prosdo.ru 1
Война нас не разлучит


- Ты археолог или тебе просто доставляет наслаждение бродить по подземельям?

- Я получаю истинное удовольствие от приключений, тайн и неразгаданных загадок. На мой взгляд, здесь всё вместе.

- Значит, ты пришла на эту экскурсию гоняться за призраками давно минувших дней?

- Ты знаешь, да. Одного призрака я уже встретила здесь.

- Правда? Мне его покажешь?

- В зеркале увидишь.

- Умно. Почему же ты считаешь меня призраком?

- Я не знаю тебя, не знаю кто ты и ничего о тебе. Ты ведь можешь оказаться кем угодно. Но для меня, в моей жизни ты пока что призрак.

- Благодарю, таких комплиментов мне ещё не делали. Что ж, у призраков тоже имена имеются. Дмитрий.

- Рада знакомству, призрак Дмитрий. Я Анна.

- Взаимно. Скажи, я первый призрак в твоей жизни?

- Все мы когда-то призраки друг для друга. Но затем всё меняется. Дороги пересекаются, а потом либо сходятся в одну, либо расходятся навечно.

- Как эти подземелья. Я знаю историю о двух призраках, чьи дороги пересеклись именно здесь.

- Путь ещё долгий, экскурсия только началась. Побудешь моим экскурсоводом?

- Тогда, на этом наши пути с группой расходятся, и мы с тобой поворачиваем вот сюда.

- А мы не потеряемся?

- Ты же любишь приключения, - Дмитрий подмигнул.

В тусклом свете подземелья Камерного театра Анна увидела хитрый блеск в его зелёных глазах. Было не безопасно оставаться наедине с незнакомцем в таком же незнакомом и безлюдном месте, если не считать экскурсионную группу из десяти человек, уже изрядно удалившихся и почти пропавших из виду. А через полчаса они уже будут на поверхности, вдали от этих загадочных подземелий и в их головах не останется и мысли от тайн, которые похоронены здесь. В следующий раз вход в эти тайны откроют лишь через месяц, в день столетия Камерного театра. Но Дмитрий прав, она любила приключения. В конце концов, ради них она и оказалась здесь.


«Ничего страшного не случится. Скоро мы выберемся отсюда, а вечером всей группой пойдём на премьеру в театре. Я так давно не была в его уютном зале…» - успокаивала себя девушка, вспоминая свой последний просмотр «Балаганчика».

Она улыбнулась уголками губ и последовала за своим экскурсоводом.

- Ты здесь уже был? – спросила Анна, оглядываясь по сторонам.

Чем дальше они шли, тем сильнее чувствовалась влажность и сырость воздуха от протекающего рядом Миасса.

- Не представлялось такой возможности. Думаю, ты знаешь, что до этого дня вход простым смертным сюда был запрещён.

- Да, но ты же призрак, - Анна усмехнулась, но парень остался до невозмутимости серьёзен.

- Поэтому, я знаю намного больше остальных, находящихся здесь. Считай, тебе повезло.

- Что же ты знаешь, что не знают другие? – Анна пристально смотрела на почти незнакомого человека, пытаясь понять, кто же он на самом деле.

- Приглядись к этой плите.

- Что это? – девушка подошла ближе к стене и потёрла рукой одну из её плит, - Здесь что-то написано.

- Да, удивительно как столько лет кровь выглядит такой свежей.

Анна обернулась и с недоумением посмотрела на Дмитрия.

- Эта надпись написана кровью, - ответил он на застывший в её глазах вопрос, - Она хранит свою историю. Историю любви, которая началась здесь, и здесь же закончилась.

Много лет назад здесь ещё не было столько путей, сколько их существует сегодня. Над ними трудилось огромное количество человек. Они работали днями и ночами, забывая об отдыхе и помня, о возможном приближении войны. На этом месте встретились два человека. Мужчина и женщина. Они встретились, и уже не могли расстаться. Они вместе работали, разговаривали, становясь друг другу всё роднее, нужнее, необходимее.

- Ты боишься войны? – как-то спросил он.

- Я не понимаю её. Не понимаю ради чего столько жертв. Ни одна победа не оправдает то, что ради неё было совершено, то, что было потеряно.


- Я согласен с тобой, но бывают случаи, когда война неизбежна. Всё начинается с малого, и незаметно перерастая в бурю, тихо и осторожно подкрадывается туда, где этого не ждут. Нужно быть всегда начеку.

- И ты думаешь, война уже неизбежна?

Мужчина посмотрел на небо:

- Надвигается буря, небо чернеет. Идём вниз.

Они спустились в почти достроенное подземелье. Было холодно и темно. Снаружи еле слышно донёсся раскат грома. В полной тишине, почти не видя друг друга, держась за руки, они шёпотом разговаривали, словно боясь кого-то здесь потревожить.

- Здесь будто другой мир: ни дождя, ни солнца, ни неба. Пустота. Чувства обостряются. Здесь становится слышно то, чего не слышно там, и не слышно того, что слышно снаружи, - горячо шептала девушка, - Я чувствую твоё дыхание. Слышу биение сердца. Как никогда ясно вижу твои глаза и своё отражение в них.

- Что ещё ты в них видишь?

- Любовь, страсть, желание, - ответила она, смотря прямо ему в глаза.

Он прижал девушку к себе так, что её голова лежала на его плече, а их сердца бешено колотились друг возле друга. Ему мало было просто её согреть, он хотел оградить её от всех бед и опасностей, что ждали их наверху.

- Да, война приближается, - наконец ответил он, - Мы будем вместе. Что бы ни случилось, я всегда буду рядом с тобой.

Он гладил её волосы, вдыхая, наслаждаясь их ароматом, и целуя, прижимал девушку к себе ещё крепче.

Когда они выбрались из подземелья, на улице было уже совсем темно. О прошедшем дожде напоминала лишь влажность воздуха.

Мужчина и женщина стояли под густым навесом дерева, прощаясь до завтра, и даже не предполагая, что до момента их следующей встречи пройдёт гораздо больше времени. Целая вечность, как позже им это казалось.

Война подошла вплотную, быстро и незаметно. Кто не успел спастись в подземельях, был уже либо мёртв, либо в плену. Испуганные дети и плачущие женщины забивались в углах, вжимались в холодные стены, пытались спасти хоть кого-то. Сколько людей, потерявших родных и близких, столько надежд и веры в то, что они живы. Никогда прежде небо не слышало столько молитв. Никогда не слышало столько отчаянных голосов пленников, завидовавших мертвецам.


Борясь с болью от раны в руке, девушка заглядывала в лицо каждому раненому, и бесшумно передвигаясь под покровом ночи, искала лишь одного человека. После тщетных поисков, уже не боясь никого и ничего не остерегаясь, она направилась прямо в лагерь врага. Она могла думать только об одном: он жив. Решившись на игру с огнём, игру со смертью, девушка шагнула на вражескую территорию и осмотрелась, быстро ища глазами охраняемое помещение. Уверенно снаружи, но трепеща от страха и гнева внутри, она подошла к молодому немцу, прислонившемуся к стене какого-то подвала.

- Gute nacht1, - сказала она, прислонившись к той же стене в нескольких сантиметрах от него. Проведя пальцем по влажным губам, с замиранием сердца она ждала ответной реакции.

Увидев красивую девушку, истосковавшийся по любви немец, зло сверкнул глазами. Он был готов наброситься на неё, как голодный волк. Уперев руки в стену с обеих сторон от неё, он наклонился к шее, точно вампир. Да, немцы напоминали вампиров. Холодные, бесчувственные, бессердечные, они высасывали кровь своих жертв, получая от этого силы и неимоверное наслаждение. В эту минуту девушка почувствовала отвратительный запах его сигар, от которого ей стало дурно. В горле пересохло. Она незаметно вытащила из-за пазухи нож. Его лезвие сверкнуло в свете луны и резко вошло в шею немца.

- Stinker2, - прошипел он, истекая кровью и закрывая глаза.

В следующее мгновение он без чувств лежал у её ног.

Сняв с его пояса связку ключей, девушка бесшумно отворила двери подвала. Даже лунный свет не ослабил того мрака, что царил в помещении.

- Здесь есть кто? – тихо позвала она.

Вначале девушка услышала тихие шорохи, затем из темноты к ней стал приближаться силуэт человека. Это был мужчина. Её мужчина. Он был в крови и грязи, в изодранной одежде. Страх испугать свою любимую спасительницу поборол желание обнять её. Тогда она сделала это сама.

В ту ночь, неслышно крадясь, сбежало более десяти пленных. Они сбросили труп молодого немца в подвал, и, перейдя вражескую границу, скрылись в подземных ходах.

Здесь, находясь в безопасности, люди оказывали помощь раненым, занимались изготовлением оружия и даже пели песни, чтобы поднять боевой дух. И всё бы было хорошо, не окажись среди них предателя. Он провёл в подземелья вражеский отряд. В итоге был убит сам, и не дал возможности спастись другим.

Помогая бежать своей любимой, своей спасительнице, а вместе с ней и другим женщинам с детьми, бывший пленный попал под автоматную очередь. Умирая, своей кровью он написал на этой плите: «Мы будем вместе, Анна».

- Да, ту девушку звали Анна, - ответил экскурсовод на немой вопрос своей спутницы.

Пытаясь съязвить, она спросила:

- А мужчина? Дмитрий?

- Дмитрий. Я не шучу, не смотри на меня так. Всё это действительно было.

- Тогда откуда ты знаешь об этом?

Вопрос повис в воздухе, затем чуть слышно, но твёрдо, он ответил:

- Я тот Дмитрий. Ты моя Анна, - говорил он, приближаясь к девушке, - Мы снова встретились с тобой. Здесь же.

Анна вжалась в стену, боясь пошевелиться, боясь дышать. Ей показалось, что всё вокруг затряслось и земля уходит из-под ног. Но нет, не показалось. Так и было. Над их головами затрясся потолок подземелья и послушался шум, проезжающего над ними трамвая.

Когда шум утих, Дмитрий рассмеялся. Его смех раздался, как гром среди ясного неба.

- Ну вот, испугал, - серьёзно и искренне раскаиваясь, проговорил парень. Всё ещё видя в глазах Анны испуг, он продолжил:

- Это была моя прапрабабушка. Её история передаётся у нас из поколение в поколение. И так уж повелось, что всех мужчин в роду называют Дмитриями.

- Ты меня и правда, напугал. Оказывается, я не такая храбрая, как думала.

- Зато ты получила небольшое приключение и узнала тайны и загадки этих подземелий, за которыми и пришла сюда. Ладно, давай догонять остальных. Не хочу остаться здесь и пропустить премьеру в театре. Судя по афише, спектакль обещает много интригующего.

Анна оглянулась напоследок на надпись. Кровь действительно выглядела свежей.

1 Доброй ночи (нем.).

2 Стерва (нем.).