prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 64 65 66 67 68


— Почему? Почему ты оставил решение за мной?

Заметив ее изумление, Дуг осознал свою роковую ошибку. Он полностью растворился в Клэр. Как Криста растворилась в нем. Вместе с правом спасти ты вручаешь другому человеку и право уничтожить тебя. Об этом все время твердил Фрэнк Г. — держись сам, на других не надейся.

По коридору к нему шел человек с пистолетом. Детектив. Фроули. Дуг сильнее прижал руку к шее.

Агент вошел в открытую дверь и увидел на полу дорожку из крови и воды. Достал из наплечной кобуры «ЗИГ-Зауэр». На Макрее была форма полицейского. Он сидел на полу, прислонившись к стулу, а Клэр стояла на коленях перед ним.

Пистолет Макрея лежал в кобуре. Рука, прижатая к ране на шее, обагрилась кровью. Она текла по согнутому локтю на лимонно-желтый ковер. Гранат на ремне видно не было.

Макрей умирал. Он нахмурился, увидев пистолет и самого Фроули.

Фэбээровец подошел к нему, не опуская оружия, почувствовал запах крови и вытащил «Беретту» из кобуры вора. Макрей молча наблюдал за ним. Фроули прошел мимо Клэр и, перестав целиться, сунул «Беретту» в задний карман. Увидел телефон на столе, свернул к нему и снял трубку.

— Не надо.

Голос Макрея был таким же обескровленным, как и его лицо. Фроули повесил трубку и вернулся в поле зрения Макрея.

Клэр подняла на Фроули заплаканные глаза.

— Это сделали вы?

Ее слова ранили агента. На самом деле она спрашивала: «Вы это сделали из-за меня?»

Макрей с трудом дышал, а говорить ему было еще тяжелее.


— Она сдала меня?

Кажется, он и так знал правду.

— Да, — ответил Фроули.

Макрей тяжело сглотнул. Он долго смотрел на Клэр, потом все-таки отвел взгляд. И посмотрел на Фроули.

— А зачем было ждать так долго? Почему нас не взяли… в гостинице?

— В какой гостинице? — не понял Фроули. — Я узнал всего лишь за час до всей этой истории.

Макрей снова тяжело посмотрел на Клэр. Между ними что-то происходило.

— Мы ведь говорим о сестре Кофлина, так?

Макрей опять поднял глаза на Фроули. Его взгляд был настолько недвижимым и пристальным, что Фроули решил: все, умер парень. Но Макрей кивнул и, кажется, расслабился.

Сердце Фроули качало кровь так интенсивно, что его хватило бы и на двоих.

— Ты порешил Цветочника.

— Передай Дезу, это я ради него. И ради Города.

Фроули не хотел сочувствовать мошеннику. Но, оказавшись в одной комнате с умирающим человеком, немножко умираешь и сам.

— Ты сам ему скажешь.

Макрей только сверкнул глазами.

— Деньги, — напомнил Фроули. — Где спрятана твоя заначка?

Макрей уходил в себя.

— Где деньги? — не унимался Фроули.

— Оставьте его в покое, — велела Клэр.


Макрей отключался. Фроули попятился — в ногах появилась непонятная тяжесть. Он снял трубку и набрал 911.

Приблизившись к нему, Клэр нежно взяла его за руку, словно сейчас умирала только эта рука.

— Ты ведь не собиралась уезжать, — произнес Дуг. — Со мной. Так?

Клэр выдержала его взгляд. Ее влажные глаза отвечали: «Нет».

Дуг чувствовал, как его любовь течет по их сомкнутым рукам, словно электричество.

Она найдет их по весне. Те деньги, что он закопал в саду, как погибшую надежду. Как оставленное письмо. Может, она пожертвует их на «Клуб для мальчиков и девочек». И, возможно, со временем изменит свое мнение о нем.

Дуг отнял левую руку от шеи, она упала на пол. Ему хотелось, чтобы Клэр была последней, кого он увидит.

Даже если затея обречена на провал, лишь один момент абсурдной надежды стоит поражения, его можно променять на что угодно.

Клэр почувствовала, как жизнь ушла из обмякшей руки Дуга. Она в страхе уронила ее, и только спустя некоторое время ей стало стыдно, что она ее выпустила. Теперь мертвый человек лежал на полу ее квартиры. И разум с этим никак не мог справиться.

Почему он пришел к ней умирать? Приполз в ее кухню точно так же, как и в ее жизнь. Она ненавидела его за то, что он все испачкал: оставил пятна и на полу, и в ее душе. Но все равно. Все равно, глядя на него сейчас, Клэр помимо воли испытывала теплые чувства к этому мальчику, оставшемуся без матери. Сочувствовала она и Адаму Фроули, этому мстительному мерзавцу, который шептал что-то в трубку. Этим двум парнишкам, страдавшим без любви; она была между ними, как меж двух огней. Но мужчины, которыми они стали, вызывали у нее только неприязнь.


Ей вспомнился сюжет из новостей — о женщине, которая случайно упала за борт пришвартованного круизного лайнера. Она не ушиблась и вынырнула, но попала в ловушку: прилив толкал огромное судно к стенке причала. Ее размозжило бы насмерть, но она выбралась из вечернего платья и сбросила туфли на шпильках, а потом нырнула в черноту, вслепую отыскав дорогу к нижнему килю. Проплыв под ним, женщина вырвалась на свободу. Ее легкие разрывались, но она поднялась на поверхность по другую сторону лайнера — обнаженная и живая.

Удалось ли Клэр поднырнуть под киль? Выберется ли она из воды на воздух?

Полицейские уже вошли в ее прихожую. Она в последний раз перед вечной разлукой взяла Дуга за руку. Его тело опиралось на стул. Его рука стала невыносимо тяжелой и норовила упасть. Клэр заметила грязь у него под ногтями и на коже. И сразу подумала о своем садике. Она не могла понять, зачем он туда ходил. И почему у нее нет сомнений в том, что он был именно там.

«Иди к воде, пока не почувствуешь ее, — вспомнились Клэр слова Дуга. — Потом можешь снять повязку».

Она ощутила то же чувство умирания, которое посетило ее во время гибели брата, — да, пусть все заканчивается ничем, но в то же время ушедшие в мир иной даруют нам ответственность, они будто по договору передают ее живым.

Только теперь Клэр сняла повязку. Она всматривалась в померкшие глаза Дуга, и они напомнили ей угасший огонь в камине. Даже когда пламя гаснет, пылающие угли еще долго остаются горячими. Она задумалась о том, что видел Дуг Макрей в тот момент, когда угасало пламя его жизни? Гадала, что умерло последним в сердце вора?

. Конец и начало

— Я не могу, — сказал Джем. — Черт возьми, я не могу так. От этой херни у меня несварение будет. Мы когда эти сандвичи заказали? Двенадцать часов назад? Не можешь мясное ассорти есть, как все остальные, Мэглоун? Сидишь с этим склизким сандвичем и на хрен сникшими перчиками?


— Ничего, что он уже три часа это ест? — вставил Дез.

— Это уже не завтрак, — возразил Джем. — А чистой воды секс. Он трахается с сандвичем. Ах, прикройте мои юные впечатлительные глаза!

— Джоанн обычно ходит с улыбкой до ушей, — заметил Дез.

— О, ну что ты! Глоунси всех переплюнет без вопросов, — подыграл Джем. — Не сомневаюсь.

Дуг шикнул на них, чтобы перестали ржать. Его не очень беспокоили аудиосенсоры в системе, берегущей хранилище от взлома. Но на всякий случай он осторожничал. Они вчетвером сидели на полу за кассой в пыльных спортивных костюмах синего цвета. Банк освещало утреннее солнце. Грузовики и легковые машины грохотали по площади Кенмор.

— Знаете, что нам надо? — спросил Глоунси, продолжая жевать. — Такие наушники с проводком, как в кино. Чтобы можно было переговариваться, когда мы в разных комнатах.

— Наушники для гомосеков, — возмутился Джем. — Будешь похож на девку, которая штаны в магазине складывает. Настоящим мужикам нужна нормальная рация.

— Удобнее же, когда руки свободны, — напирал Глоунси. — В одной руке ствол, в другой сумка с баблом. Сечешь?

— Да не говори ты «сечешь»! А то как урод последний. — Джем встал и потянулся. — Что-то у нас тут расслабон пошел. Что за ограбление такое? Как будто у меня на хате сидим. Эта чертова осторожность достала уже. Всю ночь долбили дыру в чертовом потолке. Получается, нам приходится работать, чтобы деньги получить.

— Осторожность — штука разумная, — парировал Дуг.

— Полное говно, — фыркнул Джем.


Дуг глянул в сторону настенных часов.

— Ты хотел реального дела, парень. Вот тебе оно — через десять минут начнется. Давайте уберем все это дерьмо.

— Я еще не доел, — заныл Глоунси.

Вырвав у него сандвич, Джем раздавил его и бросил в мусорную корзину.

— Теперь доел? А то нам еще долбаный банк грабить.

Дуг проверил, заряжен ли «Кольт», и опустил его обратно в карман, зная, что скорее стукнет кого-нибудь рукояткой по голове, чем выстрелит. Как бы ни одержим был Дуг своим делом, о Джемовских стволах он предпочитал знать как можно меньше. Если Цветочник или кто-то из его нанюхавшихся мальчишек имеет отношение к этому оружию, Дуга это только взбесит.

Глоунси поднялся, забыв на полу свой «Маунтин Дью».

— Оставишь после себя минералку, считай, что кровью написал на стене свою фамилию и номер социального страхования, — пожурил Дуг.

— Да возьму я ее, возьму, — ответил конопатый Глоунси и положил банку в рабочую сумку, стоявшую рядом с отбеливателем.

Они побранились еще несколько драгоценных минут перед ограблением. Дуг отступил на шаг назад и понял, что в деле он больше всего любит именно этот момент. Эти промежутки в обратном отсчете, когда все они снова становятся детьми: четырьмя хулиганами из Города, которым так охота поозорничать. Он понял, что никогда не чувствовал себя так спокойно и безопасно, так защищенно, как в этот момент — прячась в банке, который они собирались ограбить. Никто их здесь не тронет. И никто зла не причинит, кроме них самих.

— Монсеньор, плохие новости, — сообщил Джем. — Если верить журналу «Ролинг Стоун», следующий альбом «Ю-ту» будет в стиле диско.


Дез потер глаза, поправляя контактные линзы.

— Брехня.

— Так бывает, старичок. Ничто не вечно под луной. Все когда-нибудь кончается.

— Еще посмотрим, — обиделся Дез, втыкая в ухо полицейский наушник. — Еще увидим.

Джем вытащил бумажный пакет из рабочей сумки.

— Сценический грим, — предложил он, раздавая черные трикотажные маски.

— Так вот это что? — спросил Глоунси, надевая маску. — Это и есть твой суперсекрет?

Джем расплылся в своей фирменной ухмылке и снова полез в сумку.

— Полюбуйтесь, дамы.

Дуг взял свою маску вратаря и осмотрел ее: овальные прорези для глаз, черные неровно нарисованные шрамы.

— Джерри Чиверс. — Потрясенный Глоунси надел хоккейную маску поверх трикотажной.

Джем натянул голубые резиновые перчатки и схватил пистолет.

— Ну что, сделаем этот долбаный банк?

Остальные маски кивнули, на мгновение соединили кулаки. Дуг посмотрел на покрытые шрамами лица друзей. Дез встал на свое место у зашторенных окон. Глоунси остался за кассой.

Дуг обогнул хранилище, следуя за Джемом по короткому коридору к задней двери. Там они посмотрели друг на друга в полутьме, молча и неподвижно остановившись по обе стороны от двери. У Дуга не было никаких дурных предчувствий, когда он доставал свой черный «Кольт» калибра.38. Его тревожило только то, что самая прикольная часть уже позади.


Снаружи затормозила машина. Дверца открылась. Закрылась.

— Точная, как часы, черт возьми, — прошипела маска Джема с пустыми глазницами.

Клэр Кизи. Так зовут управляющую этим отделением. Она ездит на «Сатурне»-купе сливового цвета с бесполезным спойлером на крышке багажника и наклейкой-смайликом на бампере с надписью: «Дыши!». Она не замужем, насколько понял Дуг, и ему было любопытно, почему. Вообще удивительно, что можно узнать о человеке, даже не приближаясь к нему, какое впечатление о нем складывается. Он ходил за ней и наблюдал так долго, что вопросов возникло больше, чем ответов. Теперь ему было интересно. С праздным любопытством, какое обычно испытывает парень, увидевший девушку, он размышлял о том, как она будет выглядеть вблизи.

Благодарности

Я обязан поблагодарить:

Шарлотту — за незыблемую поддержку;

моего папу — источник сил и вдохновения;

моих дорогих Мелани и Деклана;

поразительное агентство «Нью Джентс»;

Ричарда Абейта, Принца агентов;

Колина Харрисона, который улучшил

эту книгу в рекордный срок;


<< предыдущая страница   следующая страница >>