prosdo.ru
добавить свой файл
1

Зодчий Ро положил на Кваренги

Памятник федерального значения у Марсова поля разрушают при попустительстве чиновников


Дом № 4 по Миллионной улице был возведен Доменико Трезини в тридцатых годах XVIII века, а полстолетия спустя перестроен Джакомо Кваренги. Некто Олег Ро не скрывает, что является автором проекта двух мансард, которые пытается взгромоздить на памятник федерального значения.




   О намерении возвести мансарду над квартирой, принадлежащей англичанину Николасу Чарльзу Девереллу Пауналлу (Олег Ро выступает как его доверенное лицо), остальные жители дома узнали в конце прошлого лета. Владельцы квартир на верхних этажах и раньше осваивали чердачное пространство — однако делали это аккуратно, не меняя габаритов здания, не нарушая законов и не тревожа соседей. Однако Николас Пауналл и Олег Ро решили создать два новых объекта недвижимости.
   — К ним нужно было проход обеспечить, — объясняет жительница дома Елена Киселева-Хассинен. — Поэтому в октябре начались работы по установке двух новых лестничных пролетов — для этого в несущие стены вбивали металлические рельсы. А еще до того Олег показал нам справку, подписанную начальником домоуправления № 1 жилкомсервиса № 1 Центрального района Светланой Крус, о том, что собственник квартиры № 19 будет вести за свой счет ремонт кровли. Кровля у нас не текла, но эта справка давала формальный повод ее снять.

   Крыша с части исторического здания «съехала». Так оно и зимовало. Система теплоснабжения, проходящая по чердаку, была разрушена, равно как и вентиляция, идеальный подъезд превратился в руины. На этом фоне исчезнувшие спутниковые тарелки и вырванный с мясом телефонный кабель выглядят мелочью. Зато над квартирой № 19 росли надстройки — на четыре метра выше конька здания. Киселева-Хассинен, живущая под «стройплощадкой», пострадала более других: так, в конце января в результате не согласованных работ на общей теплоцентрали на чердаке лопнули трубы с горячей водой, и в квартире у Елены начался потоп. Понятно, что забрасывать все инстанции письмами с просьбой разобраться с мансардостроителями начала она…

   КГИОП проснулся только к концу зимы. 13 февраля специалисты Комитета по охране памятников зафиксировали, что над частью южного и западного дворовых флигелей дома производятся строительные работы. «Исторические деревянные конструкции (…) и кровельное покрытие (…) разобраны; взамен установлены новые металлические конструкции для устройства дополнительного этажа, в результате конфигурация кровли изменена, существующая отметка конька повышена», — констатировали представители комитета. Но определить, кто именно проводит работы, КГИОП почему-то не смог и мер принимать не стал.
   В марте жильцы отправили письмо Георгию Полтавченко. Запросы губернатору, прокурору, руководству КГИОП отправляли и депутаты ЗакСа, подключившиеся к борьбе за спасение памятника архитектуры. Казалось, что проблема будет решена.
   Так, отвечая депутату Ирине Комоловой, прокурор Центрального района Дмитрий Бурдов сообщил, что материалы проверок направлены в УМВД — для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по ст. 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение памятников истории и культуры». В конце мая такое дело действительно было возбуждено. К этому моменту администрация Центрального района и собственники подали иск по поводу незаконного строительства — их требования поддержал КГИОП.
   И самое главное — государственная жилищная инспекция выдала администрации района предписание — до вынесения судебного решения проконтролировать восстановление чердачного помещения в исходное состояние до 1 июля 2012 года.
   Из ответа вице-губернатора Сергея Козырева на запрос депутатов Алексея Ковалева и Александра Кобринского следовало, что администрация района должна провести служебное расследование и «по его результатам рассмотреть вопрос о соответствии занимаемой должности лиц, не обеспечивших сохранность объекта культурного наследия».

   — В середине июня ко мне обратилась Елена Киселева-Хассинен, — говорит депутат ЗакСа Борис Вишневский. — По ее словам, предписание не было выполнено. Более того, застройщики вернулись на объект и продолжают вести работы…

   …Дворик дома на Миллионной аккуратен и тих. Впрочем, чтобы полюбоваться «творением зодчего Ро», нет нужды входить во двор — одна из мансард прекрасно просматривается с Аптекарского переулка. Столь же замечательно просматриваются и рабочие внутри мансарды, хотя, по предписанию жилищной инспекции, доступ посторонних лиц в чердачные помещения дома должен быть ограничен.
   Пока мы ждем полицию, которая должна зафиксировать сей факт и задержать нарушителей, один из работяг спускается вниз и удирает со двора. Двое его коллег вылезают из мансарды в сопровождении сотрудников органов внутренних дел. Тем временем во двор входит Олег Ро, охотно подтверждающий, что имеет непосредственное отношение к производимым работам.
   — Мы выполняем предписание жилищной инспекции, — спокойно объясняет он. — Видите? Дождь идет, заливает квартиры других жильцов. Поэтому надо настелить кровлю. Именно это нам предписали сделать.
   — Вот документы, посмотрите, — рядом с Ро появилась представитель домоуправления.
   — Но здесь говорится о необходимости снести незаконно возведенные стены? — переспрашиваю я.
   — А в предписании не указано, в каком порядке надо работы проводить, — не моргнув глазом парирует домоуправ.
   То есть можно постелить кровлю, а стены сносить потом.
   Получается, что под видом исполнения предписания жилкомсервис помогает завершить незаконное строительство. Вопрос, почему управляющая компания может позволить себе подобные вольности. Вот тут, пожалуй, и начинается самое интересное…
   — В жилищной инспекции были «не в курсе», что незаконные работы продолжаются, — говорит Борис Вишневский. — Узнав о происходящем, там развели руками: мол, что мы можем сделать? Разве что управляющую компанию оштрафовать… и еще раз обратиться в районную администрацию.

   В отделе по строительству и землепользованию Центрального района также уверены, что работы на объекте не ведутся. При этом сотрудники прекрасно знают, что предписания, касающиеся сноса незаконных сооружений, не выполнены, но никаких мер не предпринимают, а предлагают подождать решения суда.

   В суд посылают жителей и полицейские — подать жалобу на невыполнение предписаний и вынудить управляющую компанию осуществить снос с помощью службы судебных приставов.
   Самое интересное, что Олег Ро тоже апеллирует к будущим судебным решениям, говоря, что снесет свои надстройки только по решению Фемиды. При этом признает, что никаких согласований, дающих право на строительство мансарды, ни у него, ни у его доверителя нет. По версии Ро и его доверителя, виновата в этом фирма, которая должна была построить и узаконить мансарды, но своих обязательств не выполнила. Иск к этой фирме также рассматривается сейчас в суде.
   — Суды — дело не быстрое, пока тянется процесс, они завершат стройку. А прецедентов, когда сносили построенные мансарды, в городе нет, — вздыхает Елена Киселева-Хассинен.
   Логика тех, кто действует в обход закона, понятна. Труднее понять логику тех, кто, по идее, должен закон исполнять и защищать, то есть представителей исполнительной власти, а также прокуратуры и полиции. Оказывается, пресечь незаконные работы на доме-памятнике совершенно невозможно… Получается, что либо властная вертикаль абсолютно неработоспособна, либо (и так считают жители) незаконная стройка находится под покровительством чиновников.
   Однако если мы рискнем согласиться с жителями и предположить корыстные мотивы, то по новому закону о клевете можем быть оштрафованы на сумму до пяти миллионов рублей. Это в десять раз больше, чем максимальный штраф, который может быть наложен на мансардостроителей в случае, если уголовное дело по 243-й статье УК будет доведено до суда…

Виктория РАБОТНОВА, фото автора