prosdo.ru
добавить свой файл
1


Тема 4

Тема: Ораторская речь

Цель: Изучить ораторскую речь, ее виды, и выявить деятельности ее применения.

Задачи: определить функции и нужность ораторской речи.

План:


  1. Роды и виды ораторской речи.

  2. Речевые ошибки.

  3. Владение голосом.

  4. Работа над устным выступлением.

  5. Композиция речи.

  6. Взаимодействия оратора и слушателей.

  7. Выбор стиля и типа речи.

  8. Словесная наглядность.


Роды и виды ораторской речи.

Роды и виды ораторского искусства формировались постепенно. Роды и виды красноречия выделяются в зависимости от сферы коммуникации, соответствующей одной из основных функций речи: общению, сообщению и воздействию. Существует несколько сфер коммуникации: научная, деловая, информационно-пропагандистская и социально-бытовая. К первой например можно отнести вузовскую лекцию или научный доклад, ко второй – дипломатическую речь или выступление на съезде, к третьей- военно-патриотическую речь или речь митинговую, к четвертой юбилейную – (похвальную) речь или застольную речь (тост).

В современной практике публичного общения выделяют следующие роды красноречия: социально-политическое, судебное, социально-бытовое, духовное (церковно-богословское). Род красноречия это область ораторского искусства, характеризующаяся наличием определенного объекта речи, специфической системой его разбора и оценки.

К социально-политическому красноречию относятся выступления на социально-политические, политико-экономические, социально-культурные, этико-нравственные темы.

Некоторые жанры красноречия носят черты официально-делового и научного стиля, поскольку в основе их лежат официальные документы. В таких речах анализируется положение в стране, события в мире, основная их цель дать слушателям конкретную информацию.


Некоторому виду политической речи свойственны те стилевые черты, которые характеризуют официальный стиль: безличность или слабые проявления личности, книжная окраска, функционально - окрашенная лексика, политическая лексика, политические экономические термины. В митинговых речах, имеющих призывную направленность, часто используется разговорная лексика и синтаксис.

Академическое красноречие – род речи, помогающий формированию научного мировоззрения, отличающийся научным изложением, глубокой аргументированностью, логической культурой. К этому роду относятся вузовская лекция, научный доклад, научный обзор, научное сообщение, научно-популярная лекция. Конечно, академическое красноречие близко научному стилю речи, но в то же время в нем нередко используются выразительные, изобразительные средства.

В России академическое красноречие сложилось в первой половине XIX в. с пробуждением общественно-политического сознания.

Судебное красноречие - это род речи, призванный оказывать целенаправленное и эффективное воздействие на суд, способствовать формированию убеждений судей и присутствующих в зале суда граждан. Обычно выделяют прокурорскую, или обвинительную, речь и адвокатскую, или защитительную, речь.

Русское судебное красноречие начинает развиваться во второй половине XIX в. после судебной реформы 1864г. с введением суда присяжных. Судебный процесс – это разбирательство уголовного или гражданского дела, исследование всех материалов, связанных с ним, которое происходит в обстановке поиска истины, борьбы мнений процессуальных оппонентов. Конечная цель данного процесса - вынести законный и обоснованный приговор.

К социально-бытовому красноречию относится юбилейная речь, посвященная знаменательной дате или произнесенная в честь отдельной личности, носящая торжественный характер; приветственная речь; застольная речь; произнесенная на дипломатических приемах; надгробная речь.


Духовное (церковно - богословское) красноречиедревний род красноречия, имеющий богатый опыт и традиции. Выделяют проповедь (слово), которую произносят с церковного амвона или в другом месте для прихожан и которая соединяется с церковным действием, и речь официальную, адресованную самим служителям церкви или другим лицам, связанных с официальным действием.

Духовное красноречие изучает наука о христианском церковном проповедничестве – гомилетика.

Как видим основу, основу речей любого рода составляют общеязыковые и межстилевые средства. Однако каждый род красноречия имеет специфические языковые черты, которые образуют микросистему с одинаковой стилистической окраской.
Речевые ошибки

Существует несколько классификаций речевых ошибок. Мы остановимся на классификации в аспекте вторичной коммуникативной деятельности (восприятие ошибок адресатом) и рассмотрим ошибки, связанные с возникновением трудностей в интерпретации текста.

1. Неправильный выбор лексического эквивалента часто приводит к неуместному комизму, к абсурдности высказывания. Например: «Стоят наши русские березки в подвенечном саване» (вместо «в подвенечном уборе); «В феврале продолжительность суток возрастет на два часа» (вместо «…световой день увеличится на два часа»).

Подобные ошибки происходят в том случае, когда человек выбирает слова из определенной тематической группы, не утруждая себя анализом их точного значения. Эта небрежность оборачивается неясностью высказывания, а иногда и полным абсурдом. В данном случае могут подвести различные ассоциации (сутки - день, подвенечный убор (фата) - погребальный убор (саван). Такого рода ошибки можно назвать ассоциативными.

Неточный выбор слова случается не только в результате лексической ошибки. Бывает, что человек, по разным причинам (например, чтобы смягчить смысл высказывания) вместо точного значения слова подбирает неопределенное, смягченное. Стилисты называют такие завуалированные выражения эвфемизмами, говорят об эвфеместичности речи. Например, «Мы все еще уделяем недостаточно большое внимание здоровью детей» (лучше сказать: «уделяем мало внимания» или «недостаточно внимания»).


2. Алогизм. Еще Аристотель предостерегал от логических ошибок в речи. Он утверждал: «Речь должна отвечать законам логики». Логичность - качество, которое характеризует смысловую структуру текста (высказывания). Оно относится к правильной соотнесенности смысловой структуры текста с законами развития мыслительного процесса. Далее приведены основные условия логичности (а в скобках - примеры из школьных сочинений, в которых нарушены эти условия):

всякое высказывание не должно быть противоречивым («Крестьяне любят Базарова: он для них вроде шута горохового»);

последовательность: не должно быть смещений смысловых пластов в тексте («Когда уж упал в ущелье, то Горький воскликнул: «Рожденный ползать летать не может»);

правильное установление причинно-следственных связей и достаточность оснований для выводов («Базаров не женится, потому что он нигилист»);

логическая связанность, непротиворечивость разных частей одного целого («Шел дождь и два студента»).

Условия логичности - правильность построения синтаксических структур, порядка слов в предложении; структурно-логическая связанность абзацев и всего текста; продуманность смыслового наполнения структур предложений и словосочетаний.

Причина нелогичности высказывания иногда кроется в нечетком разграничении конкретных и отвлеченных понятий, родовых и видовых наименований. Так, неверно сформулирована мысль в предложении: «При хорошем уходе каждое животное будет давать по 12 литров молока». Ведь имеется в виду корова, а не любое животное, т.е. видовое понятие не следовало заменять родовым. Следует помнить, что замена видовых категорий родовыми делает речь бесцветной, казенной (если только это не официально-деловой стиль, где родовые понятия естественны и даже более предпочтительны).

3. Нарушение лексической сочетаемости. Лексической сочетаемостью называется способность слов соединяться друг с другом, ведь в речи слова употребляются не изолированно, а в словосочетаниях. При этом одни слова свободно соединяются с другими, если они подходят им по смыслу, а иные имеют ограниченную лексическую сочетаемость. Так, очень «похожие» определения - длинный, длительный, долгий, долговременный, продолжительный - по-разному притягиваются к существительным: можно сказать длительный (продолжительный) период, но не «длинный (долгий, долговременный) период; долгий путь, длинный путь и продолжительные сборы, долговременный кредит, и не иначе. Таких слов множество, мы употребляем их постоянно, не задумываясь над особенностями их сочетаемости, т.к. интуитивно чувствуем, какое слово к какому «подходит».


Случается так, что по смыслу слова как будто подходят для выражения того или иного значения, но «не хотят» соединяться в словосочетания. Мы говорим: склонить голову и преклонить колени, а не преклонить голову, склонить колени.

Ограничения лексической сочетаемости у тех или иных слов часто объясняются употреблением их в особых значениях. Например, слово глубокий, означая «такой, который имеет большую глубину, находится на большой глубине», обладает практическими неограниченными возможностями лексической сочетаемости (глубокое озеро, залив, река, колодец, место и т.д.), но в значении «достигший предела, полный, совершенный» сочетается с немногими существительными (глубокая осень, зима, ночь, сон, покой, тишина, молчание, старость).

В некоторых случаях причиной лексической сочетаемости оказывается закрепление слова за устойчивыми выражениями. Например, бархатный сезон - «осенние месяцы (сентябрь, октябрь) на юге». Это выражение имеет устойчивый характер, поэтому мы не можем заменить слово сезон никаким другим, даже самым близким по смыслу. Говорят: язык заплетается, но нельзя сказать «заплетаются зубы (губы)», потому что это сочетание устойчивое, в нем замена слов исключена.

Правила соединения слов в речи определяет и грамматическая сочетаемость, от которой зависит возможность соединения одних частей речи с другими. Грамматическая сочетаемость допускает соединение существительных с прилагательными (глубокое молчание), но «запрещает» сочетание прилагательных с числительными (нельзя сказать большое сто), притяжательных местоимений с глаголами (моя твоя не понимает).

Лексическая сочетаемость нередко вступает в противоречие с грамматической. Так, все переходные глаголы сочетаются с существительными в винительном падеже без предлога (читаю книгу), однако форма этого падежа часто зависит от принадлежности существительных к одушевленным или неодушевленным: у первых винительный падеж по форме совпадает с родительным (встретил друга), у вторых - с именительным (встретил поезд). При этом в особых случаях грамматическая сочетаемость помогает правильно определить значение слова: увидеть спутник (о космическом корабле) и увидеть спутника (о человеке).


Сочетаемость играет особо важную роль в художественной речи, поэтому к оценке лексической сочетаемости в художественных произведениях нельзя подходить с обычной меркой, здесь законы притяжения слов особые. Так, ограничения семантической сочетаемости не распространяются на переносное словоупотребление: образные выражения черные мысли, щеки горят могут показаться бессмысленными, если их понимать в буквальном значении. Однако они воспринимаются нами как метафоры, и это не является препятствием для понимания текста.

Расширение привычных связей слов, придающих им новые оттенки значения, лежит в основе многих классических образов больших мастеров художественной речи: «седой зимы угрозы» (А.С.Пушкин), «резиновая мысль» (И.Ильф и Е.Петров), «абрикосовые волосы» (В.Набоков). Многие подобные сочетания закрепляются в языке, становятся устойчивыми, что свидетельствует об одобрении их лингвистическим вкусом времени.

При употреблении слов, которые имеют предельно ограниченные возможности лексических связей, нарушение сочетаемости часто становится причиной комического звучания речи: «Учащиеся работали на своем экспериментальном участке как самые отъявленные специалисты»; «Не будем умалчивать о вопиющих достижениях самодеятельных артистов». Лексические ошибки в таких случаях наносят ущерб не только стилю, но и содержанию фразы, потому что возникающие при этом ассоциации подсказывают противоположный смысл.

Некоторым словам поистине не везет: их часто в речи употребляют в неправильных сочетаниях. Говорят: «дорогие цены» (вместо: высокие цены, дорогие товары), «поднять тост» (вместо: произнести тост, поднять бокал), «повысить кругозор» (вместо: расширить), «холодный кипяток» и т.д.. Нарушение лексической сочетаемости нередко объясняется объединением (контаминацией) похожих словосочетаний. Например, пишут: «удовлетворять современным требованиям», смешивая сочетания удовлетворять требования и отвечать потребностям; «уделить значение» (придавать значение, уделить внимание); «улучшить уровень» (улучшить качество, повысить уровень).


Внимательное отношение к слову, к особенностям лексической сочетаемости в русском языке поможет вам избежать подобных ошибок в речи, а в иных случаях - позволит использовать необычные сочетания слов для создания ярких образов или как источник юмора.

4. Речевая избыточность или многословие. Экономное, точное выражение мысли - главное требование стилистики. Французский ученый, философ и писатель Паскаль заметил: «Я пишу длинно, потому что у меня нет времени писать коротко». В этом парадоксальном заявлении кроется глубокий смысл, потому что небрежность и беспомощность автора обычно приводят к многословию, а краткость и ясность формулировок достигаются в результате напряженной работы со словом. «Краткость - сестра таланта», - утверждал А.П.Чехов. Все это необходимо помнить тому, кто хочет совершенствовать свой слог.

Существует два вида речевой избыточности: тавтология и плеоназм. Тавтология - неоправданное употребление однокоренных слов, например: «Я считаю, что те выступающие, которые будут выступать, скажут о деле». Многочисленные примеры тавтологии нередко можно встретить в повседневной жизни: «Можно спросить вопрос?», «Это явление является…», «Закономерно, что из этого вытекает закономерность», «Например, приведем такой пример…» и т.п.

Плеоназм - такая форма многословия, при которой в предложениях и словосочетаниях употребляются лишние уточняющие слова («Их предводитель умер, и они выбрали нового из числа живущих»).

Плеоназмы возникают при употреблении ненужных определений (главная суть), обстоятельств (пели вдвоем вместе), а также в результате неоправданного нанизывания синонимов (закончить, завершить, выполнить задание). Плеоназм обычен в разговорной речи (своими глазами видел), где он служит одной из форм естественной избыточности, традиционен в фольклоре (путь-дорога, грусть-тоска). Некоторые стили в прошлом культивировали его: «Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы» (А.С.Пушкин).


Речевую избыточность порождает также соединение иноязычного слова с русским, дублирующим его значение (необычный феномен, ответная контратака). В таких случаях говорят о скрытой тавтологии, т.к. русское слово повторяет значение заимствованного.

Некоторые сочетания подобного типа все же закрепляются в языке, что обычно связано с изменением значений входящих в них слов. Примером утраты тавтологичности может быть сочетание период времени. Лингвисты прошлого считали это выражение избыточным, т.к. греческое по происхождению слово период означает «время». Постепенно это слово стало обозначать «промежуток времени», что сделало возможным закрепление его в названном сочетании. Из других, вначале избыточных сочетаний, закрепились такие: монументальный памятник, реальная действительность, экспонаты выставки и др. В них определения перестали быть простым повторением основного признака, заключенного в существительном.

Не только скрытую, но и явную тавтологию порой приходится признать допустимой, потому что в речи могут столкнуться однокоренные слова, которые не имеют синонимов: словарь иностранных слов, загадать загадку, бригадир первой бригады и т.п.

К тавтологии, как к средству усиления выразительности речи, часто прибегают поэты и писатели. Юмористы используют тавтологические сочетания с целью каламбура: сталкивая однокоренные слова, они подчеркивают их смысловую общность («Писатель пописывает, а читатель почитывает» М.Е.Салтыков-Щедрин). Тавтологический повтор может придавать высказыванию особую значительность, как у В.А.Жуковского в надписи на портрете, подаренном А.С.Пушкину: «Победителю-ученику от побежденного учителя».

5. Речевая недостаточность обычно выражается в пропуске какого-либо слова или нескольких слов, например: В кабинете литературы висят великие писатели (пропущено слово портреты). Подобные ошибки часто возникают в устной речи, когда говорящий торопится и не следит за правильностью выражения мысли. Речевая недостаточность наносит серьезный ущерб не только стилистической, но и смысловой стороне речи: в предложении нарушаются грамматические и логические связи слов, затемняется смысл.


Пропуск слова может стать причиной алогизма - сопоставления несопоставимых понятий. Например: « Сравните показатели первой таблицы с таблицей седьмой» (можно сравнивать показатели с показателями, а таблицы с таблицами). В результате пропуска слова нередко происходит и подмена понятия. Например: «На выставке среди экспонатов был и филателист из Томска» (хотя экспонировался не сам собиратель марок, а его альбом).

Речевую недостаточность как распространенную ошибку следует отличать от эллипсиса - стилистической фигуры, основанной на сознательном пропуске того или иного члена предложения для создания выразительности. Наиболее экспрессивны эллиптические конструкции без глагола-сказуемого, передающие динамические движения: Я за свечку, свечка - в печку! Я за книжку, та - бежать! (К.Чуковский). При эллипсисе нет необходимости восстанавливать пропущенные слова, т.к. смысл предложения ясен и введение в него уточняющих слов лишит его легкости, выразительности.

Язык - одно из самых удивительных орудий в руках человека. Однако пользоваться им нужно умело, постоянно изучая его особенности и секреты. Можем ли мы с уверенностью сказать, что в совершенстве владеем родным языком?

Чем больше мы осознаем богатство и величие русского языка, тем требовательнее становимся к нашей речи, тем острее ощущаем необходимость совершенствовать свой стилевой облик, бороться за чистоту родного языка, противостоять его искажению и обеднению. Н.М.Карамзин, много сделавший для развития и обогащения русского языка, писал: «Вольтер сказал, что в шесть лет можно выучиться всем главным языкам, но всю жизнь надобно учиться своему природному. Нам, русским, еще более труда, нежели другим».

Владение голосом, Работа над устным выступлением. Композиция речи. Взаимодействие оратора и слушателей. Выбор стиля и типа речи.

Каждый оратор стремится «завоевать аудиторию» - привлечь ее внимание и удерживать его на протяжении всего выступления. Однако как этого добиться? Если читать речь «по бумажке», лишь изредка устремляя взгляд в зал, добиться живой реакции слушателей невозможно. Следить за такой речью, как бы содержательна она ни была, очень трудно. Между «оратором», а точнее тем, кто озвучивает заранее написанный текст, и аудиторией возникает незримая стена, и контакт со слушателями невозможен.


Чувство аудитории, или коммуникативность, возникает лишь тогда, когда выступающему удается создать в аудитории «эффект общения», разговаривая со слушателями так, как обычно говорят с близкими, знакомыми людьми, которым есть что сказать и которые будут вас охотно слушать. Начинающему оратору очень трудно добиться коммуникативности, получить так называемый эффект живой реакции аудитории. Однако этому нужно учиться.

Известны риторические приемы, помогающие оратору достичь эффекта общения со слушателями. Выступающий старается придать своей речи «разговорность», используя для этого различные способы: непосредственное обращение к слушателям; эмоциональность, экспрессивность высказываний; особый разговорный синтаксис - вопросы, восклицания, неполные предложения, вводные слово и словосочетания, вставные, присоединительные конструкции, прямую речь, короткие, преимущественно односоставные предложения.

Иногда высказывается мнение, что оратор должен «перейти на разговорный стиль речи», но с этим согласиться нельзя. При публичном выступлении нет условий, определяющих обращение к разговорному стилю (неофициальность обстановки, «равноправие» говорящего и собеседника, неподготовленность речи, ее подлинная диалогичность). В применении к ораторской речи говорят лишь о «скрытой форме диалога», точнее различных приемах диалогизации речи с целью вызвать сопереживание слушателей. Используемые оратором стилистические приемы, придающие речи особую выразительность, лексика и фразеология выступления, наконец, само его содержание не укладываются в разговорный стиль. Но искусство публичного выступления в том и заключается, что оратор имитирует разговорность, создавая у слушателей впечатление живого общения. Для этого он обращается к аудитории, задает вопросы (на которые сам же и отвечает), сталкивая мнения, показывая несостоятельность своих оппонентов и т.д.

Опытные ораторы советуют начинающим в случае отсутствия коммуникабельности (особенно если приходится выступать в атмосфере недоверия) найти в толпе хоть одно доброжелательное лицо и обращаться к нему, не придавая значения недобрым взглядам. Говорить нужно спокойно и уверенно, убеждая в своей правоте, рисуя яркие эмоциональные картины. И тогда ситуацию можно переломить и овладеть вниманием аудитории.


Важным средством достижения коммуникабельности является зрительный контакт со слушателями. Правильно устремленный взгляд оратора - непременное условие достижения чувства аудитории, поэтому необходимо во время выступления научиться контролировать свой взгляд, что-бы не смотреть на потолок, или в пространство «невидящим взглядом», или даже на одного из присутствующих в зале, не делая при этом его своим собеседником. «Рекомендуется иное, - пишет Л.К. Михальская. - Постарайтесь смотреть в глаза слушателям, переводя взгляд с одного на другого, но так, чтобы не казалось, что глаза «бегают»: задерживать взгляд нужно настолько, чтобы вы ощутили зрительный контакт с тем, на кого смотрите, его ответный взгляд. Читайте его реакцию по глазам, следите за тем, чтобы, но смотреть только в одну сторону аудитории (вправо или влево) слишком долго. Тикая тактика поможет достичь эффекта общения, создать у каждого из слушателей впечатление, что говорят именно с ним» Михальская А. К. Основы риторики. Мысль и слово. - М., 1996. - С. 109..

Придет на помощь оратору и голосовой контакт, который дополняет зрительный контакт: голос выступающего направляется вместе с его взглядом к кому-нибудь из слушателей, и у того складывается впечатление, что вы говорите с ним и для него. Однако оратор переводит взгляд и одновременно изменяет направление голоса, охватывая все большее число слушателей, добиваясь живой реакции аудитории.

Установив контакт со слушателями, опытный оратор следит за тем, чтобы не утратить его, контролирует реакцию аудитории: не появились ли признаки утомления, ослабления внимания слушателей. Заметив это, уверенный в себе оратор может сделать замечание кому-нибудь в зале. Например, по воспоминаниям поклонников ораторского искусства П.Ф. Лесгафта, собиравшего на свои популярные лекции многочисленную аудиторию, он внимательно всматривался в лица слушателей и, заметив чей-то отсутствующий взгляд, мог позволить себе непосредственно обратиться к нему со слова-ми: «Что, милостивый государь, отсутствуете? Не о том думаете?...»


Однако подобные замечания может делать лишь оратор, пользующийся признанием и любовью слушателей, с которыми он встречается не первый раз. Более проверенный и надежный способ вернуть внимание слушателей -- эмоциональная разрядка. Оратор вспоминает какой-нибудь смешной случай из жизни, парадокс, афоризм, пословицу, «притягивая» их к развитию темы; делает «лирическое отступление», рассчитанное на обострение внимания аудитории; рассказывает веселый анекдот, вызывая смех в зале. Все это помогает поддержать затухавшую было коммуникативность и продолжать речь.

«Секреты» ораторского выступления перед аудиторией.

Опытные ораторы иногда произносят блестящие речи и без подготовки, но это, как правило, короткие выступления (приветствия, тосты и т.п.). Лекция, доклад, политическое обозрение, парламентская речь, то есть выступления больших, серьезных жанров, требуют тщательной подготовки.

Вначале необходимо определить и точно сформулировать тему, она должна быть актуальной и интересной для данной аудитории. Выбирая тему, следует обдумать и название лекции (доклада, сообщения), оно должно не только отражать содержание выступления, но и привлекать внимание будущих слушателей, затрагивать их интересы. Заглавия должны быть конкретными. Например, из двух вариантов заглавий - «Борьба, с коррупцией» и «Кто берет взятки и как с этим бороться?» предпочтительнее второй. Заголовки могут быть призывными («Сплотимся против мафии!»), рекламными («Как похудеть без диеты и пилюль?»), но многие темы получают индивидуальные названия, точно ориентирующие потенциальных слушателей («Вступительные экзамены в Московский государственный университет печати», «Подготовка новой реформы русской орфографии и пунктуации»).

Оратор должен четко определить для себя цель предстоящего выступления: он не только информирует слушателей, рассказывая о тех или иных событиях, фактах, но и, старается сформировать у них определенные представления, убеждения, которые должны определить их дальнейшее по ведение. Любое выступление должно преследовать воспитательные цели, и оратор обязан незаметно для слушателей приобщать их к своим нравственным идеалам.


Большое значение имеет предварительное знакомство с составом аудитории. Готовясь к выступлению, лектору следует узнать, кто придет его слушать (взрослые или дети, молодые или пожилые, образованные или нет, направление их образования - гуманитарное или техническое; преимущественно женский или мужской состав аудитории, ее национальные и религиозные особенности). Это очень важно для определения не только содержательной стороны выступления, но и его стиля, степени популярности изложения, выбора лексико-фразеологических средств и ораторских приемов воздействия на слушателей.

Главная составляющая подготовки и выступлению -- поиск и подбор материала. Даже если оратор хорошо знает тему предстоящего выступления, он все равно готовится к нему: просматривает специальную литературу и периодическую печать, чтобы связать тему с современностью, узнать свежие факты, имеющие отношение к содержанию выступления. В зависимости от теоретической подготовленности оратора он избирает формы изучения материала (выборочное или углубленное чтение, беглый просмотр статей, обзоров). При этом можно обращаться к различным справочникам за статистическими данными, к учебным пособиям, энциклопедическим словарям, таблицам, картам. Изучая конкретный материал, необходимо делать выписки и составлять конспект прочитанного, готовить слайды и фотографии для показа в аудитории.

Изучив хорошо материал, обычно пишут либо полный текст выступления, либо его конспект, либо тезисы или план, который лучше сделать развернутым, предельно полным. Некоторые опытные ораторы отказываются брать с собой написанный текст выступления, но держат в руках «шпаргалку», в которой можно найти необходимый справочный материал (цифры, цитаты, примеры, доводы). Аудитория простит вам, если вы будете подглядывать в такую шпаргалку, но сразу невзлюбит докладчика, который станет читать свое выступление от начала до конца «по бумажке».

На листке для такой «шпаргалки» можно выделить большие поля и на них записать ключевые слова, которые помогут вспомнить тот или иной тезис выступления; здесь же можно «подсказать» себе афоризмы, парадоксы, пословицы, анекдоты, которые могут пригодиться для поддержания интереса аудитории, если внимание слушателей ослабеет.


В процессе подготовки к выступлению рекомендуется прорепетировать его, посмотреть на себя в зеркало, обратив внимание на привычные для нас непроизвольные движения, сопровождающие речь (маньеризмы: отбрасывание волос со лба, почесывание затылка, покачивание, движение плечами, жестикуляция и т.д.). Насколько серьезно следует оратору относиться к мимике и жестам, можно судить по тому, что еще Петр I в «Духовном регламенте» (1721 г.) подчеркивал: «Не надобно проповеднику шататься вельми, будто в судне вислом гребет. Не подобно руками всплескивать, в боки упирать, подскакивать, смеяться, да не надобе и рыдать» Голуб И. Б. Русский язык и культура речи. М. «Логос» 2003г. С.357. Владение «языком движений» - это действенный способ удерживать внимание аудитории. Полная неподвижность (оцепенение) оратора во время речи недопустима, но и чрезмерная жестикуляция, гримасы пагубно влияют на выступление, отвлекая слушателей.

Поза, жесты, выражение лица оратора должны усиливать эмоциональность его речи и иметь собственный смысл. Есть целая наука о символическом значении жестов, и мы практически освоили значение того или иного движения рук (приветствие, призыв ко вниманию, согласие, отрицание, неприятие, угроза, прощание и т.п.), поворотов головы и т.д. Жесты и мимика оратора должны быть естественны и разнообразны, а главное -- они должны быть мотивированы содержанием речи.

На заключительном этапе подготовки к выступлению нужно еще и еще раз проанализировать его, учесть сильные и слабые стороны речи и уже в аудитории опираться на позитивное.

Мастерство публичного выступления приходит с опытом. И все же надо знать главные «секреты» ораторского искусства и учиться применять их в аудитории.

2.2 Функциональные стили литературного языка в речи оратора

Живое словесное общение -- это наука и искусство. Они представляют собой две стороны медали. И только во взаимодействии, в соединении того и другого возможно процветание той части культуры, которая называется ораторским искусством. Богатый запас активной лексики, прекрасный голос, бойкая речь еще не означают, что человек владеет техникой выступления. «Умеет говорить человек тот, -- подчеркивал А. В. Луначарский, сам прекрасный оратор, -- кто может высказать свои мысли с полной ясностью, выбрать те аргументы, которые особенно подходящи в данном месте или для данного лица, придать им тот эмоциональный характер, который был бы в данном случае убедителен и уместен». И далее: «Человек, который умеет говорить, то есть который умеет в максимальной степени передать свои переживания ближнему, убедить его, если нужно, выдвинуть аргументы или рассеять его предрассудки и заблуждения, наконец, повлиять непосредственно на весь его организм путем возбуждения в нем соответственных чувств, этот человек обладает в полной мере речью».


Как видим, в основе действенной речи лежат ясные аргументы. И не просто аргументы, а такие, выбор которых мотивирован ситуацией общения и составом аудитории. Эти аргументы должны действовать не только логически, но и эмоционально. Только тогда они могут быть убедительными.

Известный исследователь языка В. В. Виноградов считал, что «ораторская речь -- синкретический жанр. Она -- одновременно и литературное произведение, и сценическое представление. Необходимо отделить задачи исполнительского, «театрального» изучения от литературно-стилистического. Ораторская речь -- особая форма драматического монолога, приспособленного к обстановке общественно-бытового или гражданского «действа». Он подчеркивал, что ораторская речь -- это подготовленная речь, подготовленное литературное произведение, имеющее определенные стилистические характеристики, а поскольку она предназначена для сценического представления (термин, конечно, здесь весьма условный), то она имеет художественную и эстетическую направленность. «Особенный интерес представляют формы ораторской речи, обращенные к многолюдной аудитории или. по крайней мере, рассчитанные на нее. такие, как публичные лекции, религиозные проповеди, речи политические и судебные. В соответствии с обстановкой в них своеобразно деформирована интонационная структура, которая являет сложную ориентировку повествовательных форм эмоционально-напряженными обращениями, вопросами и увещаниями, отрешенными от привычных форм говорения, хотя ориентирующимися на них».

Ораторская речь - речь подготовленная. И готовится она, естественно, по книжно-письменным источникам, которые оказывают прямое и непосредственное влияние на структуру речи

Стили, выделяемые в соответствии с основными функциями языка, связаны с той или иной сферой и условиями человеческой деятельности. Они отличаются системой языковых средств. Именно эти средства образуют определенную стилевую окраску, отличающую данный стиль от всех других. Официально-деловой стиль обслуживает сферу официальных деловых отношений, основная его функция -- информативная (передача информации): для него характерно наличие речевых клише, общепринятой формы изложения, стандартного расположения материала, широкое использование терминологии и номенклатурных наименований, наличие сложносокращенных слов, аббревиатур, отглагольных существительных, отыменных предлогов, преобладание прямого порядка слов и т. д. Научный стиль обслуживает сферу научного знания; основная его функция -- сообщение информации, а также доказательство ее истинности; для него характерно наличие терминов, общенаучных слов, абстрактной лексики; в нем преобладает имя существительное, немало отвлеченных и вещественных существительных, синтаксис логизированный, книжный, фраза отличается грамматической и логической полнотой и т. д. Публицистический стиль обслуживает сферу общественно-экономических, социально-культурных и других общественных отношений; основные его функции -- сообщение, и воздействие; в этом стиле используются все языковые средства; для него характерна экономия языковых средств, лаконичность и популярность изложения при информативной насыщенности, широко используются общественно-политическая лексика, стилистически окрашенные средства, метафоры с оценочным значением, разговорные и просторечные фразеологизмы и лексика; нередко часть лексики актуализируется, приобретает новые смысловые оттенки; используются средства экспрессивного синтаксиса, элементы разговорной речи и т. д. Художественно-беллетристический стиль имеет функцию воздействия и эстетическую; в нем наиболее полно и ярко отражается литературный и, шире, общенародный язык во всем его многообразии и богатстве, становясь явлением искусства, средством создания художественной образности; в этом стили наиболее широко представлены все структурные стороны языка словарный состав во всем его семантическом богатстве, со всеми прямыми и переносными значениями слов; грамматический строй со сложной и разветвленной системой морфологических форм и синтаксических типов


В процессе подготовки и произнесения постоянно возникает внутреннее противоречие между книжной речью, поскольку выступление тщательно готовится, и устным воплощением, на которое влияет разговорная речь, точнее - литературно-разговорный подстиль. Такие выступления являются частично или полностью своеобразном подготовленной импровизацией (если. конечно, речь не читается) и выражением спонтанной устном речи, с импровизационной, спонтанной манерой изложения. Уже сама работа над речью и с речью приводит к отходу от строгой книжности. Степень книжности или разговорности зависит от индивидуальных навыков оратора.

Стремление оратора воздействовать на психику слушателей также влияет на речь. Представляет интерес высказывание А. В. Луначарского: «...Каждое слово после того, как оно было произнесено, вступает в особый мир, в психику другого человека через его органы чувств, оно вновь одевается в те же, как будто, одежды и превращается в эмоцию и идею внутреннего мира того ближнего, к которому я обращался с речью. Но у нас нет никаких гарантий того, что слово, как объективное явление в субъекте людей, к которым мы обращаемся, вызывает правильные результаты, что оно находит именно тот резонанс, которого мы хотим... Следовательно, нам нужно приучить человека понимать внимающих ему и окружающих его, приучить прослеживать судьбу слова не только в воздухе, но и в душе тех, к кому слово обращено». Замечательные слова. Речь влияет на слушателей интеллектуально и эмоционально. Но влияет лишь в том случае, если выступающий хорошо знает психологию аудитории и учитывает ее. Искусство речи глубоко психологично и глубоко социально. И многое зависит от того, каким языком мы говорим. Конечно, сухая книжная речь обладает незначительной силой воздействия. Именно «устность» речи и делает ее доходчивой, оказывает положительное влияние на слушателей. Вот мнение по этому поводу известного лингвиста А. М. Пешковского «Говорить литературно, то есть в полном согласии с законами письменной речи, и в то же время с учетом особенностей устной речи и отличия психики слушателей от психики читателей, не менее трудно, чем говорить просто литературно. Это особый вид собственно литературной речи -- вид. который я бы назвал подделкой письменной речи под устную. Такая подделка действительно необходима в той или иной степени во всех публичных выступлениях, но она ничего общего не имеет с тем случаем, когда оратор не умеет справиться со стихией устной речи или не умеет ориентироваться в должной мере на письменную». Действительно, оратор постоянно находится между Сциллой и Харибдой, между двумя враждебными силами, в положении, когда опасность угрожает и с той. и с другой стороны. Книжность и разговорность -- вот те опасности, которые постоянно подстерегают оратора Сильная книжность сушит речь. Разговорность может опустить ее до бытового уровня. И оратор должен постоянно балансировать, выбирая оптимальный стиль речи. Кстати, установлено, что при восприятии письменной речи человек воспроизводит потом лишь 50% полученного сообщения. При восприятии того же сообщения, построенного по законам устного изложения мысли, воспроизводится уже 90% содержания.


Так что же такое разговорный стиль? Он противопоставлен книжным стилям, обслуживает сферу бытовых и профессиональных (но только не подготовленных, неофициальных) отношений; основная его функция -- общение; проявляется в устной форме; имеет две разновидности: литературно-разговорную и обиходно-бытовую речь. Его лексика и фразеология характеризуется наличием большого пласта общеупотребительных, нейтральных слов, разговорных слов, имеющих эмоционально-экспрессивную и оценочную окраску, разговорной фразеологии. Синтаксис -- преобладанием простых предложений, сложносочиненных и бессоюзных, экспрессивных: восклицательных, побудительных, вопросительных и т. д. В ораторской речи происходит своеобразная контаминация этих стилей, книжных и разговорного.

Интересны наблюдения над стилем лекций И. П. Павлова. Эти лекции, естественно, обладают всеми чертами, присущими научному стилю: логической строгостью, объективностью, последовательностью в изложении мысли, точностью формулировок, использованием научных синтаксических стандартов. Некоторые части речи ученого построены строго научно: «Основным исходным понятием у нас является декартовское понятие, понятие рефлекса. Конечно, оно вполне научно, так как явление, им обозначаемое, строго детерминируется. Это значит, что в тот или другой рецепторный нервный прибор ударяет тот или другой агент внешнего мира или внутреннего мира организма. Этот удар трансформируется в нервный процесс, в явление нервного возбуждения».

Данный отрывок отличается четкими синтаксическими построениями, наличием терминологической и абстрактной лексики, множеством готовых, устойчивых словосочетаний (типа: подвергнуть эксперименту, врачебные мероприятия), лекторского «мы», небольшой экспрессивной окрашенностью, использованием в первую очередь логических средств воздействия и убеждения, объективным подходом к изложению и т. д.

И. II. Павлов очень старательно готовился к своим лекциям, тщательно отрабатывал их. Профессор II. А. Рожанский вспоминает: «Публично, устно и в печати Павлов выступал только после тщательной проверки. Всякую свою речь он предварительно так отделывал, что после выступления ее можно было сразу сдавать в печать. Я помню его выступление в Москве в 1913 г. в Обществе научного института. В то время я работал в Московском университете. Узнан о его приезде, я днем зашел к нему.… Как всегда, он был приветлив, просил меня прочесть вслух его собственную речь, которую он должен был сказать вечером. Когда я читал, он с вниманием следил за каждым словом, стараясь представить, как эту речь будут воспринимать слушатели. Вечером свою речь Павлов не читал, а говорил, однако, как мне показалось, почти слово в слово то, что я днем прочел в его написанной речи».


Ученый стремился быть понятным слушателям, стремился донести до них в наиболее популярной, доступной и действенной форме свои мысли. Профессор К. Л. Нейц - ученик И. П. Павлова, пишет: «Речь Ива на Петровича была удивительно простой. Это была обычная разговорная речь, поэтому и лекция имела скорее характер беседы. Очень часто, как бы самому себе, он ставил вопрос и тотчас же отвечал на него...». В лекциях ученый широко пользовался средствами разговорного языка. Именно разговорная речь придаст лекциям И. П. Павлова яркость, образность, убедительность. Его выступления для широкой аудитории не только доказательны, но и обладают эмоционально-экспрессивной окраской, которая вносит в научную лекцию особый контраст. При перенесении разговорных элементов в научное изложение их стилистическая окрашенность выступает с наибольшей отчетливостью, они резко выделяются в научном стиле, создавая определенную эмоционально-экспрессивную тональность выступления.