prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 16 17

Глава 2

“Мастер на все руки” доктора Адлера получил в свое время травму головы, хотя на ринге никогда не бывал. В 30-е годы он был лидером партии сельскохозяйственных рабочих-сезонников. И во время стачки штрейкбрехеры “починили” ему мозги. После этого он расстался с политикой. Теперь ему было 54 года, лицо его было изрыто оспой, а около глаз виднелись шрамы. Доктор звал его Стабсом.

Паркер действительно нашел его на кухне. Стабс сидел за столом, держа обеими руками белую кофейную чашку. Повариха Мей читала какой-то роман.

— Вам приказано отвезти меня в “линкольне”, — обратился к Стабсу Паркер.

Стабс метнул в его сторону недовольный взгляд.

— У нас только “крайслер”.

— А ты случайно не дурачишь меня, приятель?

— Нет, — ответила за него Мей и повернулась к Стабсу. — Поезжай в город. Он хочет, чтобы ты его отвез. Она смерила Паркера взглядом.

— Это распоряжение доктора?

— Конечно.

Стабс нехотя отделился от стола.

— Никогда не водил “линкольн”. Куда вам ехать? Мей снова вмешалась.

— В город, Стабс, в город. Да еще, я думаю, с грузом.

— Да замолчишь ты наконец, ведьмища! — не выдержал шофер и повел гостя через кухню к черному ходу. Здание самой больницы было деревянным, а гараж располагался отдельно в кирпичном сарае, слева от главного корпуса.

Паркер погрузил на заднее сиденье “крайслера” чемодан и кейс, а сам сел рядом со Стабсом на переднее. Шофер долго возился, чтобы вывести машину из гаража, потом сделал круг почета и, наконец, выехал на дорогу, ведущую в город.

Ехали они молча. Паркер курил и посматривал по сторонам. Неожиданно он начал ощущать свое новое лицо. Лоб и щеки стянуло, будто они были намазаны клеем, который стал теперь высыхать.

Недалеко от города Стабс вдруг свернул с дороги, остановил машину и обернулся к пассажиру. Лицо его сморщилось от напряжения.

— Я провожу беседу с каждым нашим пациентом, когда он уезжает. — Казалось, он с трудом подбирал слова. Паркер вытащил сигарету и ждал.


— Однажды некто захотел получить новую физиономию. А когда доктор помог ему в этом, то он решил убить врача. Чтобы никто не узнал, кто скрывается под новым обличьем. Абсурд, конечно. Наш доктор — единственный человек, которому можно доверить свою жизнь. Но тот парень так не думал, поэтому мне пришлось с ним посчитаться. Понимаете меня?

Паркер улыбнулся.

— Думаете, и со мной можно так же?

— Надеюсь, вы не позволите себе ничего подобного, — сказал Стабс.

Пассажир внимательно разглядывал шофера. Нет, на хвастуна он не похож.

Паркер в задумчивости пожал плечами.

— Мой приятель Джо Шир рекомендовал мне этого доктора как порядочного человека. Я верю ему, — заметил он. Стабс кивнул, соглашаясь.

— Я только хотел предупредить.

— Понятно, — ответил Паркер.

Весь остальной путь они молчали. Стабс отвез Паркера на железнодорожную станцию, и тот купил билет на Цинциннати. До поезда оставалось еще три часа. Сдав вещи в камеру хранения, Паркер пошел в кино.

Глава 3


Человек, называющий себя Ласкером, сидел на краешке кровати, когда Паркер вошел в номер “Уорика” — четырехэтажного отеля с грязноватым кирпичным фасадом. Комната была с зеленоватыми оштукатуренными стенами и имитацией старого персидского ковра на полу.

Настоящее имя Ласкера было Ским. Едва Паркер переступил порог, Ским поднял на него глаза, быстро отставил стакан с виски и полез под подушку.

— Разве Джо не предупредил тебя о моей новой физии? — спросил Паркер.

Рука Скима застыла, только наполовину вытянув пистолет.

— Ты Паркер?

— Вот именно. Ским спрятал кольт.

— А как тебя звали в Небраске?

— Ансон.

— Ну и изуродовали же тебя. Я чуть было не выронил от удивления стакан, — проворчал Ским.

Паркер подошел к окну. К задам отеля примыкали кирпичные строения с какими-то проржавевшими металлическими конструкциями на крышах. Внизу, под окном, виднелся дворик, заваленный консервными банками и обрывками бумаги.


— Неудачное местечко ты себе подобрал, Ским, — заметил Паркер. Ским резко поднял стакан с виски. Несколько капель упало на ковер. Ским в замешательстве взглянул на Паркера.

— Мы пока не можем диктовать условия. А эта работа мне нужна. Так что, принимаем то, что предлагают.

Паркер знал, что Ским, как и многие подобные ему бродяги, жил случайными заработками. Все заработанное он мгновенно проматывал. Другим хватило бы на пять лет того, что он просаживал за год. Ским ходил ободранный, как нищий. Как ему удавалось все спустить и куда оно девалось, Паркер не имел понятия. Сам он зарабатывал и тратил деньги совсем по-другому. Жил в лучших отелях, одевался модно и дорого, владел парой автомобильных стоянок и бензоколонками.

Паркер отошел от окна и плюхнулся в кресло в разноцветных заплатах.

— Итак, кто еще в деле?

— В основном, мы с Ганди Маккеем. В резерве — Лу Матсон и коротышка Боб Фолей. В дальнейшем, может, еще кто понадобится. Там видно будет.

— Ты хочешь, чтобы я финансировал дело, да?

— Зато у нас сейчас есть нужные знакомства, Паркер, — отозвался Ским.

Когда говорил Паркер, бледно-голубые, водянистые глаза Скима были устремлены на собеседника. Если же Ским сам что-либо произносил, то таращился куда-то в сторону или в угол.

— Конечно, — согласился Паркер. — А что это за ищейка?

— Она немножко того... “Задается”. Цену себе знает... Но, в общем, девка, что надо, — проговорил смущенно Ским.

— Если она раньше никогда не бывала в таких делах, откуда у нее знакомства? — спросил Паркер.

— Через меня. Встречался с ней как-то. — Ским еще больше смутился. Внешне он чем-то напоминал кочергу. Кожа да кости. Вместо нормального “шарика” — тощий огурец на цыплячьей шее с узлом адамова яблока посредине. На лице выступали только нос и скулы.

— Мы как-то оказались с ней вместе, — продолжал Ским, как бы извиняясь, что лезет со своим свиным рылом в калашный ряд. — Она работает в Джерси в придорожном ресторанчике.


— Ничего не знаю о ней, — с сомнением произнес Паркер, закуривая.

— Самостоятельная особа. Я видел ее в деле.

— Что-то мне все это не нравится.

— Слышал, что-то случилось с одной из ваших женщин? Паркер пожал плечами.

— Она получила пулю, вот и все. А теперь умерла.

— Алма — о'кей, уж поверьте мне.

— Меня вообще женщины не устраивают в деле. Натерпишься с ними.

— Здесь совсем другое. Алма будет работать со мной.

— Ладно, увидим. Как дела?

— Все в порядке. Сейчас все покажу вам. — Ским опустошил стакан, подошел к туалетному столику и вытащил из нижнего ящика конверт. Другого стола в комнате не было, поэтому он положил конверт прямо на кровать. Первое, что Ским вынул из него, была подробная карта Нью-Джерси.

— Вот здесь, — сказал он и ткнул пальцем где-то поблизости от Нью-Йорка. — Видите? Маршрут “Р” проходит южнее, мили на две ниже Рерта-Амбос.

Паркер понимающе кивнул. Палец Скима мешал ему рассмотреть все получше, но он ничего не сказал, не желая смущать собеседника.

— На западной стороне дороги находится ресторанчик. Вот там, видите? Между двумя красными линиями, вправо.

— Ясно, Ским. И в этом заведении работает официанткой Алма.

— Верно! — Палец заскользил дальше по карте. — В городе Элизабет есть банк. Одно его отделение имеется в Ньюарке, другое — в Фрихолде. Каждый понедельник бронеавтомобиль направляется из главного банка в Фрихолд. Понятно?

— И они останавливаются в том ресторанчике, — тут же заметил Паркер.

— Вот именно! Сам городишко небольшой, а банк вполне солидный. Мы подсчитали, что каждую неделю машина перевозит тысяч пятьдесят, а может и больше.

Паркер нахмурился.

— Всего-то. Из письма я понял, что только моя доля составит пятьдесят тысяч.

Ским был явно смущен и взволнован.

— О нет, Паркер! Я никогда не обещал Джо ничего подобного.


— Ладно. Возможно, это ошибка. Бывает.

— Я имею в виду — как минимум, тысяч пятьдесят. А может, и все семьдесят. Или даже восемьдесят, кто знает? Паркер стряхнул пепел сигареты на ковер.

— Значит, если повезет, то чистенькими я получу только восемь—десять тысяч? Игра не стоит свеч.

— Зато работа легкая. К тому же другой пока нет. А мне уж очень нужны деньги. Может, у вас есть что-нибудь получше? — спросил Ским, выжидательно приоткрыв рот.

— К сожалению, нет.

Да. Времена наступили неважнецкие. Наличными у Паркера оставалось только около девяти тысяч. Так дальше невозможно. Надо что-то придумать — иначе деньжат не останется на черный день.

— Хотелось бы поработать с вами, Паркер. Знаю вашу хватку, — пробормотал Ским.

— Пятерых, пожалуй, не надо, — задумчиво заметил Паркер. — Много людей в бронемашине?

— Может, вы и правы. — Ским снова полез в конверт. — Мы собирались провернуть все в ресторанчике. Позвольте показать вам план. Видите, вот здесь заведение. А рядом шоссе, где припарковывается много автомобилей.

Паркер с трудом мог разглядеть что-либо из-под пятерни Скима. На листке бумаги толстой карандашной линией был обведен район вокруг ресторанчика. Ресторан, судя по всему, располагался ярдах в шести от шоссе, по обе стороны которого останавливались машины.

— Вот сюда они въезжают каждый понедельник утром, между десятью и одиннадцатью. Шофер — и рядом на переднем сиденье — охранник. Другой охранник — на заднем сиденье. Они ездят так уже много лет. Выработалась привычка, которой не изменяют. Появляются в десять тридцать или в одиннадцать, припарковывают машину на стоянке. Видите? Вот здесь.

— Все ясно, — буркнул Паркер.

— Вот и хорошо. — Ским снова взглянул на чертеж. — Потом шофер и охранник, сидящий сзади, заходят в ресторанчик, пьют кофе, болтают... Возвращаются в машину, и выходит второй охранник. Все делается минут за пятнадцать.


Паркер кивнул, Ским перевел дыхание.

— Теперь самый ответственный момент: нам нужно два тягача-трейлера, один большой. Тягачи потащат бронемашину вниз, на девятый маршрут. Двое — шофер и охранник — будут в автомобиле. Потом тягачи сожмут бронемашину с двух сторон. Алма позаботится о том, чтобы посетители ресторанчика не приближались к окнам и не увидели, что происходит. Прямо за трейлерами пойдет наш автомобиль.

Паркер машинально кивал, но постепенно уже начинал терять терпение: он не любил кустарную работу. Да еще целых пять ртов. И все — на эти несчастные пятьдесят тысяч. Выходило по десять тысяч на нос. Да еще надо оплатить тягачи и автомобиль, которых пока не было в наличии.

Ским продолжал:

— Дальше мы выхватываем двух парней из бронемашины и тащим в ресторанчик. После его посещения они всегда чуть-чуть подвыпившие, дальше берем третьего, сажаем в свою машину, а бронемашину угоняем.

— Понятно, — сказал Паркер.

— Вот и ладно, — заспешил Ским, чувствуя, что Паркер теряет терпение. — Отбираем у охранника ключи от сейфа, добываем деньги и тю-тю. Машина с монетами едет по проселочной дороге. Дороги этой на карте нет, она позади ресторанчика, южнее. И ведет к Олд-Бридж. Восточнее ее городка есть старая ферма. Там мы и собираемся. Так что полиция не будет знать, где искать. — Ским выжидающе взглянул на Паркера.

— Что скажете?

Паркер тряхнул головой, пересек комнату и выбросил в окно сигарету. Потом повернулся к Скиму.

— Ты знаешь, что такое бронемашина? Тебе приходилось с ней работать?

Губы собеседника дрогнули.

— Нет, никогда.

— Вот то-то и оно. Автомобиль радиофицирован, детка. Не успеешь смыться — полиция будет тут как тут. И мы — в капкане.

Ским взглянул на карту. У него было такое ощущение, что его предали.

— Я не знал этого.

— Ты и шагу не успеешь ступить, а тебя уже схватят.

— Боже праведный! Паркер...


— Кто составлял план? Небось Алма?

— Да. По большей части это ее идея.

— Так я и думал. Много же она потратила времени, склонившись над прилавком, пока в ее глупой головенке созрела подобная чепуха. Как же можно браться за дело, совершенно не зная его сути? Не имея понятия ни о чем, кроме того, как подать кофе!

— Что же теперь делать, Паркер?

— Мне нужны наличные и работа. Но при одном условии.

— Назовите его.

— Полный отказ от этого плана. Начнем снова. От печки.

Ским судорожно вздохнул, стараясь не показать облегчения. Он никогда раньше не связывался с бронемашинами и не был уверен в себе. Просто поддался на уговоры этой Алмы, которая обещала золотые горы. На деле все это оказалось чушью. Ским хотел работать с надежным человеком, с человеком, который взял бы ответственность на себя.

Паркер не спеша закурил.

— Дело мы провернем втроем. Пять человек не нужны. Пирог слишком мал для пятерых. Ты, Ганди и я. Этого больше, чем достаточно. А с Алмой можешь разделить свою долю. Если захочешь.

— Что, если ей дать десять процентов?

— Из своей доли — пожалуйста. Это никого не касается. А какого черта ей вообще надо от тебя?

— Не знаю. Спрошу как-нибудь.

— Вы же все равно собирались треть взять себе, а две трети оставить четверым мужикам. Так что разницы почти никакой. Свою часть получите.

— Вроде бы так, но все-таки посоветуюсь с Алмой, — проговорил Ским с сомнением.

— Советуйся хоть с самим дьяволом, только отвечай сразу — да или нет.

Ясно было, что Ским взволнован. Он нетерпеливо поглядывал на пустой стакан. Наконец отозвался:

— Хорошо, Паркер. Пусть будет по-вашему.

— Дай взглянуть на карту. За основу возьмем Ньюарк. Там есть бар под названием “Грин Роз”. Это на Дивижен-стриг. Встретимся в нем в следующий понедельник в десять часов вечера.

— Заметано, — сказал Ским и подошел к кровати. — Рад иметь дело с вами. Сейчас пошлю дружкам записку, что обойдемся без них.

—О'кей.

— А что вы собираетесь делать сегодня?

— Надо уладить кое-какие дела. Человечка два в Балтиморе должны мне тысчонки три.

— Послушайте, надо ли, чтобы Ганди был со мной в баре? Пусть придет.

— Рад работать с вами, Паркер.

— Итак, в следующий понедельник в десять ноль-ноль, в “Грин Роуз”.



<< предыдущая страница   следующая страница >>