prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 22 23

Рик Риордан

Перси Джексон и Лабиринт смерти



Перси Джексон и боги-олимпийцы – 4





Рик Риордан

«Перси Джексон и Лабиринт смерти»




Глава первая

Драка в новой школе



Чего мне меньше всего хотелось – так это устроить взрыв в новой школе. Особенно во время летних каникул. Но именно так все и произошло.

В понедельник утром в первую неделю июня мы с мамой сидели в машине перед входом в школу Гуди. Мама остановила свою малолитражку на 81 й Восточной улице, и мы с ней принялись рассматривать большое шикарное здание школы, у которого припарковалась целая шеренга разных «БМВ» и «линкольнов». Разглядывая причудливую каменную арку фасада, выходящего на Ист Ривер, я прикидывал, примерно через сколько времени мне в этой школе хорошенько наподдадут и выставят вон.

– Расслабься, дружок. – Голос мамы звучал совсем не расслабленно. – Сегодня тебя ждет обычное собеседование. И пожалуйста, дорогой, имей в виду, здесь работает Пол, так что постарайся не устраивать… ну, ты понял.

– Ничего тут не взрывать?

– Вот именно.

Сейчас этот Пол Блофис – мамин друг – стоял на парадном крыльце и приветствовал будущих девятиклассников, которые поднимались по ступеням и входили в двери школы. В кожаной куртке, загорелый, с небольшой сединой в волосах, он здорово походил на какого нибудь актера, хотя на самом деле был всего лишь учителем английского языка. Именно он сумел как то убедить здешнее начальство принять меня в девятый класс, несмотря на то обстоятельство, что меня повыгоняли из всех школ, где я учился раньше. Честное слово, я предупреждал его, что мысль эта дурацкая, но он и слушать ничего не захотел.

– Мам, ты ведь не сказала ему всей правды обо мне.

Я вопросительно глянул на маму и увидел, как ее пальцы принялись нервно барабанить по рулевому колесу. Отсюда она собиралась ехать на работу и сейчас сидела жутко нарядная – в лучшем синем платье и туфлях на высоких каблуках.


– Мне кажется, с этим пока можно не спешить, – призналась она.

– А то он еще испугается.

– Уверена, что сегодняшнее собеседование пройдет великолепно. Хоть одно утро ты мог бы вести себя прилично, Перси?

– Было бы здорово, – пробормотал я, – если б меня выставили из школы еще до того, как начнутся занятия.

– Старайся думать о приятном. Вспомни, завтра ты едешь в лагерь! А после собеседования у тебя свидание с девочкой.

– Какое еще свидание! – запротестовал я. – Это же просто Аннабет, мам. Ну ты тоже придумаешь!

– Но она специально приехала из лагеря для того, чтобы с тобой встретиться.

– Ладно тебе.

– Вы, кажется, собираетесь пойти в кино?

– Вроде того.

– И только вдвоем, правда?..

– Ну, мама!

Мама шутливо подняла руки вверх, как бы сдаваясь, но я видел, что она изо всех сил старается не улыбаться.

– Тебе пора идти, дорогой. Вечером увидимся.

Я уже вылезал из машины, когда, бросив еще один взгляд на парадное крыльцо школы, увидел, что как раз в эту минуту с Полом Блофисом здоровается девчонка с мелкими рыжими кудряшками, в темно бордовой футболке и джинсах с наклейками. Когда она повернулась и я разглядел ее лицо, у меня мурашки по коже побежали.

– Перси? – тут же встревожилась мама. – Что нибудь случилось?

– Н н ничего, – промычал я. – У этой школы есть боковой вход?

– Направо, в конце здания. А что?

– Ничего. Все нормально… До вечера!

Мама начала что то говорить, но я уже выбрался из машины и припустил бегом, надеясь, что эта рыжая меня не заметит.

Что она здесь делает? Нет, даже с моей невезучестью так вляпаться – это уж слишком!

Но как оказалось, это было только начало. Сегодня мне как раз предстояло убедиться в том, что судьба приберегла для меня еще кое что покруче.

* * *

Незаметно пробраться туда, где проводилось собеседование, мне не удалось. Две наряженные в красно белую форму девчонки из команды чирлидеров – ну, из тех, что болеют за свои футбольные команды и вытанцовывают с жезлами в руках, – дежурили у бокового входа, устроив засаду ничего не подозревающим новичкам.


– Привет!

Они заулыбались, и эти улыбки оказались первым и последним знаком дружелюбного отношения ко мне с их стороны.

У одной из девчонок были светлые волосы и холодные голубые глаза. Темные курчавые волосы другой – афроамериканки по происхождению – делали ее похожей на Медузу горгону (уж поверьте, я хорошо знаю, о чем говорю). Имена обеих были вышиты курсивом у них на униформе, но с моей дислексией1 эта вышивка несла в себе не больше информации, чем куча спагетти, вываленных на тарелку.

– Добро пожаловать в Гуди! – выкрикнула блондинка. – Ты обязательно полюбишь нашу школу!

Но когда ее глазки внимательно обежали меня сверху вниз и обратно, выражение лица резко изменилось. Теперь оно словно бы говорило: «Хм, это что за отстой?»

В это время вторая девчонка зачем то подкралась ко мне поближе и теперь стояла почти вплотную, так что мне даже стало неприятно. Вглядевшись в надпись на кармане футболки, я прочел ее имя. «Келли». От нее сильно пахло розами и еще чем то. Запах казался мне знакомым, так на уроках верховой езды пахнет от свежевымытых лошадей. Конечно, довольно странно, что от чирлидерши несет конюшней, но, может, у этой Келли есть верховая лошадь или что нибудь в этом роде. Как бы там ни было, она так потеснила меня, будто хотела столкнуть со ступенек. По крайней мере, у меня создалось такое впечатление.

– Как тебя зовут, малек?

– Малек?

– Ну… новичок.

– Ну, тогда Перси. Девчонки обменялись взглядами.

– А а, Перси Джексон, – протянула блондинка. – Тебя то мы и ждали.

От этого «а а» у меня холодок пробежал по спине. Теперь они стояли, загораживая мне выход, и улыбались как то совсем не по дружески. Рука моя инстинктивно потянулась к карману, где я держал свою шариковую авторучку, которая была смертоносным оружием. Оружием, которое я называл Анаклузмос. Это по гречески, и вы скоро поймете, в чем тут дело.

Но тут откуда то из недр здания послышался голос, окликавший меня.


Когда я увидел, что к нам по школьному коридору приближается Пол Блофис, я обрадовался ему так, как не радовался ни разу в жизни.

Девчонки отпрянули назад, я бросился между ними, но не рассчитал и нечаянно задел Келли коленкой по ноге.

Послышалось резкое «КЛАНГ!».

Удар вышел звонкий, с таким металлическим звуком, будто я ударился о флагшток.

– Ой, – застонала она и схватилась за ногу. – Смотри куда прешь, малек!

Я глянул на ее ногу – на вид это была обычная девчачья нога. Слишком напуганный для того, чтобы лезть к ним с вопросами, я просто бросился бежать по коридору, а эти чертовы чирлидерши позади меня разразились злорадным хохотом.

– Вот ты где, – сказал Пол. – Добро пожаловать в Гуди!

– Привет, Пол, э э, то есть мистер Блофис.

Я оглянулся, но девчонки уже исчезли.

– Перси, у тебя такой вид, будто ты только что встретился с привидением.

– Ну да… только…

Пол ободряюще похлопал меня по спине.

– Слушай, парень, я понимаю, как ты нервничаешь, но это совершенно лишнее. У нас учится много ребят с повышенной возбудимостью и дислексией. Учителя знают, как с этим справляться.

Я еле еле сдержался, чтобы не расхохотаться. Если бы только моей единственной заботой были повышенная возбудимость и дислексия! Понимаете, я знал, конечно, что Пол хочет помочь мне, но если рассказать ему всю правду про меня, он точно бы решил, что я псих. Взять, например, этих девчонок в красно белой униформе. У меня возникло дурное предчувствие…

Я огляделся вокруг и тут же понял, что на меня надвигается еще одна беда. Я стоял в вестибюле, а та рыжая девчонка, которую я увидел на парадном крыльце, как раз входила в здание школы.

«Только не наткнись на меня!» – мысленно взмолился я.

Конечно, она тут же меня заметила. И ее глаза изумленно расширились.

– Где тут… это, как его… собеседование? – спросил я у Пола.

– В гимнастическом зале. Это там. Тебе надо будет пройти во о он туда…

– Понял. Пока!

– Перси! – окликнул меня Пол, но я уже мчался прочь.

Кажется, я от нее удрал.

* * *


Я присоединился к группе ребят, направлявшихся в гимнастический зал, и скоро мы всей толпой – человек триста, не меньше, – вломились туда и стали рассаживаться на зрительских трибунах. Оркестр грянул какой то боевой марш, однако музыка больше походила на кошачьи вопли – словно по мешку, в который засунули десяток кошек, стучали металлической бейсбольной битой. Ребята постарше, наверное это были члены школьного совета, выстроились впереди, все в особой форме Гуди, и каждый скорчил такую рожу, будто хотел сказать: «Ну, кто тут самый крутой, если не я?» Учителя суетились рядом, улыбались и обменивались рукопожатиями со старшеклассниками. Стены зала украшали лозунги типа «Добро пожаловать, дорогие новички!», «В Гуди мы все одна семья» и далее в том же духе, так что мне сразу захотелось свалить отсюда.

Между прочим, никто из «дорогих новичков», похоже, не стремился поскорее оказаться в этой «одной семье». Я хочу сказать, что приглашать людей на собеседование в июне, когда занятия начнутся аж в сентябре, – настоящее свинство. Но, как утверждает школа Гуди в собственном рекламном буклете: «Мы первые готовы быть первыми!»

Оркестр неожиданно замолчал. К микрофону подошел какой то тип в парадном костюме и начал что то говорить. Я стал было слушать, но от стен хлынуло такое эхо – ни одного слова не разберешь. Может, он просто прочищал горло?

И тут кто то схватил меня за плечо и прошептал:

– Что ты тут делаешь?

Я оглянулся: это была она. Та рыжая.

– А а, Рейчел Элизабет Дэр, – пробормотал я.

У нее челюсть отвисла от удивления – кажется, она не могла поверить, что я в той переделке умудрился запомнить ее имя.

– А ты Перси… как тебя там? В декабре, когда ты пытался меня убить, я не обратила внимания на твою фамилию.


– Послушай, ну я тогда не мог… не был… Что ты тут делаешь?

– То же, что и ты. Пришла на собеседование.

– Разве ты живешь в Нью Йорке?

– А ты решил, что я прямо там и живу, на плотине Гувера?

Нет, мне это и в голову не приходило. Но когда я ее вспоминал (не подумайте только, что я эту рыжую девчонку все время вспоминаю, ничего подобного. Так, иногда, очень даже редко), мне всегда казалось, что она и впрямь живет около плотины Гувера, поскольку именно там мы и встретились. В тот раз наша встреча длилась не больше десяти минут, но за это время я случайно замахнулся на нее мечом, она спасла мне жизнь, а потом нам с друзьями пришлось спешно уносить ноги от целой шайки скелетов убийц. Сами понимаете – обычный способ познакомиться! Неудивительно, что эта девчонка меня запомнила.

Какой то парень позади сердито зашептал:

– Потише нельзя? Сейчас будут выступать чирлидеры.

– Привет, ребята! – затарахтела в микрофон та самая блондинка, которая повстречалась мне у бокового входа. – Меня зовут Тамми, а вот ее вы можете звать Келли.

И в тот момент, когда эта самая Келли делала на сцене колесо, Рейчел рядом со мной вдруг взвизгнула так, будто в нее ткнули булавкой. Кое кто из ребят стал оглядываться и хихикать, но она, ни на кого не обращая внимания, с ужасом уставилась на двух девчонок в красно белой форме. Тамми сделала вид, будто ничего не заметила, и начала вещать о тех грандиозных делах, которые нас ждут в их школе.

– Бежим, – прошипела мне Рейчел. – Скорее!

– С чего это вдруг?

Но она не стала ничего объяснять, а вместо этого стала быстро быстро пробираться к проходу между трибунами, не обращая внимания на хмурые взгляды учителей и ворчание ребят, которым наступала на ноги.

Я нерешительно оглянулся. Тамми как раз говорила, что сейчас начнется знакомство со школой, а значит, мы все должны разбиться на небольшие группы и отправиться на экскурсию. Келли же смотрела на меня в упор и так ехидно улыбалась, будто специально ждала, что я сделаю: пойду за Рейчел или нет. Будет просто отвратительно, если я уйду прямо сейчас. А тут еще Пол Блофис вместе с другими учителями… Представляю, как он удивится!


Но тут я кое что вспомнил о Рейчел Элизабет Дэр и ее способностях – весьма странных, надо сказать, – продемонстрированных прошлой зимой на плотине Гувера. Она запросто вычислила группу охранников, которые не только охранниками, но даже и людьми то никакими не были. Сердце у меня забухало от волнения, я тихонечко поднялся и поспешил следом за ней из гимнастического зала.

* * *


Рейчел обнаружилась в музыкальном классе, она спряталась в секции ударных инструментов и сидела там, пригнувшись, позади бас барабана.

– Беги скорей сюда! – позвала она меня. – Да пригни голову пониже!

Чувствуя себя как нельзя более глупо, я тем не менее все таки подошел и сел рядом с ней за грудой бонго.2

– Они заметили, как ты выходил? – спросила Рейчел.

– Ты имеешь в виду девчонок из команды чирлидеров?

Она нервно кивнула.

– Нет, наверное… А кто они? Что ты увидела?

В зеленых глазах Рейчел ясно читался страх. По носу ее красовалась целая куча веснушек, здорово напоминавшая россыпь небесных созвездий. На футболке была надпись «Гарвард. Факультет истории искусств».

– Ты… – пробормотала она, – ты мне не поверишь.

– Ты что, конечно, поверю, – пообещал я. – Я уже понял, что ты способна видеть сквозь Туман.

– Сквозь что?

– Туман. Это… ну такая вуаль, которая скрывает настоящий облик вещей. Некоторые смертные рождаются со способностью видеть этот облик. Как ты, например.

Рейчел внимательно меня выслушала, потом заметила:

– Вот и тогда, на плотине Гувера, ты так же говорил. Называл меня «смертной», будто ты сам не такой.

При этих словах мне показалось, что у меня прямо под ухом кто то ударил в бонго. О чем я думаю, когда умудряюсь такое брякнуть? Тут ведь никому ничего не растолковать, можно даже не пытаться.

– Объясни мне, пожалуйста, – попросила она. – Ты ведь понимаешь, что это значит?.. Ну, все те ужасные вещи, которые я вижу.


– Ну ладно, слушай. Только имей в виду: то, что я буду говорить, может показаться тебе довольно странным. Ты слыхала что нибудь про греческую мифологию?

– Это… про Минотавра и Гидру?

– Ну да, только старайся не называть их по именам, когда я рядом, хорошо?

– И фурии! – Рейчел воодушевилась. – Там еще всякие сирены были и…

– Хватит, хватит!

Я осторожно огляделся, не сомневаясь, что из за слов, сказанных Рейчел, сейчас из стен выскочат кровожадные чудовища и набросятся на нас. Однако ничего подобного не произошло. Мы были одни. Из коридора доносился топот многочисленных шагов, это ребята выходили из гимнастического зала, чтобы, разбившись на группы, начать знакомство со школой. У нас с Рейчел было не очень много времени.

– Так вот, все эти чудовища, – продолжал я, – и все греческие боги, они существуют на самом деле.

– Я так и знала!

Ох, мне гораздо больше понравилось бы, если б она попросту назвала меня вруном. Но Рейчел смотрела на меня с таким видом, будто ее самые худшие подозрения только что подтвердились.

– Ты даже не знаешь, как мне было плохо, – пожаловалась она. – Долгие годы я боялась, что сойду с ума. Никому не могла даже рассказать про это. Я не могла… – Тут она прищурилась и изучающе уставилась на меня. – Обожди. А сам ты кто? Я имею в виду, на самом деле?

– Уж не чудовище, можешь не сомневаться.

– Это я и сама вижу. Я бы почувствовала, если б ты им был. Ты выглядишь ну… в общем, как все люди. Но ты ведь не обычный человек, правда?

Я сглотнул. Хотя за три года я уже ухитрился привыкнуть к мысли о том, кто я на самом деле, но мне еще никогда не приходилось говорить об этом ни с кем из смертных. Кроме мамы, конечно, но она и сама все знала. Не знаю почему, но я решился.

– Таких, как я, называют полукровками, – признался я. – Я только наполовину человек.

– А наполовину кто?

И ровно в этот момент в музыкальный класс ворвались Келли и Тамми. Створки двери оглушительно захлопнулись за ними.


– Ах, так вот ты где, Перси Джексон, – прошипела Тамми. – Что ж, пришло время твоего собеседования.

* * *


– Какие они гадкие! – выдохнула Рейчел.

Чирлидерши по прежнему щеголяли в красно белой форме, но теперь обе они вооружились малокалиберными скорострельными пистолетами.

– На что они похожи, по твоему? – быстро спросил я, но Рейчел и слова не могла вымолвить от ужаса.

– Забудь о ней!

Выкрикнув эти слова как приказ, Тамми послала мне сияющую улыбку и двинулась в нашу сторону. Келли осталась у дверей, блокируя выход.

Мы оказались в ловушке. Я вроде понимал, что путь к выходу мне придется прокладывать силой, но веселая улыбка на лице Тамми как то обескураживала меня. Ее голубые глаза так ярко сверкали, и она до того красиво отбрасывала волосы за спину, когда они ей мешали…

– Перси, – предупреждающе шепнула Рейчел.

На что я чрезвычайно остроумно отозвался:

– А? Чего?

Тамми уже стояла рядом. И пушка, которую она держала в руке, была нацелена прямо на нас.

– Перси! – Голос Рейчел раздавался где то далеко далеко. – Приди в себя, ради бога!

Мне понадобилась вся моя воля, чтобы выхватить из кармана авторучку и сдернуть с нее колпачок. Ручка в одно мгновение превратилась в Анаклузмос – выкованный из бронзы меч длиною около трех футов. От него заструился слабый золотистый отсвет, и улыбка Тамми превратилась в злобную гримасу.

– Брось ты это, – запротестовала она. – К чему такие глупости? Лучше поцелуй меня.

От нее пахло розами и одновременно мехом какого то животного, странный, одурманивающий запах…

Рейчел больно ущипнула меня за руку.

– Ты что, не видишь, она хочет укусить тебя! Посмотри же на нее как следует!

– Она просто ревнует. – Тамми бросила косой взгляд на Келли. – Можно мне его поцеловать, госпожа?

Келли, все еще загораживая выход, с жадностью облизнулась.


– Валяй, Тамми! Молодчина!

Тамми придвинулась еще на шаг, но я сделал выпад, и кончик лезвия уперся в ее грудь.

– Назад!

Она зарычала.

– Малек, – с отвращением процедила она. – Это наша школа, полукровка. И здесь мы пожираем кого хотим.

И вдруг прямо у меня на глазах она стала меняться. Все краски жизни отхлынули с ее лица и рук. Кожа стала мертвенно бледной, глаза налились кровью, рот ощерился клыками.

– Вампирша! – ахнул я и случайно бросил взгляд на ее ноги.

Пониже юбки ее левая нога была темно коричневой, волосатой и заканчивалась ослиным копытом. А правая по форме почти совсем походила на человечью, но отливала металлическим блеском. Она была сделана из бронзы.

– То есть вампирша с ногами…

– Ни слова о моих ногах! – огрызнулась Тамми. – Грубо и не смешно!

И она двинулась на меня, переставляя свои чудовищные разные ноги. Теперь она выглядела просто нелепо, особенно с этой малокалиберной пушкой, но мне, я вам прямо скажу, было не до смеха. На меня смотрели красные кровожадные глаза, а рот скалился острыми клыками.

– Вампирша, говоришь? – Келли рассмеялась. – Глупый миф, основанный исключительно на нашем существовании, болван. Мы – эмпусы,3 слуги Гекаты.

– Мгмм, – промычала Тамми и подобралась ко мне еще ближе. – Мы сотворены черной магией из тел животных, бронзы и духов ночи! Мы пришли в этот мир, чтобы питаться кровью молодых мужчин. А ну ка подойди ко мне поближе, я хочу поцеловать тебя!

Ее пасть распахнулась, обнажая жуткие огромные клыки, я замер как парализованный и не мог даже пошевелиться, но в этот момент Рейчел вдруг схватила малый барабан и швырнула его прямо в голову эмпусы!

Демоница зашипела от злобы и отшвырнула его в сторону. Барабан с грохотом покатился по проходу между музыкальными стойками, и каждый раз, когда он натыкался на опоры, из недр барабана раздавался страшный гул. Тогда Рейчел швырнула в Тамми ксилофон, но та с легкостью отбила и его.


– Я обычно не убиваю девчонок, – прорычала она, – но для тебя, смертная, я, пожалуй, сделаю исключение. Уж слишком хорошо ты видишь!

И бросилась на Рейчел.

– Нет!

Я взмахнул Анаклузмосом и нанес удар. Тамми попыталась увернуться, но стоило лезвию меча коснуться ее тела, как оно с треском взорвалось и обратилось в облако пыли. Рейчел судорожно закашляла, я оглянулся и увидел, что на нее оседают хлопья этой самой пыли и теперь она выглядит так, будто над ее головой опрокинули целый мешок муки.

– Классно!

– С чудовищами всегда так, – ответил я. – Извини…

– Ты убил мою ученицу! – взвизгнула Келли. – Ну погоди, полукровка, ты у меня сейчас узнаешь, какие уроки преподают в нашей школе!

И тут она тоже стала меняться. Курчавые волосы превратились в языки пламени, глаза засверкали кровавым блеском, в мгновение ока выросшие клыки клацнули. Она бросилась на нас, ее бронзовая нога и копыто отвратительно зацокали по полу музыкального класса.

– Я старшая эмпуса! – рявкнула она. – И ни одному из героев еще не удалось меня перехитрить! За целую тысячу лет!

– В самом деле? – улыбнулся я. – Тогда ты опоздала родиться.

Келли двигалась намного быстрее Тамми. Она увернулась от моего первого выпада и колесом покатилась по проходу. Раздался грандиозный грохот, там стояли медные духовые инструменты, и эмпуса посшибала на пол все тромбоны. Рейчел мигом убралась у нее с пути, а я поскорее переместился так, чтобы встать между ней и эмпусой. Келли кружила вокруг нас, взгляд ее беспокойно перебегал с меча на мое лицо.

– Что за симпатичное маленькое лезвие, – проворковала она. – Какая жалость, что оно очутилось между нами.

Ее облик каждую секунду менялся – уродливое чудовище в следующее мгновение превращалось в капитаншу чирлидеров. Я старался не отвлекаться и не обращать внимания на эти метаморфозы, но они меня здорово отвлекали.

– Бедняжка, – хихикнула Келли, – даже не понимаешь, что готовится, правда? Ничего, скоро запылает твой лагерь ярким пламенем и станут твои друзья рабами повелителя времени! А ты ничем не сможешь им помочь! Поэтому будет милосердным положить конец твоей жалкой жизни прямо сейчас, пока ты этого еще не увидел.


В эту минуту из коридора послышались приближающиеся голоса, это группа школьников, осматривавших школу, подходила к музыкальному классу. Какой то преподаватель объяснял им что то насчет системы дверных замков.

Глаза эмпусы вспыхнули радостью, она воскликнула:

– Прекрасно! Сейчас здесь соберется отличная компания!

Она схватила большую трубу и метнула ее в меня. Мы с Рейчел быстро пригнулись, труба пролетела над нашими головами и ударилась в окно. Стекло и дребезги разбилось, осколки со звоном посыпались на пол. Голоса в коридоре мгновенно стихли.

– Перси! – с притворным испугом вскрикнула Келли. – Зачем ты бросил в меня трубу?

Я так удивился, что даже не нашелся что ответить. А она тем временем схватила музыкальную стойку и замахнулась ею на стоявшие в ряд кларнеты и флейты. Музыкальные инструменты, а за ними и стулья с громом и воем повалились на пол.

– Прекрати! – крикнул я эмпусе.

Шум приближавшихся шагов в коридоре возобновился, они становились все громче.

– Пора поприветствовать наших милых зрителей!

Клыки Келли кровожадно обнажились, и она бегом кинулась к дверям. Я бросился следом за нею, так как ужасно испугался, что она нападет на смертных. В руках я сжимал Анаклузмос.

– Перси, остановись! – раздался позади крик Рейчел.

Но я все не мог понять, что намерена устроить Келли. Зато когда понял, было уже слишком поздно.

Эмпуса рывком распахнула дверь. Пол Блофис и группа новичков в шоке застыли в коридоре. Я тоже застыл, сжимая при этом в руке поднятый меч.

В следующую секунду Келли в облике трогательной школьницы – жертвы злодея – обернулась ко мне и жалобно воскликнула:

– О, пожалуйста, не надо!

Но сдержать движение клинка я уже не мог. Лезвие стремительно опускалось на ее голову.

За мгновение до того, как выкованный из небесной бронзы меч обрушился на нее, Келли взорвалась факелом огня. Взрыв вышел такой силы, будто внутри капитана чирлидеров вспыхнула бутылка с коктейлем Молотова. Волны огня с чудовищной быстротой разом охватили все стены класса.


Таких иллюминаций чудовища при мне еще никогда не устраивали, но времени любоваться у меня не было. Когда дверной проем занялся пламенем, я поспешно отступил в комнату.

– Перси?! – Пол Блофис смотрел на меня через языки огня, он выглядел вконец ошарашенным. – Что ты наделал?

Школьники с визгом бросились врассыпную по всему вестибюлю. Завыла сирена пожарной тревоги. Ожили и зажурчали фонтанчики воды, установленные на потолках.

В этом хаосе Рейчел потянула меня за рукав и сказала:

– Тебе надо смываться отсюда.

Она была права. Здание школы пылало огнем, и в этом наверняка обвинят меня. Смертные не умеют видеть сквозь Туман, для них будет совершенно ясно, что я напал на Келли, и свидетелей этому найдется целая сотня. А как мне объяснить, что произошло на самом деле? Я отвернулся от Пола и бросился к разбитому окну.

* * *


Я со всех ног удирал по аллее вдоль 81 й Восточной улицы и тут наткнулся прямо на Аннабет.

– Эй, ты явился рано! – воскликнула она со смехом, придерживая меня за плечо. – Смотри, куда бежишь, Рыбьи Мозги!

Какую то долю секунды она еще пребывала в хорошем настроении. На Аннабет были джинсы и оранжевая фирменная лагерная футболка, на шее болтались ее любимые керамические бусы, волосы на затылке убраны в хвостик, серые глаза весело улыбались. В общем, она выглядела так же, как выглядит обычная девчонка, которая собралась пойти в кино, а потом отлично провести вечер и как следует повеселиться.

Но тут на аллею ворвалась Рейчел Элизабет Дэр, все еще покрытая пылью, и завопила:

– Перси, подожди и!

Улыбка Аннабет растаяла. Она недоуменно посмотрела сначала на Рейчел, потом на школу. Заметила черный дым за моей спиной, услышала завывание пожарной сирены и нахмурилась.

– Что на этот раз? И кто она такая?

– Ох, Рейчел, познакомься, это Аннабет. Аннабет, это Рейчел… моя подруга, – сказал я и после некоторого колебания добавил: – Типа того.


Мне самому было неясно, могу ли я называть Рейчел своей подругой. Я хочу сказать, что все таки мы были пока мало знакомы, но так как мы с ней уже дважды оказывались в смертельно опасных переделках, то относиться к ней как к постороннему я не мог.

– Привет, – бросила Рейчел и снова обернулась ко мне. – У тебя могут быть серьезные неприятности! И не забудь, что ты обещал мне все объяснить!

Со стороны ФДР драйв4 донеслось завывание полицейских сирен.

– Перси, – холодно прервала ее Аннабет, – нам пора.

– Мне нужно узнать больше о полукровках, – не обращая на нее внимания, продолжала Рейчел. – И о чудовищах. И всю эту чепуху про богов. – Она выхватила фломастер и с размаху начиркала на моей ладони какой то телефонный номер. – Позвонишь мне и все объяснишь, хорошо? Ты просто обязан это сделать. А теперь тебе пора сматываться.

– Но…

– А в школе я что нибудь сочиню, – пообещала она. – Скажу им, что ты тут ни при чем. Беги!

Рейчел повернулась и побежала обратно к школе, оставив нас с Аннабет на улице.

Аннабет секунду молча смотрела на меня в упор, затем повернулась спиной и пошла прочь.

– Эй! – Я кинулся за ней следом. – В школе оказались две эмпусы, – стал я объяснять на ходу, – прикинулись, понимаешь, чирлидерами. А потом они сказали, что наш лагерь сгорит и что…

– Ты рассказал смертной девчонке о полукровках?!

– Она и сама умеет видеть сквозь Туман. Она распознала этих чудовищ еще раньше, чем я.

– Поэтому ты ей все разболтал?

– Мыс ней познакомились на плотине Гувера, и еще там…

– Ты встречался с ней раньше?

– Ну да, один раз. Прошлой зимой. Нет, на самом деле я ее почти не знаю.

– Твоя Рейчел довольно симпатичная.

– Да я об этом вовсе и не думал!

Аннабет, не сбавляя шага, шла в сторону Йорк авеню.

– В школе мне понравилось. – Я постарался переменить тему беседы. – Обязательно пойду туда осенью, честно! Будет здорово.


Аннабет, даже не посмотрев в мою сторону, небрежно бросила:

– Что то мне подсказывает, что наша прогулка не состоится. Тебе надо сматываться отсюда, пока тебя не заграбастала полиция.

Позади нас над школой Гуди столбом вставал дым. В мрачном языке пепла мне виделось хохочущее лицо чудовища с красными глазами. Оно смеялось надо мной.

«Скоро запылает твой лагерь ярким пламенем и станут твои друзья рабами повелителя времени!» – вспомнил я слова Келли, и сердце мое упало.

– Ты права, – сказал я Аннабет. – Нужно спешить в лагерь. Нельзя медлить ни минуты.




следующая страница >>