prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 22 23


Питер Мейл

Марсельская авантюра





Памяти Алана Шевалье, хорошего друга, который делал такое чудесное вино







1



Шок, как правило, сковывает. Особенно если он вызван появлением человека, из погреба которого вы совсем недавно украли коллекцию вин общей стоимостью три миллиона долларов. Сэм Левитт почувствовал легкий озноб и плотнее закутался в махровый халат, накинутый на тело, еще влажное после утреннего заплыва в бассейне отеля «Шато Мармон».

— Вот, выпейте. — Безупречно одетый, загорелый человек, сидящий напротив, улыбнулся и пододвинул к нему чашечку кофе. — Согреетесь, потом и поговорим.

Откинувшись на спинку стула, он благодушно наблюдал, как Сэм чуть ли не залпом выпил первую, долгожданную чашку, а за ней и вторую, которая потребовалась, скорее всего, для того, чтобы выиграть время и собраться с мыслями.

За столом напротив Сэма Левитта сидел Франсис «Сису» Ребуль. Последний раз они беседовали за бокалом шампанского в принадлежащем Ребулю дворце Фаро, из окон которого открывался захватывающий вид на Марсель и Средиземное море. Тогда по заданию крупной страховой компании Сэм разыскивал партию драгоценного винтажного бордо, украденную из погреба Дэнни Рота, голливудского адвоката, питавшего слабость к хорошим винам. Поиск, начавшийся в Лос-Анджелесе, привел его в Париж, потом в Бордо и, наконец, в Марсель, где в огромном погребе миллиардера Франсиса Ребуля он и обнаружил пропавшие бутылки. Сэм, всегда предпочитавший быстрые и решительные действия долгим переговорам с местными властями, просто выкрал вино, чтобы вернуть в Лос-Анджелес законному владельцу, и наивно полагал, что этим дело и кончится. Работа была выполнена чисто и аккуратно, и вряд ли потерпевший стал бы жаловаться в полицию. Однако теперь жертва собственной персоной сидела перед ним в Лос-Анджелесе, в патио отеля «Шато Мармон» и вела себя так, словно из разряда добрых знакомых собиралась перейти в число близких друзей.


— Возможно, следовало предупредить вас заранее, — пожал плечами Ребуль, — но я прилетел только вчера вечером, а сегодня утром решил не упускать возможности и поприветствовать вас. — Он достал из кармана пиджака карточку и подтолкнул ее к Сэму. — Узнаете? Вы оставили мне этот маленький сувенир во время нашей предыдущей встречи.

Сэму хватило беглого взгляда, чтобы узнать свою визитку.

— Ну что ж, мистер Ребуль…

— Прошу вас, — взмахом руки остановил его тот, — зовите меня Франсисом, а я буду называть вас Сэмом. Так гораздо уютнее. — Он улыбнулся, словно эта формулировка его позабавила. — Не стану зря тратить ваше время и сразу перейду к делу. — Допив остаток кофе, он одним движением наманикюренного пальца отодвинул в сторону чашку с блюдцем. — Собственно, в Калифорнию я прилетел именно для того, чтобы увидеться с вами.

Ребуль сделал небольшую паузу и заговорщицки подмигнул Сэму.

— Видите ли, в Марселе у меня возникла довольно сложная ситуация, разрешить которую сможет только человек — предпочтительно американец, как вы сами вскоре поймете, — наделенный особыми и довольно редкими талантами. Судя по нашей предыдущей встрече, вы идеально подошли бы для этой работы. Как вы посмотрите на то, чтобы провести несколько недель в Марселе? Сезон сейчас самый благоприятный: летняя жара пока не наступила, и я со своей стороны сделаю все, чтобы ваше пребывание там стало максимально комфортным и, разумеется, крайне привлекательным с финансовой точки зрения.

Какое-то время в душе Сэма подозрительность боролась с любопытством, и последнее в итоге взяло верх.

— Дайте-ка я попробую догадаться. — Теперь уже Сэм подмигнул Ребулю. — Если я правильно понял, вы имеете в виду что-то не вполне законное?


Ребуль слегка нахмурился и покачал головой так, словно предположение Сэма было несколько неприличным.

— Вопрос законности или незаконности — один из самых сложных. Если бы разница между этими понятиями была более очевидной, большинство юристов остались бы без работы, что, кстати, совсем неплохо. Но успокойтесь, дорогой Сэм: я не предлагаю вам ничего незаконного — всего лишь маленький безобидный обман, и, учитывая то, как вы успе[1] как говорят у нас в Марселе.

Взгляд Ребуля вдруг сместился с лица Сэма за его спину.

— Как приятно, — сказал он, поспешно приглаживая волосы и поднимаясь со стула. — У нас гостья.

Сэм обернулся и увидел, что к их столику приближается Элена Моралес, одетая, как она сама ее называла, в «униформу для общения с клиентами»: черный костюм, черные высокие шпильки и плоский черный портфель. Образ безупречной деловой женщины смягчала только узкая полоска черного кружева, заметная в вырезе жакета.

Подойдя вплотную к Сэму, Элена остановилась и сердито постучала по циферблату своих часов.

— У тебя уже начался уик-энд? Или ты забыл, что у нас назначена встреча?

— Ах да! — спохватился Сэм. — Точно, встреча. Дай мне пять минут, чтобы переодеться. — Он вспомнил о стоящем за его спиной Ребуле. — Элена, это мистер Ребуль.

Она улыбнулась и протянула руку.

— Из Марселя, — добавил Сэм.

Ребуль взял протянутую руку так, словно это была хрупкая драгоценность, ловко наклонился и поцеловал ее.

[2] — проговорил он и поцеловал руку еще раз.


Сэм почувствовал сильное желание напомнить Ребулю, что с набитым ртом лучше помалкивать.

— Прошу меня извинить, — сказал он вместо этого. — Я только поднимусь к себе, натяну свой бронежилет и сразу же вернусь.

Ребуль уже отодвигал для Элены стул.

— Счастлив познакомиться с вами. Простите, что задержал Сэма, но, кажется, я застал его врасплох, и он немного растерялся. Последний раз мы встречались в Марселе, и он, наверное, не ожидал увидеть меня вновь.

— Уверена в этом. Я знаю, что произошло в Марселе, Сэм рассказал мне. Собственно, я и предложила ему эту работу. Я сотрудник страховой компании «Нокс».

— Так вы вместе работаете?

— Время от времени. К тому же мы… большие друзья. Вы понимаете, о чем я?

Глаза Ребуля блеснули.

— Он счастливчик! Тогда, надеюсь, вы поможете уговорить его немного поработать на меня. А еще лучше, приезжайте вместе с ним. — Он погладил ее лежащую на столе руку. — Это доставило бы мне огромное удовольствие.

Элена понимала, что Ребуль изо всех сил пытается произвести на нее впечатление, и ей это льстило.

— И куда вы хотите его послать?

— В Марсель. Это удивительный город. Позвольте, я расскажу вам о нем?

Когда Сэм, уже в костюме и галстуке, подошел к столику, Ребуль и Элена были погружены в оживленную беседу. Теперь пришла его очередь строго постукивать по циферблату.

Элена окинула его взглядом и усмехнулась:


— Очень представительно. Жаль только, что ты забыл надеть носки. Ладно, это неважно, пора ехать. Где ты оставил машину? — Она повернулась к Ребулю. — Значит, увидимся вечером? В ресторане, в половине восьмого?

— Буду считать минуты, — галантно кивнув, ответил француз.

Сэм открыл рот, только когда их машина влилась в автомобильный поток на бульваре Сансет.

— Так что вы там говорили про вечер?

— Ребуль приглашает нас на ужин, чтобы посвятить в детали работы.

— Нас?

— Он предложил мне поехать в Марсель. И я, кажется, не против. На самом деле я очень этого хочу. У меня скопилась куча неиспользованных отпусков, и я ни разу не была на юге Франции, а в Марселе…

— …это самое приятное время года, — закончил за нее фразу Сэм и взял влево, чтобы обогнать маячащий перед ними неповоротливый розовый «хаммер». — Да, Ребуль времени зря не теряет.

— Он славный. И настоящий джентльмен. Знаешь, мне еще никогда в жизни не целовали руку.

— Потому что в США это противоречит нормам безопасности и гигиены, — вздохнул Сэм.

Ему было отлично известно, что воля у Элены воистину железная и, если она уже приняла решение, отговаривать бесполезно. И стоит признать, в ее присутствии работать ему будет гораздо приятнее. Если он вообще согласится взяться за эту самую работу.

А пока им предстояла встреча, которая уж точно не сулила ничего приятного. В данный момент они направлялись к Дэнни Роту, чтобы подчистить последние хвосты в деле о краже и возвращении адвокату партии вина, а также получить причитающийся Сэму внушительный гонорар, который в равных долях выплачивали ему «Нокс» и Рот. Сумма была зафиксирована в договоре, но Сэм не сомневался, что просто так адвокат с деньгами не расстанется: в лучшем случае их ожидало нескрываемое недовольство, а скорее всего — категорический и яростный отказ.


Сэм затормозил у огромного стеклянного куба, в котором располагалась штаб-квартира компании «Рот и партнеры» (партнерами были мать Рота и его бухгалтер), и заглушил двигатель.

— Ты готова? — Он повернулся к Элен. — Здесь тебе руки целовать не будут.

В приемной их встретила секретарша Рота — высокая, надменная и довольно бестолковая Сесилия Вольпе, которую Рот держал только потому, что ее отец, Майрон Вольпе, был одним из тех могущественных, хоть и мало известных людей, которые из-за кулис управляют делами всего Голливуда.

Чуть покачиваясь на четырехдюймовых каблуках, Сесилия сделала несколько шагов навстречу посетителям, откинула с глаз золотистую челку, явно для того, чтобы получше рассмотреть наряд Элены, и одобрительно кивнула:

— Славные туфельки. Лубутен? — Тут она, видимо, вспомнила о своих профессиональных обязанностях и строго сообщила: — Мистер Рот очень занят сегодня. Вы не отнимите у него много времени?

— Ровно столько, сколько требуется для того, чтобы выписать чек, — усмехнулся Сэм.

Немного подумав, Сесилия решила, что это все-таки шутка, и улыбнулась ему, продемонстрировав два ряда восхитительных коронок стоимостью в несколько тысяч долларов.

— Следуйте за мной, — сказала она и прошествовала вперед по коридору, дав посетителям шанс полюбоваться парой идеально накаченных ягодиц, живущих под узкой юбкой своей собственной жизнью. Сэм зачарованно уставился на них, но ему в ребра тут же вонзился локоть Элены.

— Думай о работе, Сэм, и держи язык за зубами.

Сесилия распахнула перед ними дверь в кабинет Рота. Адвокат сидел к ним спиной, и его лысина сверкала в лучах заливающего комнату солнца. Услышав шаги, он развернулся в кресле, оторвал от уха телефон и поднял на вошедших недружелюбный взгляд.


— Надеюсь, вы ненадолго?

— Я тоже надеюсь, мистер Рот. — Элена села на стул и достала из портфеля несколько документов. — Я знаю, у вас сегодня много дел, но нам необходимо прояснить несколько моментов.

— А он что здесь делает? — не глядя, лишь качнув головой в сторону Сэма, спросил Рот.

— Я? — удивился Сэм. — Я пришел, чтобы получить свой чек.

На лице Рота появилось выражение удивления и обиды.

— Чек? Какой чек? Может, вам еще и медаль вручить?

— Гонорар лицу, вернувшему украденное, мистер Рот, — вздохнула Элена. — Посмотрите, он оговорен в страховом соглашении.

После этого в течение двух часов Рот строчка за строчкой перечитывал договор, яростно оспаривал каждый пункт и пару раз, казалось, был близок к апоплексическому удару.

Когда все наконец закончилось, Сесилия, вызванная для того, чтобы проводить посетителей к лифту, восхищенно выдохнула:

— Вот это да! Он ни с кем не сидит так долго! Похоже, вы, ребята, ему действительно понравились.

В машине Элена первым делом включила кондиционер и устало откинулась на спинку сиденья.

— Если мне и требовался еще один предлог для отпуска, я его только что получила. Не человек, а чудовище. Знаешь, мне все больше и больше хочется в Марсель.

— Хорошо, но сначала надо узнать, что предлагает Ребуль.

— Даже и не думай отказываться. Я выкручу тебе одну руку, он другую, и вдвоем мы как-нибудь справимся. — Она потянулась к Сэму и чмокнула его в ухо. — Сопротивление бесполезно.








2



Элена и Сэм торопливо шли по коридору к лифту. Они уже опаздывали в ресторан отеля «Шато Мармон», где их ждал Франсис Ребуль.

Задержало их честолюбивое желание Элены доказать Ребулю, что на этом свете не только француженки умеют эффектно себя подать. После нескольких примерок и длительных раздумий она выбрала идеально подходящее к случаю платье: черное, облегающее и короткое.

[3] мисс Моралес, задержалась там на мгновение и спустилась еще ниже.

— Элена, — осторожно спросил он, — а под платьем у тебя что-нибудь надето?


следующая страница >>