prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 67 68


Тележки для перевозки наличности внутри банка стояли в ряд у задней стенки хранилища. В верхних ящиках нашлось примерно по две с половиной тысячи долларов. Дуг выскреб из них все, оставив только купюры-наживку [6]— тонкие пачки двадцаток со скрепкой, лежавшие на дне каждой ячейки. Из первого ящика кассиры брали деньги во время обычных операций и его же опорожняли в случае ограбления.

Вторые ящики были глубже первых, там хранились банкноты большего достоинства для коммерческих операций и закрытия счетов. Денег там было раза в четыре больше, чем в первых ящиках. Дуг забрал все, кроме наживки.

В комнату с индивидуальными сейфами грабители не пошли. Чтобы их открыть, придется просверлить каждую дверь отдельно: десять минут на каждый замок, два замка на каждой двери. Но даже если бы в их распоряжении был целый день, отделение «ЗаливБанка» на площади Кенмор обслуживало непостоянную клиентуру, состоящую из студентов Бостонского университета и тех, кто снимал квартиры неподалеку, так что какой смысл? В фешенебельном квартале сейфы были бы главной целью, поскольку отделения в богатеньких районах хранят меньше банкнот, их клиенты больше полагаются на прямые зачисления на счета, а не на выдачу наличных, и покупки оплачивают пластиковыми, а не бумажными деньгами.

На обратном пути их остановила рука Деза, обтянутая синей перчаткой.

— Какой-то придурок у банкомата.

Сквозь жалюзи Дуг разглядел студента, который тыкал в кнопки, стремясь получить немного карманных денег. Банкомат выплюнул его карточку два раза, и только тогда парнишка догадался прочитать сообщение на экране. Он посмотрел на дверь, проверил часы работы и снял трубку сервисного телефона.

— Не выйдет, — прокомментировал Дез.


Дуг взглянул на управляющую, лежавшую за второй кассовой кабинкой. Он знал о ней кое-что. Ее звали Клэр Кизи. Она ездила на «Сатурне»-купе сливового цвета с бесполезным спойлером на крышке багажника и наклейкой-смайликом на бампере с надписью: «Дыши!» Она жила одна. В теплое время она проводила обеденный перерыв в одном из общинных садиков, примыкавших к Болотам дальнего залива. [7]Все это было ему известно, потому что на протяжении нескольких недель он время от времени следил за девушкой.

Теперь, вблизи, Дуг рассмотрел, что корни волос у Клэр немного темнее. Свою русую шевелюру она перекрашивала в оттенок медовый блондин. Длинная льняная черная юбка очерчивала внешний контур ее ног вплоть до ступней, обтянутых ажурными белыми чулками. Неровный шов на левой пятке выдавал в ней бережливость, но вряд ли предназначался для чужих глаз.

Клэр повернула голову, лежащую на согнутой руке, чтобы увидеть Глоунси, который, ссутулившись, наблюдал за парнишкой у банкомата. Ее левая нога скользнула к стулу кассира, ступня оказалась под столом, пропав из виду, нащупала там что-то и снова оказалась на месте. Девушка опять уткнулась носом в изгиб локтя.

Дуг медленно выдохнул. Вот и начались проблемы.

Парнишка у банкомата положил трубку и, пнув стену, злобно вышел на улицу.

Джем бросил сумку с добычей рядом с двумя другими, в которых лежали инструменты и вещи.

— Валим отсюда, — сказал он.

Именно это и хотел услышать Дуг. Глоунси вытащил из карманов пластиковые хомуты. Джем и Дез достали из сумки банки с отбеливателем «Ультра Клорокс». Дуг развернулся и пошел по коридору в комнату отдыха персонала. Охранное оборудование размещалось там на деревянных полках. Система отслеживала перемещения, камеры включились и все записали, над дверью замигал красный огонек. Дуг остановил все три видеомагнитофона, вытащил кассеты и на всякий случай выдернул шнур.


Он принес кассеты в зал и, когда никто не видел, бросил в сумку с вещами. Глоунси усадил заместителя в кресло кассира и, заведя его руки за спинку, связал их. На губах и подбородке заместителя виднелась кровь. Похоже, по пути к кассе Джем съездил ему по носу.

Дуг взвалил тяжелый мешок с инструментами на плечо. Дез как раз перестал разбрызгивать отбеливатель и поставил банки на пол.

— Погодите! — крикнул он.

И приложил палец к уху. Из хранилища вынырнул Джем с банками в руках. Глоунси, державший наготове пластиковый хомут, отвлекся от управляющей, которая сидела спиной к спине со своим замом. Все посмотрели на Деза, кроме Дуга — тот глядел на управляющую, которая уставилась в пол.

— Вызов «тихая тревога», адрес здешний.

Джем взглянул на Дуга.

— Что за хрень? — спросил он, ставя на пол банку с отбеливателем.

— Мы все равно уже закончили, — успокоил его Дуг. — Пора. Пошли отсюда.

Джем достал пистолет и подошел к девушке и ее заму, держа оружие у бедра.

— Ну и кто это сделал?

Управляющая по-прежнему смотрела в пол. Заместитель уставился на Джема, лохматая прядь гнетуще черных волос упала ему на глаза.

— Мы уже ушли, — сказал Джем, указывая пистолетом на темный коридор. — Мы удрали через эту гребаную дверь.

Заместитель поморщился, глядя на Джема сквозь волосы. Он все еще ощущал боль от удара, полученного у двери, а глаза его слезились от резко пахнущего отбеливателя.


Джем надвинулся на парня. Изображать из себя оскорбленную невинность было сейчас совсем некстати.

Дез поднял банку с отбеливателем и поспешно закончил его разбрызгивать.

— Валим, — отрезал он.

— Пора двигать, — сказал Дуг Джему.

Тот еще несколько секунд смотрел в упор на заместителя, потом отвел глаза. Отошел в сторону, опустил руку, сжимавшую пистолет, и сунул оружие за пояс. Он уже отворачивался, когда заместитель вдруг заговорил:

— Послушайте, никто ничего не…

Джем подлетел к нему в мгновение ока. Удары костяшками пальцев о висок походили на треск ломающегося льда. Джем дал волю злости.

Заместитель дернулся влево и повис на подлокотнике. Стул качнулся и упал на бок.

Заместитель обмяк, его руки так и остались привязанными к стулу. Джем опустился на колено и продолжил бить беззащитного парня по лицу. Отведя душу, он поднялся и вернулся за банкой. Если бы Дуг не ухватил его за руку, он вылил бы отбеливатель на то месиво, в которое превратил лицо заместителя.

Стоя рядом, Дуг увидел в отверстиях вратарской маски очень светлые, белесо-голубые радужки Джема, сверкающие, как снег ночью. Дуг вырвал у него банку и велел складывать сумки. К его удивлению, Джем послушался.

Дуг обильно полил отбеливателем ночной сейф в фойе. Потом ковер, на котором стояла сумка с инструментами. У окна он все время озирался и дергался, ожидая сирен. Затем вытряс остатки средства на кассету из банкомата и вернулся к столу.

Заместитель все так же лежал на упавшем стуле. Только по его свистящему дыханию Дугу стало ясно, что парень жив.


Сумок на полу не было. Управляющей тоже.

Дуг вышел из зала. От испарений химикатов перед глазами повис туман. Сумки стояли наготове. Дез и Джем уже сняли маски и ждали его у задней двери. Джем держал управляющую за шкирку, чтобы девушка не видела их лиц. Дез поднял ее коричневую кожаную сумочку, которую управляющая уронила, когда входила в банк, и озабоченно глянул на Дуга.

Тот сорвал с себя вратарскую маску и остался в одной лыжной.

— Что за херня?

— А что если нас уже окружили? — спросил Джем в ужасе. — Она нам пригодится.

По песчаной дорожке зашуршали колеса. Снаружи у двери затормозил фургон. Глоунси, тоже без маски, спрыгнул на землю и открыл боковую дверь.

Дез, выйдя первым, ухватил сумку двумя руками и закинул ее в салон.

— Оставь ее здесь, — велел Дуг.

Но Джем уже заталкивал девушку в фургон.

Дуг стащил лыжную маску, потрескивающую от статического электричества. Все решали секунды. Он вынес сумку с вещами, и в лицо ударил яркий солнечный свет. Он с грохотом бросил сумку в салон. Джем стоял рядом и пытался втолкнуть девушку в фургон так, чтобы она не разглядела его лица. Дуг обхватил ее за талию, помог подняться и преградил путь Джему, заставив его разбираться с третьей сумкой.

Дуг подтолкнул девушку к краю мягкого многоместного сиденья, к стене без окна.

— Глаза не открывать, — велел он ей, пригнув голову девушки к коленям. — И ни звука.

Последняя сумка грохнула об пол, хлопнула дверь, и фургон пополз по крутому пандусу, подпрыгнул на бордюре и выкатился на дорогу. Дуг выудил «Лэзерман» [8]из чехла на ремне, вынул самое большое лезвие, оттянул край черного пиджака управляющей, надрезал ткань и, убрав лезвие, оторвал длинную полоску. Клэр вздрогнула от звука, но высвободиться не попыталась.


Дуг поднял глаза — они ехали по площади Кенмор, в конце Бруклайнского проспекта горел красный. Банк остался справа. Дуг придавливал спину управляющей и смотрел вперед. Никаких патрульных машин поблизости. Никого.

— Как насчет переодеться? — спросил Глоунси.

— Позже, — процедил Дуг, убирая «Лэзерман» в чехол на ремне.

Светофор переключился на зеленый, машины поехали. Глоунси не гнал, на Державном проспекте он придерживался восточной стороны.

Навстречу им попалась патрульная машина с выключенным маячком. Она объехала автобусную остановку в центре площади. Включила мигалку, чтобы пробраться через автомобильный поток, повернула на 180 градусов и, срезав сразу за ними, затормозила у тротуара напротив банка.

Фургон миновал автобусную остановку и направился к эстакаде на шоссе Сторроу. Дуг два раза обернул ткань вокруг головы Клэр и затянул покрепче, чтобы она ничего не видела. Выпрямил ее, помахал рукой у нее перед глазами, сжал руку, замахнулся и остановил кулак в сантиметре от ее носа. Девушка не отпрянула. Дуг оставил ее и отодвинулся на другой конец сиденья. Подальше. Он стащил с себя комбинезон, как будто хотел сбросить кожу преступника.

. Место происшествия

Адам Фроули остановил служебную машину в косой тени Зеленого Монстра [9]в «Парке близ болот», пробежался по короткому мосту над Массачусетской платной магистралью, держа под мышкой папку и блокнот, и на ходу натянул резиновые перчатки. Ограда вдоль моста была высокой и загнутой наверху, чтобы фанаты «Ред Сокс» не падали с нее во время сентябрьских матчей.

В дальнем конце улицы Ньюбери двое из криминальной лаборатории бостонской полиции, облаченные в ветровки, сидя на карточках за желтой лентой ограждения, снимали отпечатки с двери, раскрашенной граффити, и собирали в пакет для вещдоков мусор, который валялся вокруг «Сатурна»-купе сливового цвета.


Ньюбери — фешенебельная улица, отмеченная во всех путеводителях по Бостону, начинается она в центре, в Городском саду и проходит через кварталы, названные в алфавитном порядке: Арлингтон, Беркли, Клэрендон и дальше до Херфорда, [10]потом, не утерпев, перескакивает сразу к букве М — на широкий Массачусетский проспект, неофициальную западную границу Дальнего залива. Улица Ньюбери пересекает эту разделительную линию, но здесь же утрачивает свой дух. И дальше вынуждена соседствовать с уродливой автострадой, служа задворками Державному проспекту. В конце концов она довершает свое унижение, упираясь в самоубийственный мост.

Фроули повернул за угол и вышел к дверям банка в конце квартала, состоящего из кирпичных многоквартирных домов, на первом этаже которых находились магазинчики и бары. К площади Кенмор, как реки к озеру, сходились три улицы: Бруклайнская, Маячная и Державная, сливаясь у автобусной остановки, где Державная превращалась в проспект, разделенный надвое, как и положено, пешеходной аллеей. Столпившиеся у тротуара полицейские, пожарные машины и фургоны телевизионщиков оттеснили дорожный поток на одну полосу проспекта.

В проеме двери стоял огромный вентилятор, выдувавший едкий запах отбеливателя на улицу. В окне висело написанное от руки объявление: «Отделение банка закрыто до конца рабочего дня, ближайшие банкоматы и отделение нашего банка находятся на углу улиц Бойлстонской и Массачусетской».

Фроули достал свои документы и приложил удостоверение ФБР и маленький золотой значок к стеклу рядом с наклейкой ФКСБВ. [11]Это был его входной билет. Федеральная корпорация страхования банковских вкладов гарантирует сохранность любых депозитных вкладов до ста тысяч долларов США. И любое преступление в банке на территории США считается федеральным. Бостонский полицейский закрыл рот носовым платком, шагнул в вестибюль с банкоматом и выключил гигантский вентилятор, чтобы Фроули мог войти.


— Вот и он, — обрадовался Дино, приветствуя коллегу у столика для клиентов с планшетом в руке. Здесь уже не так воняло, как у двери.

— Черт меня дернул выехать на скоростную магистраль.

Бостонская спецгруппа по расследованию ограблений банков (БСРОБ) базировалась не в местном отделении Бюро, а в постоянном представительстве в Лейквилле, маленьком спальном городке в сорока восьми километрах к югу от Бостона. Фроули как раз въезжал в тамошнюю индустриальную зону, когда ему позвонили.

Дино протянул ему пару бахил. Детектив Дин Драйслер, лейтенант бостонской полиции с двадцатисемилетним стажем, был закреплен за спецгруппой. Он был уроженцем здешних мест: высокий, долговязый, надежный. В Бостоне на душу населения приходится больше банковских ограблений и вооруженных нападений на инкассаторские фургоны, чем в любом другом уголке страны. И Дино был бесценен для Фроули как знаток этой территории.




<< предыдущая страница   следующая страница >>