prosdo.ru
добавить свой файл
1 2
Формы борьбы и действия антиглобалистов. Хотя антиглобалистское движение во многих своих аспектах выступает как продолжение «новых социальных движений» 1970–1980-х (экологического, гражданского антивоенного, женского, за права меньшинств и т.д.) и в его местных инициативах распространен унаследованный от предшественников принцип «мыслить глобально – действовать локально», крупные публичные демонстрации антиглобалистов во многом выходят за эти рамки. Многие из них ориентированы не столько на конкретное местное действие, сколько на внешнюю зрелищность. Упор в работе движения переносится с локальных проблем и повседневного противостояния существующей системе на своеобразный «протестный туризм» – поездки демонстрантов по всему миру для обличения «нового мирового порядка».


Массовые публичные акции антиглобалистов призваны привлечь внимание мировой общественности к действиям институтов и структур глобального капитализма, а также – и к самому движению. Они носят во многом символический, «раскрученный» характер и зачастую являются частью современного «общества зрелищ». Официальная цель крупных маршей антиглобалистов состоит в том, чтобы воспрепятствовать проведению той или иной встречи представителей международных политических, финансовых, экономических и торговых кругов. Участники выкрикивают лозунги протеста: «Всемирный экономический форум? Закройте его!»; «Капитализм? Нет, спасибо! Закройте ваши чертовы банки!»; «Всемирной торговой организации – нет!». В действительности им редко удается помешать собравшимся политикам и бизнесменам, но многотысячные демонстрации позволяют сохранить дух борьбы и поддерживать поступательный ход движения.

Первая крупная акция антиглобалистов 30 ноября 1999 в Сиэтле (США) была направлена против встречи Всемирной торговой организации. Протестующие пытались блокировать подходы и подъезды к месту ее проведения и сумели помешать ее нормальному запланированному ходу. Акции антиглобалистов натолкнулись на жесткие полицейские репрессии; сотни демонстрантов были арестованы, десятки получили ранения. Некоторые возмущенные протестующие били витрины банков и офисов крупных корпораций. В 2000 последовали новые массовые протесты: против встречи Международного валютного фонда (Вашингтон, 16 апреля), национальных конвенций Республиканской и Демократической партий США (Филадельфия, 29 июля и Лос-Анджелес, 11 августа), Всемирного экономического форума (Мельбурн, 11 сентября), Всемирного банка и Международного валютного фонда (Прага, 26 сентября) и т.д. Власти извлекли урок из столкновений в Сиэтле и стали принимать чрезвычайные меры безопасности. Перед акциями против съезда республиканцев в Филадельфии полиция произвела превентивные аресты ряда организаторов, а во время протестов задерживала всех людей с мобильными телефонами, чтобы нарушить координацию действий. Начали создаваться списки потенциальных участников: им не разрешалось пересекать государственные границы.


Очень быстро выявилось, что среди антиглобалистов существуют значительные разногласия по вопросу о тактике протестов. Умеренные настаивали на строго ненасильственных действиях, в лучшем случае допуская акции блокады и гражданского неповиновения. Более радикально настроенные протестующие стали прибегать к актам саботажа. Разрушая витрины роскошных магазинов и супермаркетов, банков и представительств корпораций, они стремились не только поразить символы глобалзации (такие, как рестораны «Макдональдс»), но и нанести максимальный материальный ущерб истеблишменту. В ходе демонстраций радикалы объединяются в отдельные колонны – так называемый «Черный блок» («Black Block»). Он получил свое название по цвету одежды участников: черных курток, джинсов и масок.

Первоначально в движении предпринимались попытки своеобразного «сосуществования» и даже «разделения труда» между умеренными и радикалами. Так, в Праге в 2000 участники протестов разбились на три группы, которые шли маршем на центр проведения конференции Всемирного банка и МВФ с трех разных направлений. Одна из них («Желтый марш») организовала различные формы гражданского неповиновения, вторая («Розово-серебристый марш») – театрализованные и карнавальные представления, а третья («Синий марш») вступала в насильственные столкновения с полицией, вооруженной дубинками и водяными пушками, и забрасывала ее камнями и булыжниками.

В 2001 протесты антиглобалистов стали еще более масштабными. Десятки, а иногда и сотни тысяч человек принимали участие в выступлениях против инаугурации президента США Дж.Буша (Вашингтон, 20 января), Всемирного экономического форума (Давос, Швейцария, 27 января), встречи по созданию Американской зоны свободной торговли (Квебек, Канада, 20 апреля), встречи лидеров стран Европейского союза (Гётеборг, Швеция, 15 июня) и лидеров восьми важнейших промышленных стран (Генуя, Италия, 20 июля) и др. Для разгона манифестантов применялись слезоточивый газ, шоковые средства, дубинки, водяные пушки, собаки, конные соединения, а иногда и настоящее оружие. При этом мишенью полицейских атак становились не только радикалы, но и мирные манифестанты. В Квебеке власти оградили специально построенной стеной часть города, в которой проходила конференция. От протеста к протесту конфронтация нарастала. Это пугало умеренных лидеров движения. В Гётеборге они попытались даже добиться соглашения с полицией, чтобы обеспечить мирный характер выступлений, но эти усилия не дали результатов.


Наиболее ожесточенными за всю историю антиглобалистских выступлений были протесты в Генуе в июле 2001, которые сопровождались разгромами витрин и офисов «Черным блоком» и беспрецедентными полицейскими расправами над мирными демонстрантами. В результате действий полиции погиб манифестант Карло Джулиани (Carlo Giuliani), сотни были ранены, арестованы и жестоко избиты. Против десятков участников выступлений были возбуждены судебные дела.

События в Генуе обострили противоречия в рядах антиглобалистов. Умеренные лидеры обличали радикалов, обвиняя их в насилии и подрыве движения. Одна из вождей АТТАК Сьюзен Джордж обрушилась на участников «Черного блока», назвав их действия «безответственными», «односторонними» и «недемократическими». «Или мы сумеем объяснить действия полицейских и удержимся от выходок отдельных лиц, или утратим самую большую политическую надежду последних десятилетий..., – заявила она. – Если не гарантировать мирный характер манифестаций, крупные профцентры никогда не присоединятся к нам, наша база будет все более сужаться, нынешнее единство, которое охватывает людей разных возрастов и слоев, рассыплется». Такая позиция вызвала бурю негодования среди радикалов. Крайне левые обвинили умеренных в том, что они стремятся сдержать протесты, сотрудничают с власть имущими и выступают в роли орудия существующей системы.

Официального раскола в антиглобалистском движении не произошло. Но с тех пор все чаще распространяется практика параллельных мероприятий, организуемых различными течениями антиглобалистов.

Выступления антиглобалистов продолжались и в последующие годы. В 2002 крупные марши протеста проводились против встречи лидеров стран Европейского Союза (Барселона, 15 марта, 250 тыс. участников), «Большой Восьмерки» (Канада, 26 июня), Всемирного банка и Международного валютного фонда (Вашингтон, 27 сентября). В 2003 организованы выступления против встречи «восьмерки» в Эвиане, сорвана министерская конференция Всемирной торговой организации в Мексике (Канкун, 14 сентября) и т.д.


После террористического акта в США 11 сентября 2001 и начала американских военных операций в Афганистане и Ираке важнейшим направлением деятельности антиглобалистов становятся антивоенные протесты. Так 20 апреля 2002 была проведена акция в Вашингтоне, а 15 февраля 2003 по призыву антиглобалистов прошли всемирные выступления против войны в Ираке, в которых приняли участие около 12 млн. человек. Новые антивоенные протесты происходили в различных странах в марте и апреле 2003.

В то же время, ход развития антиглобалистского движения доказывает не только потенциал, но и ограниченность возможностей массовых символических акций, направленных на привлечение внимания общественности. Некоторые активисты движения признают недостаточность простых протестов и призывают к «альтернативным» действиям. Большое впечатление на них произвели народные выступления в Аргентине в 2001–2002, сопровождавшиеся массовой народной самоорганизацией в виде квартальных ассамблей, гражданских инициатив, проектов взаимопомощи и т.д. Наоми Клейн, посетившая Аргентину, так озвучила уроки от этого опыта: «Большие манифестации протеста больше ничего не достигают, – заявила она. – Я считаю, что настало время перейти к конкретному действию..., а не только носящему символический характер. Надо стремится оказывать практическое и немедленное воздействие на жизнь населения». Она призвала шире использовать тактику бойкота и гражданского неповиновения: занимать необрабатываемые земли и распахивать их, захватывать и раздавать запасы продовольствия, самовольно подключать к электроснабжению дома, куда не подается электричество, и т.д. Это должно позволить людям, по ее мнению, явочным порядком осуществить свое право на жизнь и самоорганизоваться без государства. Характерно, что эти выводы Н.Клейн приветствовало левое крыло антиглобалистов. Для сторонников глобализации они послужили лишь еще одним свидетельством «экстремизма» антиглобалистов.

МИТИНГ ПРОТЕСТА антиглобалистов в Индонезии

ВЫСТУПЛЕНИЯ канадских антиглобалистов (Оттава)

ПОЛИЦИЯ СИЭТТЛА (США) использует газ при разгоне демонстрации антиглобалистов в центре города.

ДЕМОНСТРАЦИЯ против саммита Большой восьмерки в Хайлигендамме, Германия. 2007

ДЕМОНСТРАЦИЯ антиглобалистов в Генуе, 2001

  Критика и критики антиглобализма. Антиглобалистское движение подвергается критике как со стороны приверженцев неолиберальной модели, так и со стороны противников капитализма из среды более «традиционных» анархистов и марксистов.

Большая часть истеблишмента, официальные политики, экономисты, сторонники неолиберализма и свободной торговли исходят из того, что глобализация и либерализация экономики – это объективный процесс, которому, с их точки зрения, нет альтернативы, а потому рассматривают антиглобалистов либо как консерваторов и реакционеров-утопистов, стремящихся повернуть вспять развитие человечества, либо как прикрытие для подрывных элементов (фундаменталистов, коммунистов, анархистов и т.д.). В этой связи СМИ обличают «неконструктивность» антиглобалистов, их склонность к насилию, а также отсутствие с их стороны детально разработанных альтернативных проектов и сценариев развития. Участники движения, в свою очередь, обвиняют сторонников существующей модели в том, что те служат интересам корпораций и пытаются выдать корпоративные интересы за естественные и объективные процессы.

Напротив, левый спектр критиков антиглобалистского движения считает его слишком разнородным для того, чтобы реально бросить вызов существующей системе. Они упрекают антиглобалистов в идейной неясности, отказе выдвигать программу радикального разрыва с капитализмом, а также в совпадении некоторых лозунгов и требований с националистическими взглядами и рецептами правых сил. Левые радикалы считают реформистские проекты лидеров антиглобалистов (такие как «налог Тобина» и «партиципативную демократию») иллюзорными в рамках существующего общественного строя. «Рассчитывать на введение экономических «санкций» против тех, кто обладает экономической властью, когда происходит беспощадное разрушение «социального государства», могло бы показаться делом благородным и частично даже обоснованным. Но это абсолютно неосуществимо в исторический момент, когда власть имущие отнюдь не благоволят к даже минимальным реформистским предложениям», – писала, например, в 2002 газета итальянских анархистов «Уманита нова» («Umanita nova»).


Пропагандируемую антиглобалистами модель «партиципативной демократии участия» (к примеру ту, что осуществляется в бразильском городе Порту-Алегри) левые оппоненты считают обманом или способом интеграции протестных настроений. Критики указывают на то, что участие гражданских групп в разработке городского бюджета носит лишь совещательный, но не решающий характер, что согласованию с общественностью подлежит лишь небольшая часть бюджета (10–15%). Они напоминают, что этот проект получил поддержку со стороны таких институтов глобализации, как Всемирный банк, а также ряда концернов и корпораций, и утверждают, что он служит для того, чтобы убедить граждан в необходимости сократить расходы на социальные нужды, а также сбить недовольство рабочих и других непривилегированных слоев населения. Известный испанский исследователь социальных движений Франсиско Хосе Куэвас Ноа (Francisco Jose Cuevas Noa) называет модель «демократии участия» ловушкой, которая «институционализирует» движения протеста и обеспечивает их «примирение с реальностью». Он видит в данном проекте стремление истеблишмента придать демократическую видимость своему правлению, «косметическую операцию», которая «осуществляется с помощью привлечения... нескольких известных лиц из различных ассоциаций или создания какого-нибудь небольшого совета участия (социально-экономического, женского, экологического и т.д.), или же с помощью того, что ассоциациям позволяют действовать там, где администрация действовать не может».

Наконец, критику вызывает и сотрудничество части лидеров антиглобалистского движения с истеблишментом и властями. К примеру утверждается, что в 2003 представители АТТАК и другие организаторы Европейского социального форума в Париже получали денежную помощь от французских властей различного уровня. Впрочем, лидеры отрицали любые предположения о том, что при этом была заключена какая-либо политическая сделка.

Антиглобалистское движение в России. Антиглобалистское движение в России находится еще на этапе становления. Первыми установили контакты с антиглобалистскими группами и инициативами за рубежом радикальные экологи из движения «Хранители радуги», которые ежегодно организуют экологические лагеря протеста. С конца 1990-х они принимают участие в деятельности «Глобального действия народов» и считают себя антиглобалистами. В начале 2000-х в различных городах России появились местные отделения АТТАК, созданные по преимуществу активистами небольших троцкистских партий. Другим центром кристаллизации движения стал издающийся с 1991 в Москве социалистический журнал «Альтернативы» (главный редактор – Александр Бузгалин), который много делает для пропаганды идеи «альтернативной глобализации» («альтерглобализма»). Создан русскоязычный сайт «Индимедиа», поддерживаемый преимущественно анархистами и примыкающими к ним активистами. В различных акциях российских антиглобалистов принимают участие небольшие независимые профсоюзы (Сибирская конфедерация труда, «Защита труда», «Соцпроф»), а также некоторые ленинистские группировки. Низовые гражданские инициативные группы, играющие важнейшую роль в антиглобалистском движении за рубежом, в России почти отсутствуют.


Акции, проводимые российскими антиглобалистами, пока немногочисленны, редкие демонстрации протеста собирают более нескольких сотен участников. Активисты российских антиглобалистов принимали участие во Всемирных и Европейских социальных форумах. Летом 2003 в Барнауле был проведен Сибирский социальный форум.

Материалы в Интернете: Morrison Ch. Politische Schwachen der Anpassungspolitik // www.oecd.org/...

Вадим Дамье

ЛИТЕРАТУРА

Giddens A. The Third Way and its Critics. L., 2000
Бек У. Что такое глобализация? (пер. с нем.). М., 2001
Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского» движения. Под ред. А.В.Бузгалина. М., 2002
Дилеммы глобализации. Социумы и цивилизации: иллюзии и риски. М., 2002
Анин В. Еще раз об антиглобализме. Прямое действие. Революционное анархо-синдикалистское издание. М., 2002–2003. № 22
Кто мы такие. Мегафон. Журнал за другую глобализацию. М., 2003. Осень. № 2
Грани глобализации. Трудные вопросы современного развития. М., 2003

Хоффман С. Столкновение глобализаций // Россия в глобальной политике, т.1. М., 2003


<< предыдущая страница