prosdo.ru 1 2 ... 17 18

Скотт Вестерфельд

Особенная

Красавица – 3



Часть I. Быть особенной

Щипая его лепестки, Вы не собираете красоту цветка.

Рабиндранат Тагор, "Беспризорные Птицы"

1. Чрезвычайное обстоятельство

Шесть скайбордов с молниеносной скоростью и изяществом проскользнули среди деревьев. Скайбордисты, смеясь, то набирали высоту, то наоборот снижались, вращались и переплетались среди деревьев, усыпанных белоснежно-ледяным снегом. За ними тянулся кристаллический след из крошечных снежинок, упавших с веток деревьев и отражающих лунное сияние.

Тэлли чувствовала все с холодной ясностью: онемевшие руки от леденящего ветра, силу гравитации удерживающую ее на скайборде. Она неслась среди деревьев, не успевая вдыхать воздуха, из-за чего горло болело, а язык пересох и распух.

Но холодный воздух, казалось, сделал все звуки более четкими: как расстегнутый жакет развевался за ее спиной, словно флаг, трепещущий на ветру; как пищали ее туфли-липучки на каждом крутом повороте. Фаусто качал танцевальную музыку прямо в ее наушник, но сейчас она была тихой по сравнению с остальными звуками, которые слышала Тэлли. Она чувствовала безумное число ударов веток деревьев о ее новые моноволокные мускулы.

От быстрого полета на глазах выступили слезы, но пелена не застилала картинки, проносившиеся мимо Тэлли - ее зрение становилось еще более острым. Всё вокруг проносилось мимо блестящими полосами, посеребренными лунным светом, словно старое черно-белое кино.

Это было одним из качеств «резчиков»: теперь все было ледяным, как будто твоя кожа замерзла навек. Шэй пролетела рядом с Тэлли, и на миг их пальцы соприкоснулись; она хотела улыбнуться подруге, но внутри живота образовался тугой комок, когда девочка посмотрела на лицо Шей. Сегодня вечером эти пять «резчиков» были секретными агентами. Эти черно-радужные оболочки, скрытые под контактными линзами с унылыми глазами, жестко-симпатичные челюсти, смягченные умно-пластмассовыми масками…Они превратили себя в уродов, потому что в парке Клеопатра произошло чрезвычайное обстоятельство. Для Тэлли это был первый выход в роли секретного агента. Слишком рано, учитывая, что она чрезвычайник всего несколько месяцев. Но когда она смотрела на Шэй, то ожидала увидеть новую жестокую красоту лучшей подруги, а не уродливую вечернюю маску. Тэлли повернула свой скайборд вбок, чтобы не врезаться в дерево. Она сконцентрировалась на блестящем мире вокруг, на координации ее тела, чтобы точнее лавировать между деревьями. Холодный порыв ветра помог ей сфокусировать свое внимание на окружающем мире, а не чувстве отсутствия кого-то важного. Зейна среди них не было.


- Уродцы не столь невежественны, как красавчики, - наушник передает шепот Шэй, который оттесняет музыку на второй план. - Ты уверена, что готова к этому, Тэлли-ва?

Тэлли глубоко вздохнула, чувствуя, как мозг заполняет холод. Это будет не Тэлли, если она отступит сейчас.

- Не волнуйся, Босс. Все пройдет гладко.

- Должно пройти. В конце концов, это твой выбор, - сказала Шэй, – давайте немного побудем счастливыми уродцами.

Несколько «резчиков» усмехнулись, глядя на поддельные лица друг друга. Тэлли еще раз вспомнила свою собственную миллиметровую маску: пластиковые шишки, которые сделали ее лицо уродливым, покрывали великолепные спиннинг веб-флэш-татуировки. Коронки притупляли ее острые, как бритва, зубы. Даже ее татуированные руки были обработаны поддельной кожей.

В зеркале Тэлли увидела, как она выглядит – как урод. С крючковатым носом, пухлыми щечками и нетерпеливым выражением лица – словно дурень, который ждет своего следующего дня рождения, чтобы переплыть через реку на операцию красоты. Другими словами - случайные пятнадцать лет.

Это было первое задание Тэлли с тех пор, как она стала чрезвычайницей. Она была готова ко всему, а эта операция наполнила ее новые мускулы холодом, усовершенствовала рефлексы, подобные змеиной скорости. Затем она провела два месяца подготовки в лагере «резчиков», где они жили на природе, мало спали и не имели никаких санитарных условий.

Но один взгляд в зеркало поколебал ее уверенность.

Избавиться от этого чувства Тэлли не помогло даже то, что они влетали в город через бесконечные, затемненные здания общежитий Уродвилля. Из-за воспоминаний о скуке в городе, в котором она выросла, у Тэлли побежали мурашки по внутренней стороне ладони. Не спасала даже униформа общежития, годная для повторного использования. Ухоженные деревья зеленой зоны каким-то образом давили на Тэлли. Как будто город пытался снова превратить ее в уродину. Но она не хотела этого. Ей понравилось быть чрезвычайницей. Холод внутри и усовершенствование тела было лучше. Она не могла дождаться возвращения в лагерь «резчиков», чтобы отодрать от лица эту уродливую маску.


Тэлли сжала кулаки и стала прослушивать сеть своего наушника. Музыка Фаусто и другие звуки окутали ее – мерное дыхание, завывание ветра, даже биение сердец остальных «резчиков», словно они были связаны. Из-за волнения стук увеличивался и, словно эхо, отзывался внутри нее.

- Разделимся, - раздался в голове голос Шэй. Огни Нью-Красотауна приближались. - Не хочу привлекать внимания.

«Резчики» разошлись. Тэлли осталась с Фаусто и Шэй, в то время как Тэчс и Хо полетели к вершине парка Клеопатра. Фаусто что-то настроил на своем скайборде, и музыка исчезла. Остались только завывания ветра и отдаленный шум веселящейся толпы. Тэлли сосредоточилась на своем дыхании, ее новое обоняние позволило ей почувствовать запах толпы – отвратного пота и пролитого алкоголя. На вечеринках не использовались кольца-интерфейсы, сдерживающие динамику музыки, поэтому звук разлетался на большое расстояние среди деревьев. Уроды всегда были шумными.

Тэлли знала, что сможет пройти знакомый лес даже вслепую. Но сегодня ночью она нуждалась в своем специальном видении. У Шэй были шпионы в Уродвилле, и они выяснили, что на вечеринку явились посторонние. Именно поэтому «резчики» были здесь: это и было чрезвычайным обстоятельством.

Они приземлились вне досягаемости огней скайбордов. Тэлли спрыгнула на землю. Ветки сосны потрескивали от мороза. Шэй поднялась над верхушками деревьев, чтобы осмотреть местность. Тут она посмотрела на Тэлли с Фаусто и с насмешливым видом сказала:

- Вы «пахнете» возбужденными.

Тэлли пожала плечами. Это оказалось не так просто – форма общежития была ужасно неудобной. Шэй всегда могла чувствовать запах того, что вы чувствуете.

- Возможно, Босс.

Здесь, недалеко от вечеринки, Тэлли вспомнила, как она ненавидела чувствовать высокую температуру тел, находящихся поблизости, тяжесть взглядов, смотревших на нее. Но теперь, сквозь маску, она ощущала странный барьер, отделяющий ее от мира. Очень «неособенный».


Тэлли неожиданно для себя покраснела, будто от стыда.

Шэй взяла ее за руку и сказала:

- Не волнуйся, Тэлли-ва.

- Они всего лишь уроды, - шепот Фаусто резал слух. – И мы здесь, с тобой.

Тэлли кивнула, слыша успокаивающее дыхание. Это было то же самое, что и с Шэй: она чувствовала запах чужих чувств. Она никогда не была одна, даже когда было такое чувство, что ей чего-то не хватало. Даже если отсутствие Зейна навевало панику.

Продираясь сквозь ветки, она шла позади Шэй.

В голову Тэлли лезли воспоминания. Не о том, как она уродкой все время путала время, а о том, каким грандиозным праздником Весенний Удар был для уродцев. Приход весны означал более длительные прогулки на скайбордах. В этот день уроды устраивали вечеринку.

И вот они уже там. Но поскольку она и Фаусто следовали за Шэй, Тэлли не увидела ни одного знакомого уродца с прошлого года. Это казалось неважным. Новоприбывшие уродцы просто стояли вокруг с таким застенчивым видом, что те, кто танцевал, посмеивались над их попытками влиться в общую атмосферу. Они все казались плоскими и искусственными, как партийные, отдельно оплачиваемые товары, ждущие своих покупателей.

Однако Шэй была права: они не были болванами. Толпа легко расходилась, пропуская Шэй. Но по их непропорциональным лицам с острыми глазами, было видно, что они возбуждены.

Уродцы были достаточно умны, чтобы понять, что они трое отличаются от всех. Никто не смотрел на Тэлли больше двух секунд. Скорее всего, они догадывались, что ее лицо всего лишь маска. Но, проходя мимо, Тэлли все время чувствовала их дрожь, словно они ощущали какую-то опасность, витающую в воздухе.

Мимоходом Тэлли наблюдала за изменением мыслей уродцев по их лицам. В основном они совпадали: ревность и ненависть, конкуренция и привлекательность. Теперь, когда Тэлли стала чрезвычайницей, она смотрела на этих людей свысока.

Она улыбнулась, наконец, расслабившись и почувствовав готовность к охоте. Наблюдать за вечеринкой было не так уж сложно. Тэлли просмотрела толпу, ища любого, кто казался здесь неуместным: уверенный, мускулистый и немного загорелый от проживания на природе.


Она знала, как выглядят дымники.

Прошлой осенью, когда Тэлли еще была уродкой, Шэй бежала, чтобы избежать операции красоты. Тэлли последовала за ней, чтобы вернуть подругу и найти тайный город под названием Дым. Вместе они прожили в Старом Дыме чуть больше двух недель. Эта жизнь была для Тэлли чистой воды пыткой, но зато ее воспоминания пригодились теперь. Дымники имели дурацкое представление о новоиспеченных красавцах; они считали себя лучше людей, живущих в городе.

Тэлли потребовалось несколько секунд что бы отыскать глазами в толпе Тэчса и Хо. Они были похожи на парочку кошек, таких же хищных и осторожных.

- Вы считаете, мы слишком заметны, Босс? – прошептала она в наушник, позволяя сети нести ее слова.

- Заметны? Почему?

- Они все выглядят такими невежественными, а мы смотрим на них… по-особенному.

- Мы и есть особенные. – Шэй оглянулась через плечо: на ее лице играла улыбка.

- Но я думала, что мы не должны привлекать внимания!

- Это не означает, что мы не можем немного развлечься! – внезапно Шэй исчезла в толпе.

Фаусто коснулся плеча Тэлли и прошептал ей в ухо:

- Смотри и учись.

Он был чрезвычайником гораздо дольше Тэлли. «Резчики» были новой частью комиссии по чрезвычайным обстоятельствам.

Тэлли знала, что ее операция красоты проходила намного дольше, чем у других. Это объяснялось тем, что в своей прошлой жизни она сделала довольно много нехороших вещей, и докторам пришлось постараться, чтобы снять с Тэлли всю ее вину и позор за содеянное. Они очень хорошо постарались, однако полностью стереть все остатки вины им не удалось. Иногда она испытывала странные эмоции, но все ее оставшиеся воспоминания были слишком запутанны. Тэлли чувствовала свое превосходство именно от осознания того, что она была «резчиком».

Таким образом, они с Фаусто наблюдали за действиями Шэй.

Она схватила первого попавшегося мальчика и дернула его на себя, отрывая от девочки, с которой он разговаривал. Его напиток опрокинулся, и странная жидкость начала капать на землю. Мальчик поднял голову, что бы узнать кто такой «умный», но тут поймал пристальный взгляд Шэй.


Она не была столь уродлива, как остальные. Тэлли успела заметить, что ее маска так и не смогла скрыть черно-радужную оболочку ее глаз. Именно из-за этого ее глаза выглядели хищно.

Когда она потянула мальчика на себя, он был уже околдован. Неловким движением он всунул банку пива первой попавшейся девчонке, которая наблюдала за ними с раскрытым ртом.

Уродец положил свои руки на плечи Шэй, по-прежнему не отводя взгляда от ее глаз, и начал повторять за ней движения. Теперь люди их заметили и с интересом наблюдали.

- Я не помню эту часть плана,- осторожно произнесла Тэлли.

Фаусто рассмеялся:

- Чрезвычайное положение не нуждается в планах.

Он стоял очень близко, позади Тэлли и обнял ее за талию. Она чувствовала его дыхание на затылке и странное покалывание в теле.

Тэлли отстранилась. «Резчики» все время дотрагивались друг до друга, но она еще не привыкла к ощущениям, когда ты особенный. Это заставило ее чувствовать себя еще более странно. Почему же Зейн не присоединился к ним до сих пор?

Через наушник Тэлли слышала, как Шэй что-то шептала мальчику. Ее дыхание сбилось, хотя Шэй с легкостью могла снова его выровнять. Но когда она погладила его по щетинистой щеке, ужасный звук резанул ухо. Фаусто усмехнулся, когда Тэлли вздрогнула.

- Расслабься, Тэлли-ва, - сказал Фаусто, потирая ее плечи. – Она знает, что делает.

Теперь для нее многое стало очевидно: танец Шэй завораживал людей вокруг нее. До сих пор вечеринка была возбужденным пузырем, колеблющимся в воздухе, но Шэй охлаждала их пыл, словно выпуская ту, холодную часть людей.

Толпа начала разделяться на пары, обхватывая руками друг друга, двигаясь все быстрее. Кто бы ни отвечал за музыку на танцполе, он явно заметил, что танцующих стало больше. Теперь музыка стала громче, басы глубже, а световые эффекты запульсировали, переходя от черного света до ослепительного сияния. Толпа начала прыгать вверх и вниз в так музыке.


Тэлли чувствовала, что ритм ее сердца ускорился, пораженная тем, как легко Шэй собрала всех вместе. Ее словно выворачивало наизнанку, и все благодаря Шэй. Это не было похоже на их глупые проделки в Уродвилле – тайный полет через реку или кража спасательной куртки – это было волшебство.

Особенное волшебство.

Что было бы, будь она уродиной? Шэй всегда говорила, что уродцев обучали неправильно: для них было важно то, на что они были похожи. Никто никогда не акцентировал внимание на том, как они вели себя, как держались. Для Шэй сила и красота были на втором плане, для нее было важным то, что она особенная. Все остальные были лишь обоями, стертым фоном, пока Шэй не вовлекла их в центр внимания.

- Пошли, - прошептал Фаусто, уводя Тэлли. Они остановились у самого края дискотеки. Благодаря своему зрению они могли наблюдать за Шэй и ее случайным партнером.

- Стойте там и оставайтесь незамеченными, – раздалось в наушнике. Тэлли кивнула, слыша ответ других «резчиков». Внезапно все обрело смысл.

Вечеринка была слишком однообразной, слишком мертвой, чтобы скрыть «резчиков» или их жертву. Но теперь в ней произошли кардинальные изменения. Толпа бушевала. Повсюду летали пластиковые стаканчики, движение бурлило. Если дымники решили явиться на вечеринку без приглашения, то этот момент был идеальным для краха такого плана.

Теперь двигаться было тяжело. Тэлли проталкивалась через толпу молодых девушек – фактически девочек – все они танцевали с закрытыми глазами. Ее собственная специальная аура была заглушена воздействием энергии со стороны, волшебством танца Шэй.

Тела, прыгающие напротив нее, напомнили Тэлли, как она изменилась внутри.

Ее новые кости были сделаны из воздушной керамики, легкие, как бамбук, и прочные, как алмаз. Мускулы состояли из самовосстанавливающихся моноволокн. Уродцы были хрупкими и несущественными по сравнению с ней.

Звон в ее голове усилился, когда Фаусто усилил диапазон сети в наушнике: крики девочки, танцующей рядом с Тэчсом, шум от спикеров, близко к которым стоял Хо, и плюс ко всему шепот Шэй и ее партнера. Это было похоже на то, как будто Тэлли была пятью людьми сразу. Как если бы в ее сознание было наполненным кучей энергии, шума и света.


Тэлли пару раз глубоко вздохнула, стараясь привести мысли в порядок, и направилась в самую темную часть танцпола. Оттуда она могла яснее мыслить и точнее ориентироваться.

Но в первую же секунду Тэлли поняла, что гораздо проще двигаться вместе с толпой, а не против нее. Тогда она расслабилась и беспорядочно понеслась, точно так же как отдавалась на волю ветру, позволяя нести свой скайборд, как ему угодно, представляя себя хищной птицей.

Закрыв глаза, Тэлли впитывала в себя чужие эмоции. Может быть, все это действительно было особенным. Ощущать, что толпа - один реальный человек, а ты его часть…

Вдруг волоски на затылке Тэлли встали дыбом. Аромат, отличный от человека и запаха пива, вернул ее назад к тем дням: к побегу, к первому дню, когда она осталась одна в дикой природе.

Она цеплялась за запах дыма, а точнее - походного костра. Ее глаза открылись. Городские уродцы не жгли костры или даже факелы: это было запрещено. Единственный свет исходил от скайбордов и полной луны.

Аромат, должно быть, прибыл откуда-то Снаружи.

Тэлли шла сквозь толпу, пытаясь отыскать источник запаха.

Никто не выделился.

Только невежественные уродцы, трясущие головами, и летающие банки из-под пива.

Никого изящного, или уверенного, или сильного…

Тогда Тэлли увидела девочку.

Она медленно танцевала с каким-то мальчиком, что-то сосредоточенно шепча ему в ухо. Его пальцы нервно дергались, их движения абсолютно не соответствовали ритму музыки, они были похожи на двух неуклюжих новорожденных. Куртка девочки была обвязана вокруг талии, как будто ей не было холодно. Внутренняя часть ее руки была в небольших квадратиках – участках, где проступал загар.

Эта девочка провела много времени Снаружи.

Поскольку Тэлли придвинулась ближе, она снова почуяла аромат костра. Ее новые и прекрасные глаза увидели грубость ткани рубашки девочки, явно сшитой из естественных волокон. На ней было несколько швов, и она испускала странный запах моющего средства. Этот предмет одежды не был разработан в городе, скорее всего, его помыли в холодном речном потоке. Тэлли заметила несовершенную форму волос девочки – отстриженных вручную металлическими ножницами.


- Босс, - прошептала Тэлли в наушник.

Голос Шэй был сонный:

- Что, так скоро, Тэлли-ва? Я весело провожу время.

- Думаю, я нашла дымника.

- Ты уверена?

- Да, абсолютно. Она пахнет костром.

- Я ее вижу, - раздался в наушнике голос Фаусто. - В коричневой рубашке? Танцует с тем парнем?

- Да, и она загорелая.

Послышался несколько раздраженный вздох, затем извинения. Шэй пыталась отлепить от себя мальчика-урода.

- Еще кто-нибудь?

Тэлли снова просмотрела толпу, стараясь снова почуять запах дыма.

- Нет, насколько я могу сказать.

- Никто больше не выглядит подозрительным, - голова Фаусто была видна поблизости, он пробирался к девочке.

С другой стороны приближались Тэчс и Хо.

- Что она делает? – спросила Шэй.

- Танцует и … - Тэлли сделала паузу, ее глаза, уловили движение руки девочки, скользнувшую в карман мальчика, – она только дала ему что-то.

В дыхании Шэй слышалось шипение. Несколько недель назад дымники пропагандировали, а теперь они еще и привозили с собой кое-что более опасное: нано-таблетки.

Они удаляли микротравмы в мозгу новоиспеченных красавцев, но повышали агрессию и аппетит. И, в отличие от других препаратов, изменения были постоянными. Это были всегда голодные микроскопические машины внутри твоей головы, и если они не получали приличную дозу еды, то сжирали часть твоего мозга. Одна таблетка – все, что требовалось, чтобы сойти с ума.

Тэлли видела, как это происходило.

- Берите ее, - сказала Шэй.

Адреналин побежал в крови Тэлли. Она первая нашла девчонку, значит, это она должна ее захватить. Она крутила кольцо на среднем пальце, почувствовав, как из него вылезает жало. Один укол и девочка потеряет сознание, а очнется уже в Комиссии по Чрезвычайным Обстоятельствам, готовая пойти под нож.

Но тут Тэлли подумала, что девочка превратится в болвана: симпатичного, красивого и счастливого. И невежественного.


Но по крайней мере, ей будет лучше, чем бедному Зейну.

Тэлли придала своей руке чашевидную форму, что бы ненароком не задеть других уродцев. Несколько шагов, и она протянула руку, разделяя пару.

- Могу я вмешаться? – спросила Тэлли.

Глаза мальчика расширились, но на губах заиграла усмешка:

- Вы что, обе хотите потанцевать?

- Это нормально, - сказала дымница, - возможно она даже больше.

Девочка сняла куртку, повязанную вокруг талии, и натянула ее на плечи. Когда она просунула руки сначала в рукава, а потом в карманы, Тэлли услышала шорох полиэтиленового пакета.

- Разбирайтесь между собой сами, - сказал мальчик и отступил назад.

Щеки Тэлли вспыхнули. Мальчик улыбался ей, не подозревая, что она была особенной. Уродская смарт-пластика на ее лице начала гореть.

Этот глупый мальчик думал, что она была здесь для его развлечения. Нужно было его переубедить.

Тэлли придумала новый план.

Она нажала кнопку на своем крэш-браслете. Он отреагировал моментально: его сигнал передался по всему телу, умные молекулы маски стали отсоединятся друг от друга, и ее уродливая маска наконец-то отклеилась от лица Тэлли, показывая жестокую красоту внизу. Она щурилась, пока цвет ее глаз менялся на угольный с черными радужками внутри. Зубные коронки на зубах ослабли, и Тэлли плюнула под ноги мальчику, возвращая ему улыбку, но уже с клыками.

Полное преобразование заняло не больше секунды.

- Уйди, уродец. А ты, - она повернулась к дымнице, - вытаскивай руки из карманов!

Девушка сглотнула, расставляя руки по сторонам.

Тэлли увидела, как дымница уставилась на ее жестокую красоту, как толпа рассматривала ее татуировки, покрывавшие кожу, словно черные кружева.

Она решила заканчивать с арестом:

- Я не хочу делать тебе больно, но мне придется это сделать, если ты будешь сопротивляться.


- Не буду, - спокойно ответила девочка. Но тут она подняла запястья указательными пальцами вверх.

- Даже не думай, - начала было Тэлли, но слишком поздно заметила ремни, вшитые в одежду дымницы. «Молнии» заползали по ней, словно змеи.

- Дым жив,- прошипела девочка.

Тэлли протянула руку….

… но дымница взлетела вверх, словно пружина. Рука схватила пустоту. Тэлли смотрела наверх с открытым от удивления ртом. Дымница все поднималась. Так или иначе, но батарея спасательной куртки была настроена так, чтобы выбросить ее в случае разоблачения.

Но разве она не должна упасть прямо вниз?

Следуя определенной траектории, она летела к опушке леса. Вдруг оттуда показались два скайборда. На одном был человек в одежде из кожи, на втором не было никого. Парень протянул руки, перехватил девчонку и поставил ее на пустой скайборд.

Дрожь пробежала по телу Тэлли. Она узнала эту куртку из кожи, ручной работы. Огни от скайборда позволили Тэлли разглядеть линию шрама, проходящую через его бровь.

Это был Дэвид.

- Тэлли! Действуй!

Голос Шэй вывел ее из оцепенения. Она посмотрела на скайборды, которых стало больше. Ее крэш-браслет подал сигнал скайборду и рассчитал траекторию прыжка к его прибытию.

Толпа отстранилась от Тэлли, пораженная ее жестоко-симпатичным лицом. Но мальчик, которому она улыбнулась, продемонстрировав зубы, не растерялся и решил «помочь»:

- Она чрезвычайница! Помогите ей! Не мешайтесь!

Тэлли вздохнула. Парень так яростно размахивал руками, что когда Тэлли воткнула ему в руку жало от кольца, не сразу сообразил, в чем дело. Затем тупо уставился на свою ладошку.

Когда мальчик упал, Тэлли была уже в воздухе. Двумя руками с напульсниками она восстанавливала равновесие. Ее вес сместился.

Шэй уже летела на скайборде.

- Бери его, Хо!!! – прокричала она, указывая на ничего не подозревающего уродца. Ее маска уже исчезла. – Остальные со мной!


Тэлли уже летела вперед. Холодный ветер обдувал ее незащищенное лицо. Она ощущала одну единственную эмоцию практически у всех уродцев – удивление.

Дэвид был одним из лидеров дымников – лучший приз, на который могли рассчитывать «резчики» в эту холодную ночь.

Тэлли не верила, что он появлялся в городе, но собиралась убедиться, что он никогда туда не вернется снова.

Она стремительно летела по лесу, среди деревьев. Глаза быстро привыкли к темноте. Тут она заметила двух дымников не дальше, чем в ста метрах впереди. Они летели, наклонив скайборд вперед, как серфингисты на волне.

У них, несомненно, было преимущество, но скайборд Тэлли был лучший из всех скайбордов, произведенных в городе. Она наклонилась вперед, набирая скорость, и задевая передней частью сосульки, висящие на ветках деревьев.

Тэлли прекрасно помнила, что именно мать Дэвида изобрела нано-таблетки. Или что Дэвид заманил Шэй в Дым, и ей пришлось следовать за ней и делать все, чтобы разрушить дружбу между ними.

Чрезвычайники не забывают своих врагов. Никогда.

- Теперь у меня есть вы, - тихо проговорила Тэлли.



следующая страница >>