prosdo.ru 1
О современных особенностях этногенеза

Как меня “достает” наивность моих соплеменников. Каждый поет о своем, о девичьем , и никто не понимает, что в последние годы наступила новая фаза в развитии России. Она наступила вовсе не потому, что произошло “полевение” населения, как говорят коммунисты. И не потому, что каким-то неведомым образом, после периода космополитизма наступил период патриотизма, как глубокомысленно говорят всеведующие журналисты, типа Доренко. Все проще. Никаких сказочно-социальных причин здесь нет. Просто Россия вышла из фазы надлома (по Л. Н.Гумилеву) и преодолела депрессию перед входом в инерционную фазу. Национальное самосознание в рамках четко очерченного стереотипа поведения присутствует у любого суперэтноса в любой фазе этногенеза. Оно размывается только при переходе из одной фазы в другую, когда резко меняется доминанта поведения. В остальное время суперэтнос живет, сохраняя национальное сознание в той или иной форме (без этого невозможно его существование) и сломать его очень тяжело. В это время в нем мало “отмороженных” (субпассионариев). К концу каждой фазы их количество увеличивается, подчас до критических пределов. Мы преодолели период в 1-1,5 поколения, период депрессии (период безвременья), когда резко менялась поведенческая доминанта: от стремления к красоте, знаниям, справедливости, истине (фаза надлома) к стремлению к благоустройству без риска для жизни (инерционная фаза). Все проходимцы и беспредельщики начинают уже мешать жить в рамках новой доминанты. Новый стереотип поведения уже устоялся, а вместе с ним вернулся национальный колорит. Большинство жителей России, будь то белые, красные, православные, российские мусульмане, неоязычники, националисты, на самом деле, не слишком сильно отличаются друг от друга. Они имеют приблизительно одинаковую систему ценностей. Во-первых, они хотят жить в суверенном, самостоятельном, самодостаточном государстве, в котором жили их предки. Во-вторых, им безразлично, кому-то больше, кому-то меньше, то, что творится в Европе, Америке или в Папуа-Новой Гвинее, т.е. не у нас. В-третьих, жители России руководствуются определенной системой ценностей, более-менее общей для всех. Я сформулирую, это так (используя православную терминологию): не убий, не укради, не лжесвидетельствуй… Я еще раз подчеркиваю, что я говорю о большинстве, а не об “отмороженном” меньшинстве. Большинство коллективные, семейные, родовые ценности ставит выше личных (такова Россия). Наконец, значительная часть жителей России интуитивно понимает, что в жизни есть ценности выше жизни и смерти. Эти ценности переносятся из фазы в фазу, и это закономерно для этногенеза. Хотя мы сильно отличаемся от русских времен Ивана Грозного или Александра III, но отличие между Зюгановым и Квачковым, Рогозиным и Кара-Мурзой меньше, чем между Стариковым и Сванидзе. Последние, как представители с разных планет. Вроде бы, все. Депрессия пройдена. Этногенез – понятие природное, а посему, объективное. В ближайшие 200-300 лет нас, как суперэтнос, ждет более-менее стабильная жизнь, если только перед своей этнической смертью (по собственной глупости и алчности) нас не втянет Запад в военную авантюру. К сожалению, мы слишком богаты (предки постарались). При этом надо иметь в виду, что личное благополучие и благополучие государства (а тем более суперэтноса) – это разные понятия.