prosdo.ru   1 ... 54 55 56 57


Опьяненные восторгом, мы забыли обо всем. Сегодня, по прошествии многих лет, я понимаю, что в условиях моего тогдашнего положения это было легкомысленно, вероятно даже глупо. Но я ни о чем не жалею.

Я снова принялся за работу над роковой Библией, и мне наверняка потребовалось бы меньше чем пять лет, как я рассчитывал вначале. Я был предупрежден, но от счастья забыл обо всем на свете.

Однажды около полуночи я сидел один в мастерской, складывая букву к букве, когда снова появился незнакомец, которого я подозревал в том, что это он вломился ко мне в первый раз. Он отказывался войти, поэтому говорили мы на пороге. Я выложил ему, что узнал его по шапочке во время его ночного визита.

Незнакомец ничего не отрицал. Он сказал, что хотел только предупредить меня, чтобы я не был слишком доверчив. Мол, это и есть причина его очередного прихода. Он шепотом, но с нажимом сказал:

– Мастер Мельцер, бросайте все и бегите, пока не поздно!

Я не обратил на его слова никакого внимания. А когда он

обернулся и бросился прочь, крикнул ему вслед так громко, что слышно было по всему переулку:

– Выдумайте в следующий раз что-нибудь поинтереснее! И передайте привет этому пройдохе Генсфлейшу!

Сейчас я понимаю, что незнакомец всерьез предупреждал меня и что он не имел ничего общего с Генсфлейшем. Сейчас я понимаю многое из того, чего не понимал тогда. Даже то, что Генсфлейш с самого начала не преследовал иной цели, кроме как устранить меня.

На следующий день ранним утром в дверь постучали два одетых в красные одежды посланника епископа и велели следовать за ними. Я, не раздумывая, подчинился.


И только когда меня провели в длинное здание, где был расположен суд архиепископа, у меня возникло нехорошее предчувствие. Я оказался в большом пустом зале, в конце которого стоял стол, а на нем – две свечи. За ним сидел камерарий[20] епископа.

Не поднимая глаз, он спросил:

– Вы Михель Мельцер, книгопечатник и зеркальщик из Майнца?

– Да, – ответил я. – Это я и есть. Что вам нужно в столь ранний час?

Не обращая внимания на мои слова, камерарий поднялся, взял пергамент и зачитал:

– Мы, Фридрих, Божьей волею Священного престола архиепископ Майнца, эрцканцлер святой Римской Церкви в немецких землях, постановляем и объявляем ввиду заблуждений и смятения, которые распространяет книгопечатник Михель Мельцер, гражданин Майнца, при помощи своего искусства, принять решение содержать под замком означенного гражданина, чтобы он не нанес вреда Священному Престолу, его подданным и их душам. Написано в Майнце в день святого Лаврентия. Фридрих, архиепископ.

Едва камерарий окончил чтение, как в зал вошли двое стражников и сковали меня. Я сопротивлялся и кричал:

– Что все это значит? Я хочу поговорить с Его Преосвященством архиепископом!

Все это было добрых сорок лет назад, и у меня было много времени поразмыслить. Симонетта, которая навещает меня раз в месяц, так и осталась моей самой большой любовью. Она – единственная моя связь с внешним миром, и только благодаря ее привязанности за эти сорок лет я не сошел с ума.

Сначала я удивлялся, почему меня не отдали инквизиции и не сожгли на костре. Первых страниц еретической Библии было бы вполне достаточно для того, чтобы осудить меня на смерть. Но потом мне стало ясно, что это вызвало бы слишком много слухов и инквизиция должна была бы объяснить причину моего приговора.


Еретическая Библия Boni homines так и осталась неоконченной. Не потому, что не нашлось никого, кто завершил бы то, что начал я – адепты книгопечатания есть уже повсюду – а потому, что злополучное братство раскололось и распалось.

Как сказал мне таинственный доброжелатель, они стремились к мировому господству, но им не удалось сохранить мир даже в собственных рядах. О Фульхере фон Штрабене никто ничего не слышал. Говорят, Эллербах, крепость в горах Эйфель, сгорела вместе с большинством ее обитателей.

Что же касается Иоганна Генсфлейша, который называет себя Иоганн Гутенберг, то его славе я завидую до сих пор. Ему удалось напечатать всю Библию в течение пяти лет. Тысяча двести восемьдесят две страницы, которые принесли ему всемирную известность. Он умер несколько лет назад, спившийся, погрязший в долгах. Мне кажется, что книгопечатание действительно преследует дьявол.

А я вот сижу в своей комнате и жду. Чего я жду? Почему Бог, с которым я воевал всю свою жизнь, не призвал меня к себе? Я для него слишком плох или же слишком хитер? Или я погибну иначе?

Или еретики все же были правы и его вообще нет?

Факты

В году 1455 Иоганн Гутенберг закончил печать первой печатной книги в мире, Библии на латинском языке. Тираж составлял менее двухсот экземпляров. Сорок семь из них, некоторые не полностью, дошли до наших дней. К концу столетия число книгопечатников достигло тысячи. Всего они изготовили три тысячи книг общим тиражом десять миллионов экземпляров. В 1496 году в Майнце была введена цензура на книги из боязни распространения крамольных и еретических трудов.

Действующие лица

Михель Мельцер – зеркальщик


Урса Шлебуш – жена зеркальщика, рано умерла

Эдита – дочь зеркальщика и его жены Урсы

Иоганн Генсфлейш – позднее назвался Иоганн Гутенберг подмастерье Мельцера и его вечный противник

Геро Мориенус – византийский торговец тканями, немецкого происхождения, положил глаз на Эдиту, когда она была еще ребенком

Магистр Беллафинтус – учитель и алхимик из Майнца

Крестьен Мейтенс – странствующий медик из Фландрии

Али Камал – молодой египтянин, зарабатывает себе на жизнь сомнительными делами– мать Али

Мастер Лин Тао – первый секретарь китайской миссии в Константинополе

Це-Хи – его служанка

Син-Жин – второй секретарь китайской миссии

Альбертус ди Кремона – папский легат в зеленой замшевой одежде, к сожалению, голубоглазый

Симонетта – венецианская лютнистка, большая любовь зеркальщика

Джакопо – ее брат, жертва недоразумения

Иоанн Палеолог – император Константинополя, правитель с замашками, благодаря которым понимаешь, почему пришла в упадок Византийская империя

Панайотис – византийский ренегат, который проходит сквозь стены

Хамид Хамуди – генерал императорской кавалерии

Алексиос – дворецкий императора

Энрико Коззани – посланник дожа республики Генуи, с деревянными руками


Фелипе Лопез Мелендез Чезаре да Мосто – шарлатан, придворный астролог и сват короля Арагонии

Никифор Керулариос – патриарх Константинопольский

Рикардо Рубини – самый богатый и влиятельный судовладелец Константинополя

Теодора – тринадцатилетняя византийская шлюха, настолько же бледная, насколько популярная

Бизас – загадочный звездочет и астролог

Мурат – турецкий султан, известен только по легендам

Даниэль Доербек – венецианский судовладелец немецкого происхождения

Ингунда – его странная жена и быстроходная каравелла с таким же именем

Джузеппе – слуга Доербеков, которого на самом деле зовут Йозефус, родом из Аугсбурга

Доменико Лазарини – капитан корабля, столь же самонадеянный, сколь хитрый

Пьетро ди Кадоре – венецианский судовладелец

Чезаре Педроччи – жадный адвокат, которого жители Венеции окрестили «il drago», дракон

мессир Аллегри – архитектор и председатель Совета Десяти

падре Туллио – нищенствующий монах, которому позволено заглянуть на небеса

Никколо – прозван «il capitano», король нищих с трагическим прошлым

капитан Пигафетта – глава полиции Венеции

Франческо Фоскари – венецианский дож; его преследует шум в ушах и окружают враги

Бенедетто – первый из уффициали дожа

Джованелли – кормчий

Леонардо Пацци – папский легат, попал во власть искушений

Глас – поначалу скрывает свое имя (Фульхер фон Штрабен) – и тому есть причины

Майнгард – оруженосец Фульхера фон Штрабена

Фридрих – архиепископ Майнца, его церковный и светский властитель

Франциск Хенлейн – секретарь архиепископа Майнцского

Аделе Вальхаузен – вдова из Майнца, загадочная и прекрасная

Примечания

В лицо (лат.). (Здесь и далее примеч. перев. если не указано иное).

Приспособление для приманки ловчх птиц. (Примеч. ред.).

Серениссима (итал. serenissima – «светлейшая», «сиятельнейшая») – торжественное название Венецианской республики, титул, связанный с титулом князей и византийских императоров (galenotatos). Официально использовался всеми высшими должностными лицами Венеции, включая дожей.

Уффициали – чиновник, офицер, должностное лицо в Италии.

Догаресса – супруга дожа (итал.).

Признание в любви – ложь (итал.).

Три главы (Совета Десяти) (итал.).

Государственным инквизиторам (итал.).

Ваше величество (итал.).

Его превосходительство (итал.).


В печать (виза на рукописи, корректурном оттиске) (лат.).

Навечно (лат.).

Канцелярия (итал.).

Фондако (итал. fondaco) – склад. (Примеч. ред.).

Папские носилки (итал.).

Жители Каррары. (Примеч. ред.).

Интердикт (лат. interdictum – запрещение) – в Римско-католической церкви налагаемый Папой пли каким-либо епископом временный запрет совершать богослужение и церковные обряды.

Латеран – дворец в Риме, служивший с IV в. до начала XIV в. (до так называемого «авиньонского пленения Пап») резиденцией римских Пап.

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста… (лат.).

Камерарий (лат. camerarius) – одна из высших придворных должностей при Святом Престоле. (Примеч. ред.).

See more books in http://www.e-reading-lib.com

<< предыдущая страница