prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 4 ... 67 68
Фроули, тридцати трех лет от роду, был невысок, всех видел насквозь и бегал трусцой. В Бостонской группе он работал чуть меньше двух лет, в ФБР всего восемь — ездил по стране разгребать срочные дела: Майами, Сиэтл, Нью-Йорк. Он был самым молодым агентом по расследованию банковских ограблений в США, входил в отряд из пяти бостонских агентов, прикрепленных к БСРОБ, которая расследовала преступления в банках по всему Массачусетсу, Род-Айленду, Нью-Гемпширу и Мэну. Деловое партнерство, возникшее между Дино и Фроули, напоминало сотрудничество учителя и ученика, впрочем, ролями они менялись каждый день, а то и каждый час.


Фроули натянул бахилы на ботинки сорок первого размера и приготовил свой набор дознавателя: папку для бумаг, блокнот, диктофон. Окинул взглядом госслужащих в ветровках с разными аббревиатурами.

— Где она?

— В комнате для отдыха, это там, дальше. Они отпустили ее у Восточных Высот, к северу от аэропорта. Она дошла до ближайшего магазина и оттуда позвонила в полицию. А сюда мы еще раньше выслали патрульных — сработала тревожная кнопка.

— Где?

— Во второй кассе.

Они прошли через бронированную дверь, располагавшуюся за конторкой приемной, здесь испарения были сильнее, отбеливатель кое-где обесцветил ковролин. Дино планшетом указал на кнопку на полу.

— Тревожная кнопка. Заместитель управляющей сейчас тут неподалеку в медцентре «Бейт-Исраэл». Ему ой как досталось.

— Его избили, ее прокатили немного, а потом отпустили?

Дино сатанински выгнул брови.

— Целехонькую.

Фроули отмахнулся от своих подозрений и решил разбираться по порядку.

— Что по машине?

— Фургон, похоже. Я уже разослал сигнал всем постам на предмет сгоревших автомобилей.

— С ней говорил?

— Сначала послал к ней женщину-полицейского.

Фроули посмотрел на открытую дверь хранилища за спиной Дино. Внутри два криминалиста в комбинезонах и бахилах водили по стенам голубым лазером. На отпечатке с диска четко проступал силуэт руки. Но она была миниатюрной и явно принадлежала управляющей.


— «Утренняя атака»?

— «Утренняя атака» и «черти из табакерки». Проработали обходной путь и проникли ночью. Телефоны не работают. С центрального пульта «ЗаливБанка» попытались сюда перезвонить, когда поступил сигнал тревоги, но им не ответили. Тогда они отправили патрульного. К нам едет начальник охраны с кодами и инструкциями, только чует мое сердце: тут две стационарных линии и один сотовый дублер. Эти ребята нахимичили что-то с сотой и вывели из строя одну из линий «Найнекса». [12]

— Всего одну?

— Подождем, когда приедет фургон из «Найнекса» и проверит. По-моему, к хранилищу тоже брошена сигнализация «банк — полицейский участок», ну как к кассам. Эти ребята дождались, пока истечет время на замке, а потом заставили управляющую открыть сезам.

— Они ей пригрозили.

— Так мне кажется.

Фроули кратко записал все услышанное.

— Гораздо проще, чем париться с экзотермическим резаком, баллонами с кислородом и прожигать дыру в стене хранилища.

Дино пожал костлявыми плечами.

— Но в хранилище ненароком могла сработать сигнализация.

Фроули задумался.

— Фокусы с сигнализацией выдали бы их почерк.

— Хотя для некоторых ограбление вроде секса — возбуждает.

Фроули кивнул.

— Никакого удовольствия, если не ограбишь кого-то лично.

— Подведем итог. Они разбираются в телефонных линиях и работе местной связи.


Фроули кивнул, осматривая зловонный банк из второй кассы. Его привычные ко многому глаза начало щипать.

— Это те же ребята, Дино.

— Сюрпризы нам устраивают. Ну дела.

В местных банках стало модно выносить кабинет управляющего в общий зал и выгораживать прозрачными стенами. Такие вот игры в доступность и открытость, мол, мы друзья и соседи, хотя наша корпорация и берет с вас плату за выдачу ваших же собственных денег. Площадь Кенмор — отличное место: всегда много народа, тех же студентов, ночные клубы, бейсбольный стадион поблизости. Но выбор помещения казался странным. Оно было длинным и узким из-за изгиба улицы. Кабинет управляющей впихнули за кассами, в задний коридор, рядом с комнатой отдыха и туалетами.

Внутри работала полицейский фотограф. Ее вспышка высвечивала кусок бетонного потолка, лежавший на столе. Он придавил телефон и монитор компьютера — провода и клавиатура свисали на пол, словно кишки. Аккуратно отрезанная арматура и решетка валялись среди обломков штукатурки, потолочной плитки, бетонной пыли и серой крошки.

Посмотрев вверх, на многослойную квадратную дыру в потолке, Фроули увидел умывальник, какой обычно бывает в смотровых, и таблицу для проверки зрения. Грабители ночью пробрались в кабинет окулиста и прорубили потолок. Вот вам скрытые минусы работы в таких старых городах, как Бостон. Поэтому банки предпочитают открывать отделения в зданиях, где, кроме них, никого нет.

В дыру высунулся красный шлем. Пожарный изобразил испуг.

— Ой, ребят, я уж подумал, вы грабители!

Дино кивнул ему и улыбнулся.

— Уже вышел из отпуска, огонек? — Он произнес прозвище всех пожарных по-старобостонски. Дино умел при желании включать родной акцент.


— Да вот решил зрение проверить. Это, что ли, твой умник?

— Особый агент Фроули, познакомьтесь, это капитан Джимми.

Фроули помахал ему свободной рукой.

— Идеальный квадрат, шестьдесят на шестьдесят, — заметил капитан Джимми. — Молодцы.

Дино кивнул.

— Огурцы.

— Надеюсь, вы завалите этих ребят раньше, чем рак. — Он ткнул пальцем в край дыры. — Вот эта серая крошка — асбест.

— Там инструментов не осталось? — спросил Фроули.

— Не-а. Ничего.

Фроули присмотрелся к аккуратному срезу и повернулся к Дино.

— Пила по бетону, причем промышленная.

— И горелка для арматуры. Без изысков. А ребята-то у нас простые работяги. Тупицы без фантазии.

— Тупицы, способные обойти сигнализацию.

— Огонек нам эту дыру заделает, — ответил Дино, уходя. — Эй, огонек, ты там осторожней, не потяни мышцу, а то придется мне твой годовой больничный оплачивать.

Пожарные наверху засмеялись.

— Дин, ты же знаешь, ради тебя я готов потянуть только одну мышцу. Не скажу, какую, — отозвался капитан Джимми.

Выйдя через заднюю дверь, Фроули услышал гул ближайшей магистрали, по которой машины неслись в город и из него. Маленькие карманы для парковки, прикованные цепями контейнеры для мусора, дренажная труба, собирающая в себя песок, мелкий гравий и мусор.


Схема «утренняя атака» — обычно самый удачный и удобный способ ограбить банк. Подкарауливаешь работников перед открытием — и тогда будет меньше людей, за которыми надо следить. Запасы наличных еще лежат в хранилище, еще не розданы по кассам и не разложены по промежуточным сейфам и ящикам, так что их легче найти и быстрее вынести. По типичному сценарию «утренней атаки» человека, который открывает отделение, подстерегают на парковке и наставляют на него пистолет. Если же грабители проникают в банк ночью и ждут, когда придет управляющий — сценарий «черти из табакерки», — значит, они подготовились гораздо серьезнее. Банковские грабители славятся своей ленью. А у этих, стало быть, наблюдается нетипичное трудолюбие.

Фроули увидел, как фотограф положила линейку рядом со следами шин на песке. Хотелось сказать ей, чтобы зря не мучилась. Угнанный фургон обнаружат в ближайшие часы где-нибудь неподалеку, на пустой стоянке, скорее всего, уже сгоревшим.

Фроули представил, как воры загружают фургон, поспешно, но без паники. И в головах у них звенит беззвучный сигнал тревоги. Зачем тратить время на избиение заместителя? Хранилище они уже обчистили и шли к выходу. Брать с собой управляющую — вообще безумие. Этот кусочек не вписывался в общую мозаику, а значит, от него и надо плясать.

Очертаниями пятно крови на ковре за кассовыми кабинками напоминало Африку. Эксперт-криминалист брал пробы крови и складывал волокна в коричневый конвертик.

— Его привязали к стулу за руки. — Дино поднял пакет для вещдоков, в котором лежал порванный пластиковый хомут с самозажимающимся замком. — Челюсть сломали. Может, и скулу. Кости вокруг глаза.

Фроули кивнул. Здесь вонь была просто невыносима. Отбеливатель отлично разрушает ДНК. Криминалисты из лаборатории ФБР протирают им свои столы, чтобы одни улики не спутались с другими. Он слышал, что насильники нередко пользуются отбеливателем, чтобы уничтожить свой генетический материал, оставшийся на жертве. Но чтобы грабители банка!


— Отбеливатель, да?

— Слегка перегнули. Но когда целую ночь тут торчишь, излишняя осторожность не помешает.

— Да, ребята не хотят, чтобы их поймали. А светит им немалый срок. — Фроули сдвинул пейджер на бедро и опустился на корточки за третьей кассовой кабинкой. На ковре лежали белые крошки, частично растворенные отбеливателем. — Они тут пикник устраивали.

Дино присел рядом с агентом, сунув механический карандаш за волосатое ухо.

— Повкалываешь — так и проголодаешься, Фроули. Говорю же, работяги они. Яйца вкрутую, кофе в термосе. Бандиты с бумажными пакетами. [13]

Дино поднялся, Фроули остался на корточках. Он попытался представить, как тут сидели бандиты. Рассвело. И весь банк принадлежал им. Агент выпрямился и посмотрел сквозь прозрачные стенки кассовой кабинки в окно, которое выходило на площадь. Он смутно помнил, как накануне был здесь: финишная прямая, ноги горят, толпа приветственно орет.

— Марафон ведь как раз здесь проходил?

— Е-мое, Фроули, я и забыл. Ну ты даешь! Сорок два километра, а ты тут ходишь как ни в чем не бывало.

Фроули передвинул пейджер на место.

— Побил рекорд — три с половиной часа. И это меня радует.

— Ну что, поздравляю, псих ты ненормальный. Какой-то одинокий спорт ты выбрал. О чем ты всю дорогу думаешь, когда бежишь?

— О финише, — ответил Фроули, глядя на открытый сейф. — Так окулист весь день закрыт был?

— И спортзал на втором этаже тоже. Но часть работников собрались поглазеть на бегунов. У них там окна во всю стену, видно хорошо. Они ушли в шесть. Автоинспекция уехала около восьми вечера, хотя бегуны еще тянулись. У наших ребят ушло часа два-три, чтобы войти, проковырять дыру и спуститься в банк.


— Они молодые. Иначе бы не спустились через дыру в потолке размером шестьдесят на шестьдесят.

— Да уж, не старые мастера. Старому поколению — всяким там отмычкам и водопроводчикам — нужно какое-нибудь ложе для посадки.

— Как они в здание проникли?

— Через заднюю дверь, но не банковскую. У лавочек на втором этаже есть свой вход.

— Камеры наблюдения снаружи есть?

— У банка нет. Но мы проверим. Хотя если наши ребята…

— Да, они бы тогда уже в участке сидели. — Фроули положил руки на бедра, ноги по-прежнему ныли. — Какие у тебя версии?

— Навскидку? — Дино задумчиво втянул воздух сквозь зубы и тоже стал осматриваться. — Они все отлично просчитали. Праздники. Сотня бегунов-марафонцев. Погода отличная. Площадь забита голодными зрителями. Книжный магазин, магазины одежды на той стороне — хотя там в основном рассчитываются кредитками. Но есть еще продуктовый, «Макдоналдс», кофейня «Эспрессо Роял». К тому же «Сокс» в городе. Значит, выручка у тутошних ресторанов и баров за три дня взлетела в разы. Плюс, черт возьми, ночные клубы на Лансдаунской улице. Сколько они дают в сумме за субботу-воскресенье? — Дино провел языком по внутренней стороне щеки. — Неслабо, должно быть. Хранилище, да ночной депозит, да банкомат? Я голосую за три с четвертью. Плюс-минус десять процентов. Да, мое слово — три с четвертью, точно.

— А мое — три с половиной, — ответил Фроули, повернувшись к открытому хранилищу. — Черт, как же я хочу найти этих ребят.

Фроули нужно было хранилище. В этот раз жертвой по делу оказалось именно оно. Не корпорация, которой принадлежал банк. Не федеральное правительство, которое его застраховало и наняло самого Фроули. А хранилище — опустошенное, жалкое, оскверненное. Детективы, расследующие убийства, проникаются сочувствием к погибшим, и это помогает им в поисках. Фроули же сострадал хранилищу.

Зал с индивидуальными сейфами не тронули. Чтобы просверлить каждый сейф, нужно китайское терпение и настойчивость любителя лотерей. Шансы найти там ценности, которые не застраховали и о которых ничего не известно, невелики.

Фроули вошел в зал, где хранились наличные. Здесь царили чистота и порядок. Иногда в таких помещениях ему попадались пиджаки и зонты кассиров, висевшие на стене. А некоторые хранилища вообще служили комнатами отдыха.


<< предыдущая страница   следующая страница >>