prosdo.ru 1
- Что сегодня вам показалось особенно трудным - соперница, корт, погодные условия? - вопрос Шараповой.


- Все вместе. Моя соперница сегодня сыграла просто здорово, не помню, чтобы она играла против меня так хорошо раньше. Она находилась в хорошей форме, у нее была уверенность после трех выигранных матчей, она не ошибалась там, где раньше она, возможно, ошиблась бы. Для меня этот матч стал настоящей проверкой на прочность. Я не забиваю себе голову тем, кто из фаворитов уже проиграл здесь, а кто нет, и как это влияет на мои шансы. Те, кто вылетел из турнира, уже не могут сыграть со мной. Поэтому я просто готовлюсь к матчу против либо Канепи, либо Рус.

- Как чувствуете себя после столь долгого матча? Устали?

- Физически я в полном порядке. Мы сыграли очень сложный и долгий второй сет с длинными розыгрышами, даже проиграв который я, как мне кажется, смогла очень хорошо настроиться на третий. Я довольна.

- Вы два раза очень сильно спорили с арбитром…

- Первый раз, на тай-брейке момент был особенно спорным, поскольку судья не могла найти отметку от мяча (в этом случае остается в силе решение линейного арбитра. - Прим. Г.Ш.). Что я могла ей сказать? Разве это не часть ее работы - найти нужную отметку? Линейный же сказал, что я слишком долго топталась на том месте, где был отскок, и, должно быть, стерла его.

- По ходу матча вы неоднократно потирали запястье. Что-то серьезное?

- Думаю, ничего серьезного. Мне что-то защемило при одном из ударов. Но это пройдет. В следующем матче мне это точно мешать не будет.

- За кем остается последнее слово в ваших профессиональных отношениях с Томасом Хогстедтом?

- Зависит от того, о чем именно мы договариваемся, о турнирах, выставочных турнирах или о чем-то, вообще не связанном с теннисом. Мой отец, кстати, тоже принимает в этом участие. Есть вещи, которые мне нужно контролировать, а есть такие, где мне по большому счету все равно.

- План на игру вы контролируете?

- С планом на игру у меня сложности (улыбается). Это одна из тех вещей, где я совершенно беспомощна. Это, кстати, часто раздражает Томаса. Он меня тогда отчитывает после матчей: мол, я тебе говорил делать одно, а ты делаешь совсем другое. Для чего ты тогда вообще меня наняла? Но я его предупредила заранее об этой своей черте, так что он не обижается так уж сильно.


- Что вы, кстати, сделали с машиной, которую получили в качестве победного приза, полученного в Штутгарте? Вы ездите на ней?

- Нужно еще доставить ее в Америку. Надеюсь, это будет возможно. Точнее, мне уже сказали, что это возможно. Вообще-то меня вполне устраивает моя нынешняя машина, но иногда можно что-то поменять. А возможно, машину у меня заберет мой папа. Он уже высказывался на эту тему (улыбается).

- При выходе на корт вы одеты здесь в очень стильный жакет. Это ваша идея?

- Это - Париж, с одной стороны, и мне очень нравятся жакеты с воротником - с другой (улыбается). Мне нравится носить так называемые мужские вещи. Жакеты - одна из вещей, которые я ношу и за пределами корта. Это стильно, это не так уж часто встречается у женщин и почти не встречается в WTA Tour. Мне он кажется правильной вещью для правильного города.