prosdo.ru
добавить свой файл
1
Именные категории. Их статус с точки зрения грамматичности. Формально-согласовательные и семантические категории.


Имена противостоят глаголам, что проявляется и в парадигматике ГК. Грамматические категории, по части речи, с которой они преимущественно выражаются, разделяются на именные (характерные для имени существительного, имени прилагательного, местоимения) и глагольные (выражаемые у глаголов). Чёткой границы между этими типами категорий нет (так, есть языки, где время выражается у имени и т. п.).

Имя существительное  – это часть речи, обозначающая предмет (субстанцию) и выражающая это значение в словоизменительных категориях числа и падежа и в несловоизменительной категории рода. (Словоизменительными ГК являются: в парадигме одной лексемы представлено не менее 2 значений (падежи)).

(Грамматика русского языка) Как носители категории рода все существительные, имеющие формы ед. ч., делятся на слова мужского, женского и среднего рода; небольшую группу слов составляют существительные так называемого общего рода; не имеют морфологического значения рода существительные pluralia tantum. Как носители категории числа все существительные делятся на слова: 1) имеющие формы единственного и множественного числа, 2) имеющие только формы единственного числа (или преимущественно употребляющиеся в формах ед. ч.) – существительные singularia tantum и 3) имеющие только формы множественного числа – существительные pluralia tantum. Как носители категории падежа существительные делятся на склоняемые, или изменяющиеся по падежам, т. е. имеющие разные падежные формы, и несклоняемые – с омонимичными падежными формами.

Существительное называет предметы в широком смысле слова; это – названия вещей (стол, стена, окно, ножницы, сани), лиц (ребенок, девочка, юноша, женщина, человек), веществ (крупа, мука, сахар, сливки), живых существ и организмов (кошка, собака, ворона, дятел, змея, окунь, щука; бактерия, вирус, микроб), фактов, событий, явлений (пожар, спектакль, беседа, каникулы, печаль, страх), а также названных как независимые самостоятельные субстанции непроцессуальных и процессуальных признаков – качеств, свойств, действий, процессуально представленных состояний (доброта, глупость, синева, бег, решение, толкотня).


(Аванесов) Существительное — это часть речи со значением предметности. Реальное значение существительных может быть весьма различным. Они могут обозначать не только реально существующие вещи, лица, вещества, организмы, живые существа (камень, машина, ребенок, инженер, сталь, мука, вино, рябина, куст, овца, медведь, синица, кукушка) и т.д., но также различные свойства в отвлечении от того, кому и чему они принадлежат (белизна, доброта, ловкость), действия и состояния в отвлечении от того, кто или что их производит (бег, беготня, работа, движение) и т.д. Однако любое реальное значение выражается существительным как самостоятельный, независимый признак или понятие, т.е. как предмет.

Иначе говоря, все, что обозначается существительным, даже то, что в обыденной речи обычно предметом не называют, выражается в существительном так, как если бы это был предмет. Таково основное отличие по значению существительных от других частей речи, которые могут обозначать те же признаки, но не имеют значения предметности. Например, прилагательное белый обозначает определенный несамостоятельный признак, качество (цвет), которое присуще какому-нибудь предмету: белый снег, сахар и т.д. Существительное же с тем же корнем белизна обозначает это качество в отвлечении от предметов, которым оно свойственно, и потому качество выступает в речи как бы самостоятельным, существующим самим по себе предметом, который сам может обладать рядом признаков, качеств: яркая, сверкающая белизна, или же, как и другие предметы, производить то или другое действие: белизна слепит мне глаза. Подобного же рода различие по значению имеется между существительным и другими частями речи. Например, глагол бежит обозначает действие, совершаемое каким-нибудь предметом или лицом: бежит человек, стрелка часов и т.д., а существительные бег, беготня обозначают действие в отвлечении от того, что его кто-то или что-то производит. Действие в этом случае представляется как бы предметом и потому может обозначаться обладающим известными качествами: быстрый бег, беспорядочная беготня, или совершающим действия: быстрый бег утомляет, беготня рядом мешает спать и т.д.


По мнению Аванесова, грамматически существительные характеризуются прежде всего синтаксическими формами падежа, посредством которых выражается различное отношение существительного к другим словам речи: лежит книга, купил книгу, доволен книгой, нет книги и т.д. Эти отношения могут выражаться как одними падежами существительных, так и падежами в соединении с предлогами: прочел в книге, спорили о книге, вычитал из книги, положить на книгу и т.д.

(ГРЯ) Категория падежа - это словоизменительная категория имени, выражающаяся в системе противопоставленных друг другу рядов форм и обозначающая отношение имени к другому слову (словоформе) в составе словосочетания или предложения. Категория падежа представлена шестью рядами форм, каждая из которых является носителем определенного комплекса категориальных морфологических значений. Эти ряды обозначаются как 1) именительный падеж, 2) родительный падеж, 3) дательный падеж, 4) винительный падеж, 5) творительный падеж и 6) предложный падеж. Носителем категориального значения является также каждая входящая в ряд форма слова: форма им. п. отдельного слова, форма дат. п., форма вин. п. и т. д.

   Таким образом, термином "падеж" обозначается, во-­первых, вся соответствующая морфологическая категория, во-­вторых, ряд форм, объединенных общей системой падежных значений, например, формы отцу, земле, пути – это формы дат. п. (или просто – дат. п.) слов отец, земля, путь.

   Падеж как словоизменительная категория имени выражается его флексиями; дополнительным средством различения падежных форм могут служить чередования в основах существительных (вишня-вишен) и специальные акцентные характеристики (стол-сотла).

Кроме синтаксических форм падежа, существительные имеют несинтаксические формы рода и числа. По формам рода существительные делятся на три грамматических разряда: мужской род — лес, волк, женский род — изба, сестра, средний род — село, поле. В формах числа содержится указание на неопределенное множество или количество предметов, обозначаемых существительным, или же отсутствует такое указание: леслеса, изба — избы,  поле — поля. Обе эти формы существительного, т.е. и формы рода, и формы числа, являются несинтаксическими, но от них зависят синтаксические формы числа и рода прилагательных и глаголов, которые, определяя существительное, согласуются с ним в числе и роде.


( ГРЯ
) Категория рода существительного - это несловоизменительная синтагматически выявляемая морфологическая категория, выражающаяся в способности существительного в формах ед. ч. относиться избирательно к родовым формам согласуемой (в сказуемом – координируемой) с ним словоформы: письменный стол, большое дерево; Вечер наступил, Девочка гуляла бы; Окно открыто; Ночь холодная. Морфологическая категория рода выявляется в формах ед. ч., однако она принадлежит существительному как слову в целом, во всей системе его форм.

Морфологическая категория числа существительных – это словоизменительная категория, выражающаяся в системе двух противопоставленных рядов форм – единственного и множественного числа. Любая форма существительного обязательно относится к единственному или множественному числу. Морфологические значения единственного и множественного числа отражают внеязыковые различия единичности и неединичности называемых существительными предметов.

   Противопоставление единственного и множественного числа осуществляется при помощи двух частных парадигм склонения (падежных форм ед. и мн. ч.), внутри которых одноименные падежи имеют разные флексии. У всех существительных, противопоставленных по числу, системы падежных флексий ед. и мн. ч. различаются в зависимости от типа склонения; у ряда слов в ед. и мн. ч. кроме системы флексий различаются основы (церковь-церкви) ; для ряда слов в формах ед. и мн. ч. характерны различия в ударении (стол-столы).

Некоторые ученые считают, что одушевленность-неодушевленность нужно относить к ГК (лекция)

Имена существительные обнаруживают известные грамматические различия в зависимости от того, являются ли они названиями «живых» или «неживых» предметов. Благодаря этому существительные подразделяются на два разряда: на так называемые существительные одушевленные и неодушевленные. Грамматически различие между одушевленными и неодушевленными существительными выражается формой винительного падежа: у существительных одушевленных форма винительного падежа совпадает с родительным падежом, а у существительных неодушевленных она совпадает с формой именительного падежа. Это различие обнаруживается в ед. числе только у слов мужск. рода, например: одушевл. существ.: встретил брата. Существительные женск. и средн. рода в ед. числе по одушевленности и неодушевленности грамматически не различаются. Принадлежность существительных к одушевленному или неодушевленному разряду, помимо формы вин. пад. самих существительных, обозначается также формами вин. пад. согласованных с ними прилагательных. Прилагательные, согласуясь с существительными одушевленными, образуют форму вин. пад., тождественную с род. пад., а согласуясь с существительными неодушевленными, — тождественную с формой им. пад.; ср.: встретил старого товарища, поймал большого окуня, нашел новых друзей и увидел новый дом, купил книжный шкап, построили крупные заводы. При этом у существительных мужск. рода на -а(-я) (юноша, судья) принадлежность к одушевленному разряду обозначается только формой согласованных с ними прилагательных, например, вин. пад. — народного судью, взрослого юношу и т.д.


В отличие от имен существительных, которые выражают самостоятельные признаки-предметы, прилагательные выражают признаки несамостоятельные, т.е. признаки, относящиеся к значениям других слов. Выражая такой признак, прилагательные вместе с тем указывают на его принадлежность предмету, выраженному существительным, благодаря чему признак выступает как свойство, качество предмета: стальной плуг, золотая осень, полотняная рубаха, детская книга, медвежья берлога, сестрина шляпа, пятый вагон, первый сорт и т.д.

Значением прилагательного определяется его синтаксическое употребление в качестве второстепенного члена предложения, определяющего имя существительное, т.е. в качестве определений. Отношение прилагательного к существительному выражается синтаксическими формами рода, числа и падежа. Эти формы являются зависимыми несамостоятельными формами, при помощи которых прилагательные, согласуясь с существительными, ставятся в том же роде, числе и падеже, что и определяемые ими существительные, ср.: стальной плуг и стальное перо, стальным плугом и стальной пилой, или: стальной плуг и стальные плуги, стальной пилы и стальных пил, или: стальной плуг и стального плуга, стальному плугу и т.д. В качестве зависимых форм падежи прилагательных не выражают различий в отношении прилагательного к существительному, а лишь указывают на принадлежность выражаемого прилагательными свойства предмету, выраженному существительным в том или ином падеже. Такое же грамматическое значение имеют и синтаксические формы рода и числа прилагательных. Они также не выражают различий в отношении прилагательного к существительному, не квалифицируют эти отношения, а только указывают на то, что прилагательное относится к существительному определенного рода и в определенном числе.

Все эти категории у прилагательного – словоизменительные и выявляются синтаксически; морфологические значения прилагательных повторяют морфологические значения существительных, с которыми они согласуются.


    Категория рода прилагательного - это словоизменительная категория, выражающаяся в системе противопоставленных друг другу рядов форм и обозначающая отношение прилагательного к существительному (или местоимению-существительному) в составе определительного словосочетания. Категория рода представлена тремя рядами форм: мужского, женского и среднего рода. Формы мужского рода указывают, что названный прилагательным признак принадлежит предмету (или лицу), который назван существительным мужского рода; формы женского рода указывают, что признак принадлежит предмету (или лицу), который назван существительным женского рода; формы среднего рода указывают на принадлежность признака предмету, названному существительным среднего рода. Таким образом, морфологические значения рода у прилагательных выявляются только в сочетании с определяемыми существительными и служат синтаксическим выявлением значения рода определяемого существительного.

Категория числа прилагательных – это словоизменительная синтаксически выявляемая морфологическая категория, представленная двумя рядами морфологических форм: падежными формами ед. ч. (муж., жен. и сред. р.) и мн. числа. Категориальные морфологические значения ед. и мн. ч. прилагательных повторяют одноименные морфологические значения определяемого сущ. и выражаются системами падежных флексий: большой стол – большие столы; интересная книга – интересные книги; зеленое поле – зеленые поля; красное знамя – красные знамена. В том случае, если признак принадлежит предмету или лицу, названному несклоняемым сущ., формы ед. и мн. ч. прилагательного указывают на морфологическое значение числа этих существительных: розовый фламинго – розовые фламинго; трудное па – трудные па; компетентное жюри – компетентные жюри.

Категория падежа – это словоизменительная категория прилагательного, выражающаяся в системе противопоставленных друг другу рядов падежных форм в составе словосочетания и обозначающая согласование данного прилагательного с определяемым им существительным. Категория падежа прилагательного организуется шестью рядами падежных форм, каждый из которых обозначает, что данная форма прилагательного определяет собою сущ. в соответствующем падеже: форма красивому обозначает, что прил. красивый определяет собою сущ. муж. или сред. р. ед. ч. в форме дат. п. (красивому дому или красивому месту); форма красивую обозначает, что прил. красивый определяет собою сущ. жен. р. ед. ч. в форме вин. п. (красивую девушку); форма красивыми обозначает, что прил. красивый определяет собою сущ. в тв. п. мн. ч. (красивыми домами, красивыми местами, красивыми девушками).


   Средством выражения падежных значений у прилагательных служат падежные формы ед. и мн. ч.; в ед. ч. – формы муж., сред. и жен. р., во мн. ч. – формы мн. ч., общие для прил. муж., сред. и жен. р. В том случае, если прилагательное определяет собою несклоняемое существительное, падежные формы прил. ед. и мн. ч. служат синтаксическим выражением значений падежа и числа этого существительного: Нет осеннего пальто; Обратился к известному конферансье; Принят на определенное амплуа; Располагает неопровержимым алиби; События в негритянском гетто; На озере живут розовые фламинго.
Таким образом, имя прилагательное есть часть речи, которая выражает несамостоятельный признак как свойство или качество предмета и имеет синтаксические формы рода, числа и падежа, указывающие на отношение прилагательного к существительному.

Категория степени сравнения у прилагательных – это словоизменительная морфологическая категория, образуемая двумя рядами противопоставленных друг другу форм с морфологическими значениями положительной и сравнительной степени. В формах положительной степени заключено морфологическое значение, представляющее названный прилагательным признак вне сравнения по степени его проявления. Форма положит. степени характеризует признак предмета непосредственно и безотносительно к его проявлению в других предметах: веселый, сильный, сладкий, твердый. В формах сравнительной степени (компаратива) заключено морфологическое значение, указывающее на большую – по сравнению с чем-либо – степень признака: веселее, сильнее, слаще, тверже; Погода была прекрасная, еще прекраснее, чем прежде.

Средствами выражения морфологических значений степеней сравнения служат для положит. степени вся совокупность форм прилагательных, в которых выявляются знач. рода, числа и падежа, а для сравнит. степени – особая неизменяемая форма компаратива: добрее, красивее, прилежнее, прохладнее, тише, хуже. Формы компаратива употребляются в сочетании с род. п. имени или в объединении с союзом чем: лисицы хитрее волков – лисицы хитрее, чем волки. Однако нормально и абсолютивное (без зависимой словоформы) употребление компаратива. При этом, если зависимая словоформа не подразумевается, то в компаративе сопоставляются разные состояния одного и того же предмета: Гвоздики недаром лукаво глядят, Недаром, о розы, на ваших листах Жарчее румянец, свежей аромат: Я понял, кто скрылся, зарылся в цветах! (Тютч.); Память о солнце в сердце слабеет, Желтей трава, Ветер снежинками ранними веет Едва, едва.


Имена числительные обозначают различные количественные представления: два, пять, семь, десять, двадцать, сто, пятьсот, оба, двое, пятеро, семеро, много, мало, несколько, сколько и т.д. Однако не всякое слово со значением количества есть числительное. Например, слова пяток, десяток, сотня и др. являются существительными, слова первый, пятый, двадцатый, сотый, тысячный – прилагательными, а слова дважды, трижды, по-двое, по-трое, впятером, всемером – наречиями, хотя все эти слова имеют количественное значение.

Как особая часть речи, т.е. как особый грамматический разряд, а не только группа слов, определяемая по значению, имя числительное выделяется на основании известных грамматических признаков. Следовательно, не все слова, обозначающие количество, могут быть отнесены к числительным, так как не все они обладают такими признаками. Эти признаки свойственны только определенной группе слов с количественным значением, и только они и являются числительными.

Одним из грамматических признаков имен числительных служит то, что, обозначая количество, они не имеют формального значения числа. Формы ед. и множ. числа поэтому у числительных отсутствуют.

Имена числительные обладают синтаксическими формами падежа. Однако употребление падежей у них очень своеобразно. Одни падежи числительных являются независимыми (несогласуемыми) формами, как у существительных, другие же – зависимыми (согласуемыми), как у прилагательных.

Обыкновенно числительные употребляются в сочетании с существительным, обозначающим те предметы, о количестве которых сообщается числительным, например: строится пять домов, нет десяти часов, по три года, строят две фабрики, с пятью рублями и т.д. В том случае, когда падежи числительных являются независимыми, числительное определяется существительными, которые при этом ставятся в родительном падеже. Напротив, в зависимых падежах числительное само выступает в качестве определяющего слова к существительным, обозначающим исчисляемые предметы, и согласуется с ними в падеже, подобно прилагательному, ср., например:: купил пять книг (числительное в вин. пад. пять относится к глаголу купил, а существительное в род. пад. книг – к числительному пять) и не хватает пяти книг (существительное книг относится к глаголу не хватает, а числительное пяти – к существительному книг, согласуясь с ним в падеже).


В качестве независимых, т.е. несогласуемых, падежных форм у числительных употребляются прежде всего падежи им. и вин. Эти падежи имеют то же значение, что и соответствующие падежи существительных. Им. пад. не указывает на какое-либо отношение числительного к другим словам предложения. Поэтому числительное в им. пад. выступает в качестве подлежащего: Девять самолетов поднялось в воздух. У ворот дома Удоевых остановилось несколько человек. (Ф.Сологуб), Сколько разных чувств проходит во мне, сколько мыслей туманом проносится. (М.Пришвин) В вин. пад. числительное обозначает объект, на который непосредственно направлено действие: съел два яблока, купил десять тетрадей, вижу шесть самолетов, срубил несколько берез, По всем комнатам часы одни за другими прозвонили двенадцать – и все умолкло. (А.Пушкин), – и, следовательно, служит в предложении дополнением. Таким же независимым является дат. пад. числительных, когда он употребляется с предлогом по в кратном значении: нам дали по два яблока, мы работаем по восьми часов, они получили по пятидесяти рублей. Во всех этих случаях при числительном обычно стоит определяющее его существительное в род. пад., которое обозначает исчисляемые предметы.

Все прочие падежи числительных, в том числе и дательный (без предлога по в кратном значении), являются зависимыми согласуемыми формами. В этих падежах числительные согласуются с существительными, обозначающими исчисляемые предметы, выступая в предложении, как и прилагательное, в качестве определения: недостает пятидесяти рублей, театр вел подготовку к четырем спектаклям, поезда идут по обеим колеям, Дубровский владел семьюдесятью душами. (А.Пушкин), В пятнадцати верстах от Гассан-Кале находится мост, прекрасно и смело выстроенный на семи неравных сводах. (А.Пушкин). В определенных случаях согласуемым может быть и вин. пад. А именно: числительные два, три, четыре, а также числительные с собирательным значением оба, двое, трое, пятеро, семеро и др. согласуются с одушевленными существительными в вин. пад., обозначающими исчисляемые предметы, ср. встретил трех друзей, купил четырех уток, обоих сыновей приняли в Красную армию, семерых товарищей послали в командировку (но встретил три автомобиля, купил четыре книги и т.д.). Числительное при этом ставится в форме вин. пад., совпадающей с род. пад., как это бывает и с прилагательными, когда они определяют одушевленное существительное в вин. пад.


Большая часть числительных не имеет форм рода, т.е. не принадлежит ни к мужск., ни к женск., ни к средн. роду и не изменяется по родам. Исключение в этом отношении представляют лишь числительные оба, два, полтора, которые изменяются по родам и согласуются в роде с существительным, обозначающим исчисляемые предметы. Эти числительные согласуются в роде и в том случае, когда не согласуются с существительным в падеже, а именно когда числительное стоит в им. или вин. пад., а существительное, обозначающее исчисляемые предметы, является по отношению к числительному определяющим словом, ср.: приехали оба брата и обе сестры, купил два карандаша и две тетради. Следовательно, в им. и вин. пад. числительные оба, два, полтора согласуются в роде с определяющим словом, а не с определяемым, как это бывает обычно в русском языке.

Числительные оба, два, полтора имеют две родовые формы: одну для мужск. и средн. рода – оба, два, полтора (персика, яблока) и другую для женск. – обе, две, полторы (груши). При этом числительное оба различает род во всех падежных формах: оба брата и обе сестры, обоих братьев и обеих сестер, обоим братьям и обеим сестрам и т.д., тогда как у числительных два и полтора род различается только в им. падеже, а также в вин., когда он совпадает по форме с им.: им. пад. – пришло два брата и две сестры, лежит полтора яблока и полторы груши; вин. пад. – строят два дома и две избы, взял полтора яблока и полторы груши (но видел двух братьев и двух сестер). В косвенных падежах числительные два и полтора родов не различают, образуя общие формы как для мужск. и средн. рода, так и для женск.: двух братьев и сестер, двум братьям и сестрам, полутора яблок и груш, яблокам и грушам и т.д. В устной речи наблюдается тенденция не различать родов в косвенных падежах и у числительного оба, причем для всех трех родов обобщаются падежные формы мужск. и средн. рода: обоих сестер, обоим сестрам, как обоих братьев, обоим братьям.


Хотя отдельные числительные и изменяются по родам, все же отсутствие форм рода может также считаться характерным отличительным признаком числительных наряду с другими грамматическими признаками – отсутствием форм числа и наличием своеобразных по значению и употреблению падежных форм. По совокупности всех этих признаков и определяется имя числительное как особая часть речи.

Таким образом, числительные – это слова с количественным значением, которые не различают форм числа и рода и имеют синтаксические формы падежа, независимые формы им. и вин. пад., а также дат. с предлогом по в кратном значении и зависимые формы прочих падежей. По своим падежным формам, которые употребляются то подобно падежам существительных, то подобно падежам прилагательных, имя числительное является своеобразной промежуточной частью речи, примыкающей в одних падежах к именам существительным, а в других – к именам прилагательным.

По отношению к категории падежа (склонению) все числительные разделяются на склоняемые и несклоняемые. К несклоняемым относятся слова мало и немало, к склоняемым – все остальные числительные. Категория падежа у числительных – это словоизменительная морфологическая категория, представленная шестью рядами падежных форм, по флексиям совпадающих с падежными формами существительных или прилагательных (см. образцы склонения.

Собирательные числительные (кроме оба), не располагают формальными средствами выражения рода; однако они относятся избирательно к роду тех существительных, с которыми они сочетаются. Эти числительные употребляются со следующими существительными. 1) С сущ. муж. и общ. р. – названиями лиц: трое мальчиков, пятеро мужчин, четверо сирот; с сущ. жен. р. – названиями лиц, а также с назв. животных (кроме невзрослых), собират. числительные, как правило, не соединяются; однако такие соединения, хотя они и не рекомендуются, не исключены и в употреблении встречаются, например: [Вершинин:] У меня жена, двое девочек (Чех.). 2) С сущ. дети (ед. ч. ребенок), ребята, люди (ед. ч. человек), лица (люди), с названиями невзрослых существ, а также с субстантивированными прилагательными и причастиями в форме мн. ч., называющими группу лиц: четверо детей, трое людей, трое щенят, семеро козлят, пятеро известных лиц, двое неизвестных, четверо знакомых, семеро отдыхающих. 3) С личными местоимениями-существительными мы, вы, они: пригласили только вас двоих; их трое; Нас было двое: брат и я (Пушк.); Остались мы трое (Гонч.). 4) Из неодушевл. существительных собирательные числительные сочетаются только со словами pluralia tantum и, реже, с названиями парных предметов, не относящимися к разряду pluralia tantum; двое суток, четверо ножниц, пятеро саней; двое лыж (две пары лыж), трое ботинок (три пары ботинок). В формах всех косв. падежей, кроме вин. п., при таких неодушевл. существительных употребляются количественные, а не собирательные числительные: двое суток, пятеро саней, но не прошло и двух суток, к пяти саням. Преимущественное употребление собирательных числительных с существительными – названиями лиц, а также с местоимениями-существительными мы, вы, они выделяет собирательные числительные в небольшую группу слов, способных выражать противопоставление "личность – неличность". Эта способность свойственна также местоимениям-существительным.


По мнению Аванесова, Сидорова, числительные не имеют морфологической категории числа. Однако они относятся избирательно к формам числа тех существительных, с которыми они сочетаются. В зависимости от сочетаемости с формами ед. или мн. ч. существительных числительные делятся на две группы: 1) числ. два, оба, полтора, три, четыре, которые соединяются с сущ. в ед. ч. (род. п.): два дня, оба друга, полтора ведра, три книги, четыре студента; 2) числ. пять, шесть, семь и далее, а также собирательные (кроме оба), которые соединяются с сущ. во мн. ч. (род. п.): пять дней, шесть ведер, семь книг, трое друзей, четверо студентов. Это правило действительно только для тех словосочетаний, в которых числительное выступает в формах им. п. и совпадающего с ним вин. п.; во всех других падежах сочетающееся с числительным существительное последовательно употребляется в форме мн. ч.: два стола, но двух столов; оба мальчика, но обоих мальчиков, полтора года, но полутора лет, три месяца, но трех месяцев, четыре вагона, но четырем вагонам. В том случае, если при существительном в составе количественного именного сочетания (в том числе и в сочетаниях с числительными первой группы) есть определяющее прилагательное, последнее употребляется во всех падежах только в форме мн. ч.: два праздничных дня, оба веселых друга.

По характеру грамматических значений выделяются следующие ГК:


  • (1) содержательные (“номинативные”, “семантические”, “референциальные”) г. к., непосредственно участвующие в отражении внеязыковой действительности (род, число);
  • (2) формальные (“асемантические”, “формально-структурные”) категории, отражающие лишь сугубо сочетаемостные ограничения словоформ (напр., “согласовательные” г. к. участвуют в оформлении отношений согласования: напр., род, число и падеж прилагательного; род, число и лицо глагола; а также “формально-структурные” морфологические характеристики лексем - такие, как типы склонения и спряжения).


Среди содержательных г. к. различаются:

  • (1б) субъективно-объективные, отражающие свойства и отношения объектов с точки зрения участников речевого акта (которые интерпретируют, отражают субъективную точку зрения наблюдателя – число, род, одушевленность);

По отношению категориального признака к членам разбиения г. к. подразделяются на

  • (1) формообразовательные (“собственно грамматические категории”, “коррелятивные” г. к., “модификационные” г. к.), по которым лексема может изменяться (напр., падеж существительного; род, число и падеж прилагательного; время и наклонение глагола), и
  • (2) классифицирующие (“классификационные” грамматические категории, “некоррелятивные” грамматические категории), свойственные целой лексеме и постоянные для неё (напр., части речи, род неодушевлённых существительных, одушевлённость/неодушевлённость большинства существительных, переходность/непереходность и личность/безличность большинства глаголов).


По степени “коррелятивности” среди формообразовательных грамматических категорий выделяются:

  • (1а) словоизменительные (“последовательно коррелятивные”, “флексионные”), модифицирующие (т. е. предполагающие наличие корреляций) для всех слов данной части речи (падеж существительного, время и наклонение глагола, согласовательные грамматические категории глаголов и прилагательных) и

  • (1б) деривационные (“непоследовательно коррелятивные”, “основообразовательные”, “лексико-грамматические” г. к.), предполагающие наличие корреляций лишь для некоторого значительного подкласса данной части речи (напр., род (лингвистика) одушевлённых существительных, число существительных, вид и залог глагола, степень сравнения прилагательных, диатеза).