: «Да ты просто любить не способен, бревно хреново».

Отвечаю.

1. Любить и дуреть — совсем разные занятия.

2. У кого-то из-за вас крышу рвёт, а вам, пардон, приятно?.. Бросьте, может не стоит так комплексовать?..

…С трёх до пяти у меня была подружка Танька. Старше на целый год — почти, как мама. С тех пор, все Таньки вызывают у меня неизменно тёплые чувства. Это — так, для справки.

Впервые я влюбился в первом классе. Это было сильно. Я боготворил, мечтал и играл на гармошке грустные страдания.

А потом, набрался храбрости и предложил дружить. И был на седьмом небе от счастья, получив строгое согласие. И мы были друзьями. И была только радость. Никакой ревности, тоски и прочей пены. Потом, я уехал жить в Адлер.

Адлер — это 5-й класс. Там была девочка — по ней сохли все Черёмушки. Кстати, Таня. Не красавица, но обаятельная, смелая и самодостаточная.

А я — толстый и неуклюжий. Я любил её безмолвно и безнадёжно, ни хрена ничем не томим, с пятого по десятый класс. Никаких амбиций и эксцессов — зачем?..

Позже оказалось, что мы — довольно родственные души, это меня и привлекало. В те годы комплекс «толстяка» я компенсировал гитарой, начитанностью и добродушием.

Поступив в академию, похудев и став шибко гарным хлопцем (факт!), я не перестал быть мальчишкой, привыкшим что-то значить только в человеческом плане. Это и помогло остаться собой.

Девчонки для меня были — люди в первую очередь. Если ты интересна, искренна, близка по-человечески — то начинаешь казаться и красивой. Если нет — чем фотомодель, тем вообще ноль интереса.

На внешность никогда сильно не западал. Идеалы, видите ли, не те: подавай ум, добродушие и открытость. Я не влюблялся — дружил. Мог привязаться сильно, но к человеку, а не к телу.


Иногда меня пытались колоть девчата, не знавшие поражений — но я не влюблялся, хоть тресни. Так и жил, припеваючи! Пока, уже на четвёртом курсе, мне не раскрыли глаза.

Оказывается, полкурса девчонок смотрит на меня исключительно, как на мужчину! Ё-ё…. Стало, типа, жаль их всех: инстинкты же, «и чувства так непрочны!..» А я, оказывается, очень даже ничего?.. Значит, могут западать. На фиг! — и я ещё крепче окопался в зоне человеческих отношений.

На пятом курсе появилась Таня — воплощение и человеческих, и самых ярких женских качеств. Мы были близки душевно, но, как пара, — день и ночь.

Я оценил и очень привязался, а она была влюблена. Я всерьёз решил быть с ней, а она долго боялась. Я понял: ничего лучшего не найду, и мы поженились. А она долго в это не верила.

Двенадцать лет мы пытались стать по-настоящему близкими людьми. Это значит — понять друг друга так, чтобы ничто не мешало любить. Чтобы никогда не было причин для ссор. И чтобы всегда хотелось быть вместе. Нехилая цель?.. Она оказалась достижимой!

…Впервые я возбух по поводу любви в 23. Ещё студентом был уверен: своими мыслями и чувствами человек должен управлять сам!

Начитавшись в «Студенческом меридиане» плаксивого нытья, типа «я его полюбила, а он меня бро-о-осил!», я разразился рукописным трактатом на 22 страницах.

Сейчас он умещается в две строки: «Вы чё, охренели? Разве может у вас в голове что-то происходить без вашего участия? А вы сами — где?! Хватит валить на другого! Любовь — это ты сам!» Примерно такую пару абзацев тогда и напечатали.

Моя теория была проста: любовь — это абсолютная чистота совести. Отдаёшь всё, что можешь, не обделил, не подвёл, не обманул, не скрыл — будешь чувствовать любовь (как бы, в награду).

Обманул, обделил хоть в чём-то, скрыл хоть крошку — хана, любовь уменьшается (в наказание). Любовь — то есть, к человеку, зверю, вещи, делу — чему угодно.

Отсюда — правило: почувствовал уменьшение любви — ищи, в чём подвёл или ошибся. Исправишь — любовь вернётся.


Эх, как я был близок к истине! Не учитывал только обратной стороны: если партнёру твоя любовь до фени, и тебя в ответ конкретно грохают — не стоит быть грушей для битья. Но, это работало. Тогда, в самое трудное наше время, нас удержала вместе именно эта идея.

Второй трактат о любви — ещё через 10 лет — был уже напечатан на машинке. Момент был ещё тот: гиперинфляция, мы целый год — вдребезги, я уже шабашу на Северах — в общем, почти разбежались.

Но оба понимаем:

а) дети ни в чём не виноваты,

б) у нас просто сорвало и унесло крыши.

Так или иначе, жить надо вместе. И, при любом, раскладе — обязательно в кайф.

Но, как?!? Тут я и нарвался на «Дианетику» — и увидел свой выход. Из Москвы приехал окрылённый: теперь смогу! И всё это — на бумагу, для Тани.

Эссе оказалось не законченным, но читали его с удовольствием и говорили: «ну почему в ЗАГСах это не лежит!?»

Тогда я усвоил: главное для взаимопонимания — общая реальность. Узнать друг о друге всё — до последней нитки, до последнего чужого поцелуя; все скрытые темы, «запретные» чувства и «постыдные» желания.

Увидеть это — единственный шанс принять друг друга настоящими. Или карты на стол — или так и будем чужими. Или быть семьёй — или притворяться. Решили — быть.

Мне было открываться легче — я и так открыт. Тане — труднее. Процесс выздоровления проходил бурно и с осложнениями — но больной выжил!

Пришлось и пореветь белугой, и стенки пободать. Но, в конце концов, пробило. Я увидел, почему мы причиняем друг другу боль. Оказалось — мы не страшные! Мы сами боимся!

И началось всплытие. Дышалось с каждым днём всё легче. Мы научились говорить, договариваться и не оставлять недомолвок.

Вот тут и начался наш реальный медовый месяц — и заканчивать его мы не думаем. Пора делиться опытом, а то дети уже по парам распределяются!




следующая страница >>