prosdo.ru
добавить свой файл
1

Проблема бездомных животных в Украине: как ее можно решить

Иллюстрация http://zoodrug.ua/

Бездомные животные – одно из самых болезненных наследий, оставленных «гуманным» советским государством. Ни для кого не секрет, что с уличными собачонками и кошками никто не церемонился. Но как дела с защитой животных обстоят в Украине сейчас?


Как это было: гицели набрасывали на несчастных сетки, потом, схватив за что попало, металлическими клещами забрасывали в будку машины, везли на живодерку в Пирогово, и там окровавленный «живой мусор» сбрасывали в контейнеры. Тех, кто был еще жив, добивали палками. Мы об этом не знали. Или не хотели знать. Животных отлавливали рано утром, когда добропорядочные граждане еще спали. Так берегли нашу мораль. А что с забитыми собачонками делали дальше – мы старались не думать об этом.

Лидия Дробинская, балерина Киевского театра оперы и балета им. Шевченко, первой попыталась обратить внимание общественности на зверства, творящиеся в «утильцеху» в поселке Пирогово. Она сумела проникнуть на территорию и снять фотоаппаратом жуткие сцены убийств ничейных бобиков и мурок. Но в 70-х годах вынести это на широкую публику было невозможно.

А вот фильм, снятый через 20 лет в том же Пирогово Тамарой Тарнавской, Кристианом Яначем, Кристал Шехтл, Анжеликой Комаровой и другими зоозащитниками, вздыбил Европу. И под давлением общественности (мэры городов-побратимов Киева заявили, что в знак протеста официально разорвут с нашей столицей всякие отношения) тогдашний городской голова Александр Омельченко закрыл «фабрику смерти» в Пирогово, отдав приют обществу защиты животных «SOS». Правда, проблему регуляции численности беспризорников никто так и не решил, поэтому тут же открыли новый пункт по уничтожению «живого мусора» – в пгт Бородянка.

Жить стало лучше, жить стало веселее…

Надо признать: методы борьбы с ничейными собаками и кошками стали более изощренными. При отлове им теперь не ломают шейные позвонки и ребра страшными металлическими клещами. «Высокие технологии» XXI века позволяют уничтожать нежелательных жильцов менее трудоемким путем: в них стреляют шприцами, наполненными препаратами, действующими, как яды, например, дитилином. В определенных дозах этот препарат убивает животных особенно жестоко. Он вызывает паралич скелетной и дыхательной мускулатуры, и животное умирает от удушения в жестоких страданиях долго и мучительно, оставаясь при этом в сознании и осознавая происходящее.


В Лисичанске и других небольших городках власти запустили передвижные крематории, в которых собаки и кошки сжигаются заживо и прямо на месте. При этом заявили по местным каналам, что на это «чудо техники» потратили около 170 тыс. грн.

Действия власти


Неоспоримо, по улицам не должны бегать стаи бездомных собак и котов. Страдают и люди, и сами животные. Одичавшие собаки пугают прохожих, попадают под колеса машин, голодают, истощаются от жажды, замерзают, болеют.

Средний срок жизни бездомного кота – два года, собаки – три. Поэтому тут интересы зоозащитников и власти совпадают – животных на улицах быть не должно. Вопрос в том, какими методами этого достигнуть.

Зоозащитные организации – общество защиты животных «SOS», Киевское городское общество защиты животных, благотворительный фонд «Сириус», Молодежная лига защиты животных и другие уже более 10 лет добиваются от власти гуманного решения проблемы беспризорных животных. Пишут письма на имя президента, премьера, просто министров, городских чиновников. Организовывают акции и пикеты. Отлавливают и стерилизуют бездомных зверей, которых потом содержат в своих приютах.

В реакции же власти прослеживается интересная закономерность. На каждом заседании или общественных слушаниях чиновники с широко открытыми глазами восклицают: «Неужели? Мы ничего не знали! Срочно примем меры! Давайте ваши предложения!». И все, на этом сдуваются. Трудно перечислить, сколько таких заседаний с предыдущей и нынешней властью прошло за последний год. Картина все та же.

Ежегодно из киевского горбюджета выделяются сотни тысяч гривен на содержание КП «Приют для животных» в Бородянке. В своих выступлениях чиновники рассказывают, каким образом они собираются улучшить условия содержания там животных. Но никто не может проконтролировать, сколько денег потрачено на кормежку, вакцинацию и дегельминтизацию, когда нет никакой возможности общественности контролировать численность животных, поступающих, содержащихся и умирающих в Бородянке.


На вопрос зоозащитников – куда исчезают за 1-2 дня собаки, прибывшие в приют, директор КП «Приют для животных» Ольга Дроздова объясняет, что их устраивают в семьи. Волонтеры не верят и имеют для этого основания. При всех их стараниях и массовом пиаре, пристройку 2-3 собак из частных приютов за неделю считают большой удачей. Как же «бородянке» удается отправить в семьи 20-30 собак в день?

Также волонтеры зоозащитных организаций жалуются, что таблички на вольерах в «Приюте» не соответствуют тем, кто там находится, учет «прибытия-выбытия» не ведется, узнать, куда же делись стерилизованные животные, жившие в определенных местах под официально оформленной опекой, невозможно. Животные просто исчезают. Разве что с породистыми собаками дело обстоит по-другому – выкупить их стоит до 2000 грн.

Выход есть


Итак, мы обрисовали положение в общих чертах. Есть ли выход?

Далеко ходить не надо – есть опыт решения аналогичной проблемы в соседней Польше. Если кратко, то в начале 90-х там было так же, как сейчас в Украине: толпы голодных животных, приюты отдельных общественных организаций, пассивное созерцание чиновников.

За 10 лет Польша практически полностью решила проблему в городах (в сельской местности это сделать труднее, но и там скоро наведут порядок) путем стерилизации бездомных животных с последующим содержанием в муниципальных приютах и в приютах общественных организаций. Все просто: животных постепенно отлавливают, лишают возможности плодить новых беспризорников, помещают в приют и пиарят по полной программе – телеканалы, пресса, акции. Многих забирают, остальные доживают свой век в тепле и сытости.

Но польские зоозащитники рассказали, что и у них все было не просто. Например, очень трудно было объединить общественные организации для борьбы с чиновничеством, много было разногласий и споров. Однако сработало. Дело в том, что согласно польскому законодательству, если у мэрии на акцию собрались даже несколько человек, чиновник, к которому они адресуются, обязан выйти, принять требования и выполнить их. Иначе на следующий день эти люди обратятся в суд, и его ждет огромный штраф. А потерять эту работу чиновники боятся, так как она считается престижной и за нее хорошо платят.


Мы не будем подробно рассказывать о том, как это было в Польше, но основной смысл подчеркнем: тотальная стерилизация животных с доживанием в муниципальных приютах в течение нескольких лет полностью решит проблему беспризорных собак и кошек. И денег на это огромных не надо. Если выделяемые средства честно направить на стерилизацию и начать оборудовать приюты, этого с головой хватит. Только деньги надо направить на жизнь, а не на смерть.

Приюты разные, проблемы – общие


А пока по этой схеме пытаются работать приюты общественных организаций: международного общества защиты животных «SOS» в Пирогове, президент – Тамара Тарнавская; Киевского городского общества защиты животных в Гостомеле, президент – Ася Серпинская; благотворительного фонда «Сириус» в Ясногородке-Федоровке, президент – Александра Мезинова. Только не могут несколько человек решить проблему государственного значения и уровня. Ведь приюты существуют на пожертвования, финансирования со стороны власти не было и нет.

В каждом из них – около полторы тысячи животных, которые съедают 13-15 тонн крупы в месяц. Плюс лекарства, зарплата работников и ветеринаров, бензин (чтобы привезти «просрочку» из супермаркетов) и т.п. Если по минимуму, то в месяц приюту необходимо 60-70 тыс. грн. И если бы не спонсоры и волонтеры, трудно сказать, сколько бы просуществовали эти далеко не идеальные, но такие необходимые «собачье-кошачьи городки».

А вообще-то понять, как они выживают, не могут и сами руководители. В Пирогове, например, нет подводки воды, но зато есть электричество, которое каждый год кто-то регулярно отрубает, вырезая кусок высоковольтного (под напряжением!) кабеля.

А приют «Сириуса» живет во временном пристанище, в лесу, без подводки воды и без электроэнергии. На завершение строительства в Федоровке необходимо еще полмиллиона гривен. А пока пять гектаров в лесу уже застроены вольерами.

Гостомельский приют постоянно нуждается в лекарствах и строительных материалах.

Перечислять можно долго, потому что у всех одна проблема – отсутствие финансирования. Но зоозащитники не обижаются. Их уже жизнь научила: требовать помощи от власти – бесполезно, пусть хотя бы не мешают.

Мы не требуем, чтобы все любили и защищали животных. Просто они, точно так же, как и мы, имеют право на жизнь. Не мы им ее давали, не нам и отбирать!