prosdo.ru 1 2 ... 4 5


Юрий Трофименко


О фашизме

по существу


Мариуполь, 2013 г.


СОДЕРЖАНИЕ









стр.




ПРЕДИСЛОВИЕ

3




ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗАМЕЧАНИЕ

4

1

КОГО СЕГОДНЯ НАЗЫВАЮТ ФАШИСТАМИ

5

2

ФАШИЗМ В ИТАЛИИ

6

2.1

Предпосылки возникновения фашизма

6

2.2

Формирование фашизма

7

2.3

Развитие фашистского государства и его поражение

10

3

СУЩНОСТЬ И ПОНЯТИЕ ФАШИЗМА

13

4

ЯВЛЕНИЕ ФАШИЗМА В ХХ ВЕКЕ В ДРУГИХ СТРАНАХ ПОМИМО ИТАЛИИ

16


4.1

Германия и ее сателлиты в период правления Адольфа Гитлера

16

4.2

Испания под началом генерала Франко

23

4.3

Япония в 1930-1940-е гг.

26

4.4

Великобритания и США в ХХ веке: отмененный внутренний фашизм и «фашизм на экспорт»

27

4.5

Зачатки фашизма в Российской империи. Победа СССР в борьбе с внутренним и внешним фашизмом

28

5

ФАШИЗМ В ХХI ВЕКЕ?

30




ЗАКЛЮЧЕНИЕ

32




ПЕРЕЧЕНЬ ССЫЛОК

34


ПРЕДИСЛОВИЕ

Размышлять о чем-либо, уточнять, а тем более – глубоко исследовать – дело благодарное только тогда, когда предмет значим для настоящего момента. История полезна тем, что она изучает настоящее как результат предшествующего развития. На этом пути можно забрести в дремучие дебри седой старины, но при положительном результате мы обязательно возвратимся оттуда с выводами для дня сегодняшнего и завтрашнего.


Актуальна ли тема фашизма? Некоторые считают, что фашизм был раз и навсегда побежден в 1945 году, когда пал Третий Рейх. Другие сетуют, что сегодня набирают популярность, плодятся и растут многочисленные фашистские движения. Что же из этого следует для рабочих: успокоиться и мирно отмечать День Победы в Великой Отечественной войне или бить в набат, предпринимать экстренные контрмеры? Придется рискнуть, окунуться в историю, получить понятие фашизма, проверить его наличие и перспективы в современном обществе. Только итоги этих изысканий покажут, нужная ли работа была проделана.

ТЕХНИЧЕСКОЕ ЗАМЕЧАНИЕ
Ссылки на первоисточники с указанием номеров страниц имеют формат:
[х, у],
где х – номер источника в списке;

у – номер страницы в тексте соответствующего источника.
Если ссылка указывает на первоисточник в целом, без уточнения номеров страниц, то она имеет формат:
[х],
где х – номер источника в списке.


  1. КОГО СЕГОДНЯ НАЗЫВАЮТ ФАШИСТАМИ


В среде современной буржуазной интеллигенции давненько бытует утверждение, что фашизм – единичное явление, наблюдавшееся в Италии в 1922-1943 гг. Основной довод: «Только Муссолини называл свою партию фашистской. В Германии был национал-социализм, в Испании – традиционализм, и т.д., но не фашизм». Неубедительно получается: в беседе со следователем преступники тоже называют себя невиновными, военные агрессоры блока НАТО называют себя сеятелями мира и демократии. Для особо дотошных буржуазные профессора проводят поверхностное сравнение общественных устройств и идеологий в государствах, подозреваемых в фашизме, и делают быстрые выводы. Национал-социализм, говорят они, – не фашизм, первый зиждется на идее о качественном превосходстве одной расы над другими, второй – на идее сплочения нации для восстановления древней империи. А вдруг из этого сравнения ускользнула сущность, общая для некоторых или для всех «подозреваемых»?

Во времена СССР было принято называть Третий Рейх фашистским. Участников националистических движений, принимавших участие в Великой Отечественной войне и воевавших против СССР, называли пособниками фашистов. Что это: случайно приклеившееся словцо или верное видение под вывесками радикального национализма и национал-социализма фашистской сущности?


Современные националисты придерживаются первой, профессорской версии, а левые – в основном второй, советской. Цели националистов здесь – оправдать себя и своих предшественников, проводя разделительную черту между фашизмом и нацизмом, нацизмом и национализмом и т.п. Цели левых – заклеймить своих оппонентов недобрым и подсудным званием «фашисты».

Обе стороны спора сходятся на том, что фашизм имел в истории место и присутствовал в Италии с 1922 по 1943 год в качестве государственной идеологии и общественного устройства. Этот кусочек истории мы и рассмотрим для начала.


  1. ФАШИЗМ В ИТАЛИИ


2.1 Предпосылки возникновения фашизма
Предыстория итальянского фашизма начинается с последствий Первой мировой войны. Война эта была первой крупной схваткой эпохи империализма – высшей стадии развития капитализма. Отныне государства-чемпионы конкуренции в глобальной буржуазной системе стали заложниками неотвратимой периодической необходимости схваток не на жизнь, а на смерть. Каждый новый кризис, каждая новая война лишь временно снимают напряженность ценой чудовищных жертв. Окончание Первой мировой войны стало вынужденным перемирием в связи с истощением ресурсов обеих сторон конфликта и незначительным перевесом одной из сторон, в награду за который последняя получила территории и ресурсы.

В годы войны и после нее трудящиеся каждого из враждующих государств подверглись продолжительной череде бедствий. Солдаты и офицеры проигравшей стороны не могли смириться с безрезультативностью испытанных ими страданий и лишений, они жаждали реванша. Военные со стороны победителей вошли во вкус и подумывали об очередных захватнических кампаниях. Пострадавшие от империалистической войны классы мелкой буржуазии и пролетариата заразились идеей продолжения вооруженной борьбы за интересы, прямо противоположные своим классовым интересам. Они надеялись, что в результате продолжения войны их государство займет более выгодное, а то и главенствующее положение в мировой системе, тогда и им перепадет.


Вместо желанных агрессивных действий либерально-буржуазные правительства проигравших смирились с позорным положением своих государств. Правительства победившей стороны боялись в случае новой войны «подавиться» новым «куском» добычи или окончательно исчерпав ресурсы поменяться ролями с проигравшими. Изнутри каждое государство подтачивали последствия необузданной буржуазной конкуренции. Ростовщики устроили себе пир во время чумы: в их услугах нуждались все, от рабочей и крестьянской бедноты до хозяев военной промышленности. Дешевая рабочая сила, хлынувшая из стран-колоний начала вытеснять коренное население с рабочих мест. Вместе с иностранцами пришли чуждые культуры, неприемлемые для консервативной части населения Западной Европы. Патриотически настроенные массы раздражал также взлет левого рабочего движения, грозившего революциями и пролетарским интернационализмом. Победа левых поставила бы жирный крест на имперских замашках, на всем старом жизненном укладе.

Италия сначала была натравлена Антантой на Австро-Венгрию, но вскоре ее войска были вынуждены отступать под натиском контрудара. Когда итальянцы при поддержке союзников вернули свои позиции и получили возможность расправы над врагом, наступило перемирие. Италия не получила всех ожидаемых трофеев, а дома демобилизованных встречали без почестей. В сердцах итальянских военных затаилась злоба на врагов, союзников и на собственное слишком гуманное правительство. Вот как эту ситуацию описал будущий Дуче:

«Мы испытывали унижение, видя знамена своих славных полков, возвратившихся домой не под радостные возгласы приветствия, без проявлений теплого одобрения и симпатии, заслуженных теми, кто пришел с великой войны победителем… Фьюме, принесенный в жертву город, чьи жители отчаянно взывали к Италии во всех манифестациях на площадях, посылали просительные миссии в адрес наших военных чинов, был оккупирован корпусами интернациональных частей. Мы могли вот-вот потерять еще один военный трофей — австрийский флот (…) В начале 1919 года Италия, возглавляемая такими политиками, как Нитти и Альбертини Сальвемини, имела единственное известное мне всепоглощающее стремление — уничтожить все достижения нашей победоносной борьбы. Она была предана одной идее, которая заключалась в отказе от новых границ и территориального расширения нации. Она забыла о наших шестистах тысячах погибших и миллионе искалеченных и раненых. Она попусту растратила пролитую ими благородную кровь. Лидеры стремились удовлетворить иностранные импульсы сомнительного происхождения и смешанные с ядом доктрины. Эти попытки совершить матереубийство своей родины подстрекались итальянцами с извращенным умом и профессиональными социалистами. Позднее по отношению к ним фашистская революция проявила столько терпимости, что это могло быть расценено как наивысшее благородство». [1, 20]


Представителем какого политического направления был Бенито Муссолини в момент основания фашизма? Он был социалистом, но каким социалистом? «Национальным». В этом смысле социализм означает преодоление проблем буржуазного государства якобы на благо всей нации. Необходимо сотрудничество всех классов внутри нации для разрешения государственных проблем – внутренних и внешних. Но классовое примирение «на общее благо» принципиально невозможно. Коренные интересы нации буржуазного государства – интересы далеко не всех слоев, ее составляющих. Это интересы, прежде всего крупнейших капиталистов, выдаваемые за стремление к «общему благу».

В предвоенные годы Муссолини выступал за интересы пролетариата с позиций интернационализма, антиклерикализма, революционности. Он был публицистом и редактором социалистической газеты «Аванти», на страницах которой критиковал оппортунизм, националистический уклон, призывал к немедленной революции, называл весь класс буржуа врагами трудового народа. Сам Муссолини уклонялся от призыва в армию и другим советовал то же самое, за что был арестован. На взгляды будущего Дуче огромное влияние оказывали перипетии собственной судьбы. С детства он был индивидуалистом, холериком и садистом. Избить или изнасиловать для юного Муссолини было обычным делом. Однажды, работая батраком, он так голодал, что выхватил еду у богачей прямо со стола. Война перевернула его политические воззрения с ног на голову. Сначала Муссолини как социалиста подкупило совершенно неверно понятое высказывание Маркса: "за войной обычно следует социальная революция". [2, 13] После того, как он выступил с соображениями в пользу войны на собрании соцпартии и был изгнан из ее рядов, его стали поддерживать итальянские националисты. На волне отчаяния и озлобления Муссолини превратился в анти-социалиста. Когда он поправился после тяжелого осколочного ранения, полученного на фронте, то уже имел план организации собственного политического движения – антилиберального и антикоммунистического.

2.2 Формирование фашизма
В годы Первой Мировой войны лидер русских коммунистов Владимир Ульянов-Ленин призывал солдат (набранных из рабочих и крестьян) всех воюющих государств обратить штыки против собственных буржуазных правительств, перевести империалистическую войну в войну гражданскую. Призыв был взят на вооружение только русскими солдатами. Военные же Германии, напротив, не поддержали социалистическую революцию у себя на родине, а после войны жестоко подавили ее вспышку. Профсоюзы и левые партии Западной Европы, представленные во Втором Интернационале, выдвинули предательские лозунги «классового мира» и «защиты отечества» (то есть буржуазного, империалистического отечества).

Итальянская соцпартия стояла на позиции государственного нейтралитета в Первой Мировой войне, а позднее сама придерживалась нейтралитета по данному вопросу. Лишь немногочисленные крайние левые настойчиво требовали мира.

После окончания войны западноевропейские левые вновь не смогли воспользоваться моментом для свержения буржуазных правительств и установления диктатуры пролетариата. Все чаще проводились бессмысленные демонстрации, вспыхивали бунты, побоища под вывеской «борьбы с буржуазией».

Либерально-буржуазные правительства едва контролировали ситуацию. Короли играли роль формальных правителей и ничего поделать не могли. В Италии Муссолини решил пресечь весь этот хаос. В 1919 году он основал милитаристскую организацию – Итальянское фашистское ополчение. Слово «фашистское» означало прочный союз единомышленников, «пучок» (символ был позаимствован из истории Римской империи). Пункты первой программы были такими:

«(…) со всем усердием приняться за удовлетворение материальных и моральных требований, что будут выдвинуты ассоциациями тех, кто был на фронтах сражений … противостоять силам иностранного империализма, угрожающим свободе Италии … добиться стабильности на границах между Альпами и Адриатикой с требованиями аннексии для Фьюме и Далмации (…) В третьей декларации говорилось о выборах, которые планировалось провести в ближайшем будущем. (…) В каждом из больших городов корреспондент «Пополо ди Италья» станет организатором секции фашистского ополчения с тем расчетом, что каждая такая группа должна стать центром фашистских идеалов, работы и действия». [1, 23]


В среде итальянских военных усиливались захватнические настроения, переросшие в 1919 году в попытку силовой аннексии земель, которые, по их мнению, были исконно итальянскими. Мятеж во Фьюме возглавил психически неуравновешенный поэт и вояка Габриэле Д’Аннунцио. Либерально-буржуазное правительство противостояло этой попытке, фашисты поддерживали ее, но только на словах, не принимая пока что активного участия.

Муссолини решает перехватить управление государством путем участия в парламентских выборах: «Выборы, выборы и только выборы! — думал я. — Это единственная возможность совершить переворот в итальянском парламенте!» [1, 25] Был учрежден избирательный комитет, проведены агитационные митинги. Фашисты проиграли эти выборы. Симпатии народа оказались на стороне социалистов, 150 депутатов от их партии прошли в парламент. Капиталисты пошли на незначительные уступки рабочим. Но Муссолини верно подметил о социалистах, что «Они сами испугались своего внезапного успеха». [1, 27] Вместо революции и начала строительства социалистической республики левые были поглощены массовыми празднествами под красными знаменами. Проблемы Италии тем временем никуда не исчезали. Государство оставалось либерально-буржуазным и вплотную приблизилось к полному краху.

В 1920 году забастовки и стачки истощали промышленность, буржуа рисковали потерять контроль над средствами транспортного сообщения и связи. Рабочие начали захватывать фабрики и заводы, создавать советы по образцу Советской России. В ноябре 1920 года левые собирались провести торжественные манифестации, и тут фашисты взялись за оружие.

Незадолго до этих событий фашистские отряды уже опробовали свои силы в сельской местности. Помещики и их представители в итальянском парламенте были рады такой деятельности бандитов-чернорубашечников (подавление крестьянских восстаний, разгром аграрных коммун). Фашисты играли роль неофициальных карательных отрядов аграрной буржуазии. Теперь они добрались до городов. В Болонье и Ферраре они устроили массовые кровавые побоища, после которых многие итальянцы стали бояться поддерживать левых и идти против фашизма. Социалистическая партия так и не смогла в полной мере возглавить рабочее восстание, превратить его в социалистическую революцию. Итальянские левые оказались не способными окончательно вырвать страну из лап буржуазии, основать и защитить социалистическую республику. Либерально-буржуазное правительство окончательно обессилело и больше ничем не могло управлять. Парламентские представители буржуазии готовы были сложить свои полномочия в пользу тех, кто сможет разрешить тяжелейший кризис и покончить с левым движением. В решающий момент левые проявили неорганизованность, отсутствие четкого, научно обоснованного революционного плана.


В 1921 году фашисты, почувствовавшие свою безнаказанность, устроили кровавую баню по всей Италии. Королевские вооруженные силы не предпринимали ничего против распространения фашистского террора. Вооруженное сопротивление крестьян и рабочих фашистам напротив, систематически подавлялось.

Политическая система Италии впала в состояние комы, руководители государства сменяли друг друга с молниеносной быстротой. Дошло до того, что никто из либерально-буржуазных политиков не хотел брать на себя управление. Рабочие, ведомые анархистами, социалистической и коммунистической партиями так и не создали альтернативную, советскую организацию, и не могли взять власть. В 1922 году фашисты систематически подавляли забастовки и стачки, разгромили редакцию социалистической газеты, начали расправы над левыми активистами. И на этот раз никакого наказания со стороны власти за эти преступления не последовало – фашизм был нужен агонизирующей буржуазии как воздух.

В октябре 1922 года фашисты занялись захватами стратегических государственных объектов, королевская армия оказывала им слабое (практически нулевое) сопротивление. Следуя призыву Дуче, чернорубашечники двинулись на Рим под предводительством четырех полководцев. Сам Муссолини наблюдал за развитием событий с некоторой дистанции, опасаясь провала и ареста.

Король Италии принял решение о добровольной передаче государственной власти фашистам. 29 октября он сам назначил Муссолини премьер-министром. 30 октября в Рим вошли вооруженные фашистские отряды, собранные со всей Италии. Правительство было сформировано из фашистов и националистов других буржуазных партий. Фашистские головорезы превратились в официальную полицию.

Итальянская буржуазия поддержала фашистов потому, что не могла справиться демократическими методами с затянувшимся кризисом, не могла самостоятельно решительно подавить выступления левых рабочих.

Король Италии поддержал фашистов потому, что был в ужасе от вестей из Советской России: бывшего царя Николая Второго расстреляли со всей семьей. Верующие Италии во главе с Папой Римским занялись прославлением Муссолини и сотрудничеством с фашистами, так как красная революция покончила бы с клерикальной системой.


Когда в Германии началась дискриминация, а затем истребление евреев, итальянские евреи-банкиры также примкнули к фашистам, чтобы показать себя патриотами Италии, друзьями фашизма, обезопасить себя от расправы.

Мировые воротилы капитализма были напуганы победой большевиков в России и угрозой победы западноевропейских коммунистов, поэтому лояльно отнеслись к итальянскому фашизму.

Всемирно известные политические деятели восхваляли Дуче и его движение.

«Благодаря своему характеру и взгляду на мир Ганди всегда видел в розовом свете поступки и мотивы поступков всех людей. Он расхвалил Муссолини, так же как впоследствии похвалил Гитлера, как человека с самыми добрыми помыслами, который по мере своих сил и возможностей старается выполнить миссию, возложенную на него Богом». [3, 468]

«У. Черчилль провел неделю в Риме в гостях у Муссолини. О своих впечатлениях он сообщил на пресс-конференции: «Я не мог не быть очарованным, как многие другие, синьором Муссолини... Если бы я был итальянцем, то я убежден, что сначала до конца был бы всем сердцем в вашей победоносной борьбе против... ленинизма... С точки зрения внешней политики фашизм оказал услугу всему миру... Он является необходимым противоядием русскому яду. Теперь все великие державы будут иметь в своем распоряжении в случае необходимости крайние средства защиты»». [4, 7]

Левые рабочие Италии были дезорганизованы и отступили перед фашизмом.

Какие же антикризисные меры были приняты итальянскими фашистами? Во внешней политике – переговоры о мирном сотрудничестве с крупными буржуазными государствами, неприсоединение к альянсам. По отношению к африканским колониям – жестокое силовое подавление национально-освободительных движений и создание благоприятных условий для обогащения капиталистов.

В самой Италии были вознаграждены ветераны войны и их семьи, объявлена «битва за урожай», осуществлены осушение болот и строительство качественных автомобильных дорог. Восстанавливались пришедшая в упадок железная дорога и флот. Развивались авиация и автомобилестроение. Пролетарии получили долгожданное сокращение длительности рабочего дня до 8 часов (правда, с лазейками в законе для того, чтобы не обидеть и буржуев). Проводились расследования случаев коррупции, чрезмерной «недобросовестной» спекуляции, уклонения от уплаты налогов. Для «честных» буржуа было облегчено налоговое бремя. Отрасли производства объединились в корпорации, согласовавшие свою деятельность с фашистами. Была проведена акция «Золото для Родины»: итальянцы обменивали золотые кольца на стальные. Курс национальной валюты – лиры – стабилизировался. Уровень безработицы снизился в несколько раз. Некоторые внешние долги Италии были прощены, начали поступать иностранные инвестиции.

Мафия была формально запрещена, но главари банд просто затаились до лучших времен.

следующая страница >>