prosdo.ru
добавить свой файл
1



Эльчин Сафарли

Там, где должна быть…

что-то догнивает, а что-то выжжено – зима была тяжела,

а ты все же выжила, хоть не знаешь, зачем жила,

почему-то всех победила и все смогла –

город, так ненавидимый прокуратором, заливает весна и мгла…

Вера Полозкова
Он сидит напротив. Чужой и свой – одновременно. Некогда эпицентр моего женского

счастья, который сейчас воспринимается как неотъемлемая часть прошлого, но при этом

далекого, туманного и уже не важного, что ли. Он – «был», в рамки «есть» – не входит. «Еще

два года назад я изнывала в тоскливом ожидании тебя, считая твои объятия спасательным

кругом, а сегодня все – никак. Будто сердце перепрограммировали…» Мысли-воспоминания

обуревают, но я сдерживаюсь, не произношу их вслух. Поздно.

Признаюсь, я не могу уверенно сказать: любовь прошла без следа. Слишком легкомы-

сленное объяснение для такого мощного, переворачивающего все с ног на голову чувства.

Просто появилось что-то не менее мощное, что заволокло то полыхающее и уводящее от

реальности. Разочарование? Может быть. Но я уверена, что со временем это разочарование

сделает меня открытой чему-то новому.

Но мне еще предстоит излечиться от хронической усталости. Нет, упаси Боже, я не

собралась покончить с собой. Просто на данном этапе судьбы мне трудно. Открывать глаза

по утрам, улыбаться зеркалу, считаться с начальством, обсуждать в курилке две самые акту-

альные темы – мужчины и кризис, следить за фигурой, воздерживаясь от клубничных маф-

финов, отвечать на флирт, пробираться сквозь кольцевые пробки, расставлять желтоголовые

смайлы в переписках и звонить папе по вечерам.

Я нуждаюсь в перерождении, хотя на пороге тридцатилетия задумываться о нем как-

то поздновато. Обычно на подходе к «среднему возрасту» дышится намного свободнее, чем

в те же 25. Перестаешь заниматься самокопанием, не гонишься за чисто бабским эпатажем

и впечатываешь в сознание девиз из «Алых парусов»: «Чудеса надо делать своими руками».

Однако я как-то иначе приближаюсь к тридцатнику: все еще с кавардаком в личной

жизни, все еще с привычкой курить крепкие сигареты, но зато с не менее крепкой верой в то,

что и на моей улице грузовик рассыплет грушевые леденцы. А это уже прекрасно! Честно

скажу, я привыкла к тому, что у меня в жизни все происходит не через попу, как у многих,

а как-то иначе…

В любом случае я не собираюсь бросать якорь на этом отрезке жизни. И эта встреча с

ним, окончательное осознание его чужеродности – первый шаг к новому, необходимому.

***

За то время, что ты жил для себя, а я жила тобою, все поменялось в том мире, где мы с

тобой когда-то обитали. Я отдала дворовой бомжихе то самое пальто цвета мокрой черешни,

перестала гадать по ресницам, выросла до начальника отдела, стала жутко бояться хлопка

закрывающейся двери, но так и не научилась забываться в работе – я ею спасалась. Зато

более масштабные перемены накрыли тебя. Женился во второй раз. Теперь у тебя сын. Ты

храбро и звонко рассказывал мне о своем пацане «с такими же глазами, как у меня», а я

слушала, местами умилялась, но чаще злилась. Где-то внутри мне так хотелось, чтобы эти

герои твоей новой жизни исчезли, провалились куда-нибудь. Тогда ты остался бы со мной.

И я родила бы тебе сына… Нет, это уже не мое, чужое, другая жизнь… Потом ты вытащил

мобильный и показал их фотографии. Мутные, яркие. Счастливые. Мне стало стыдно. За

себя. За мысли отчаянно любящей женщины. Да, у него и вправду твои глаза. Такие же дерз-

кие.

***

Илья уходит, забыв пачку «Парламента» на столике. Я даже не провожаю его взглядом.

Кончиком ложки вывожу сердце на гуще томатного супа с базиликом и со светлой печалью

понимаю, что все произошедшее в моей жизни за последние годы обрело привкус, но не

какой-то конкретный вкус. Уж больно много было упущений, опозданий, пропусков. Что-

то перехвачу на бегу, удивлюсь или расстроюсь, и бегом дальше. Куда? Навстречу чему? К

иллюзии абсолютного счастья? Не знаю.

Я спешила, не останавливаясь надолго в пространстве переживаемого чувства, не сма-

куя его, как душистый виски. Пригублю чуток, минуты две передохну, отмечу про себя на

автомате случившийся факт и – вперед. В остальном – суетливая повседневность в режиме

нон-стоп. Карьера, мужчины, вылазки на фитнес, периодические диеты и разочарования,

ненастная бытовуха.

Сейчас осознала, что я просто жутко боялась увязнуть в тревожных мыслях о будущем.

В нем присутствовало что угодно, кроме стабильности. Сплошные шаткие цели. Я не была

уверена в том, что создаваемое или поддерживаемое мною по-настоящему нужно мне. И

отношения с ним в том числе. Но в случае с Ильей все затуманивала любовь. А лучшего

оправдания для пережитого, переживаемого не существует.

Самый бесценный (пусть и горький) опыт человек приобретает в любви. Любые

доводы меркнут на фоне той любви, что исходит всемирным криком из самых глубин сердца.

Пусть ветер рвет цветущие каштаны в пышные лохмотья, пусть кризис никогда не проходит,

а кто-то пафосно добреет под натиском желания заслужить себе рай. Все, абсолютно все, –

чушь редкостная на фоне того всеобъемлющего счастья, что рождается в страстном сплете-

нии любящих тел…


Познакомилась с Ильей совершенно прозаично и не в самом романтичном месте

города, не верящего слезам. В пробке на пути к Лефортовскому тоннелю. В жаркий день


раннего июня. Наши машины, сжатые разношерстной автомобильной массой, стояли почти

вплотную друг к другу, на одной линии. Боковые зеркала вот-вот соприкоснутся, двигаться

некуда – и мы посмотрели друг на друга.

Ты, выдохнув сигаретный дым, с океаническим отчаянием в серо-зеленых глазах, глядя

на меня, сказал: «Я так устал. Ото всего». А я, как-то нелепо выдержав совершенно напрас-

ную паузу, ответила: «Я тоже». Следом ты предложил «забить на весь сегодняшний дурдом»

и заехать выпить чего-нибудь прохладного. Согласилась. Мы свернули на ближайшем пово-

роте и, избавившись ото всего «очень срочного», отправились туда, куда хотим, а не туда,

куда каждому из нас изначально было нужно. «Вот и встретились два одиночества…»

На тот момент за нашими спинами тянулись длинные шлейфы из запутанных судеб.

Он женился, развелся, искал встреч с дочерью, к которой жена не подпускала, но на кото-

рую усиленно требовала денег. Я, самоуверенная на первый взгляд женщина с треснутым

сердцем, пыталась забыться в нудных отчетах, в приходных и расходных ордерах, кассовых

чеках.

Почему так привязалась к тебе? Наверное, из-за того, что ты появился в момент куль-

минации моей усталости. Такой чисто женской усталости, когда и на вопрос: «Для кого ты

так прихорашиваешься?» – не можешь уже с призывной гордостью ответить: «Для себя!» Я

тогда жила под прожженной скатертью действительности, искала ответы в отражении своих

же печальных глаз и убегала от постоянства в объятия каких-то промежуточных мужчин,

которые любят повторять «я еще не встречал такой, как ты» и не задумываются о том, о

чем никогда не узнают. И вдруг появляешься ты, мнимое впечатление постоянства с ранней

сединой в черничных волосах.

Ты был другой. Эсэмэсы – другие. Поступки – другие. Решительный взгляд, ласковый


прищур и абсолютная ненужность слов – милая, в нашем арсенале только поступки. Я сда-

лась. Точнее, ты сам подошел ко мне близко-близко и моей же рукой разорвал сумерки за

окном. Дальше – все так, как я уже отучилась представлять. Стучащая в висках кровь и

призраки тающего тумана, твои запястья в охвате моих вспотевших ладоней, жаркие дни

босиком по горячей траве, приятно опустошенные ночи, в границах которых о самом важ-

ном думалось так легко, кристально чисто. И самое дорогое, наконец – чувствовать в себе

столько любви, что, кажется, она разорвет грудную клетку, польется через край, рассыплется

крошечными пылинками по вселенной, но в тебе ее не станет ни на грамм меньше.

Такие неповторимые подростковые ощущения: думаешь, они остались позади, там,

во времени дефицита уверенности и светлых разочарований, ан нет, вот они, снова вьются

вокруг пестрыми бабочками. Ты не дал мне совершить тот последний шаг, после которого

обрыв. Это самое большое, за что я тебе благодарна. А все, что я пишу сейчас, пережи-

ваю снова, – остро необходимо. Возможность взглянуть на себя иначе, разложить чувства

в коробки, запаковать их, отправить на чердак. И переместить тебя из эпицентра памяти в

слои, подслои. Окончательно. Память ведь бывает коварной. Наряду с теплыми, наполнен-

ными весенним светом, запахами апельсинов воспоминаний, она щедро демонстрирует тебе

картинки мира, где вечно идет дождь, даже тогда, когда на небе светит солнце.

Благодаря тебе я не написала на последней странице дневника эти слова: «Алло? Бог?

Слышишь? Я сдаюсь». Хотя, веришь, когда-то они нарывали во мне, и я чуть было не запила

их бокалом воды из холодильника. В тот момент я, пытаясь утопить гложущее одиночество

в горячих ваннах с ванильной пенкой, бесконечно просматривала в голове старый фильм о


безответной любви. И вот уже от частого просмотра лента растрескалась, помехи бегают,

звук прерывается, а я не останавливаюсь. Почти съехала на садомазохизм, как появился ты.

Ты возродил во мне аппетит к жизни, снял с меня тесные туфли, напоил чаем, угостил

пирогом из недозрелых груш, приготовленным твоей домработницей Инессой Павловной, и

предложил: «Диан, или мы идем дальше вместе, или ты одна остаешься в этой жопе. Выби-

рай». Я ничего не сказала, протянула руку к твоей руке, встала и пошла. Не за тобой, а рядом

с тобой…

Илья, в отличие от меня, не говорил и не писал, как и от чего я его спасла. Читала

слова этого закрытого, сложного, но такого настоящего мужчины в прикосновениях, поце-

луях, чуть грубоватых порывах страсти. Я писала ему эсэмэсы в дни его важных встреч и не

получала ответа. Не обижалась. Знала, он ценит, перечитывает, ждет. Хотя… Мне кажется,

чаще всего женщины романтически приукрашивают то, что совершенно обыденно. Ведь по

сути поводов для разлуки всегда оказывается больше, чем причин для того, чтобы остаться

вместе…

Мы расстались, как и встретились, в жару раннего июня – спустя двадцать четыре

месяца. Без конкретной причины (не считая его периодических измен, но о них узнала

позже), на которую можно было бы сослаться, рассказывая о разрыве подруге Нелли на

теплой кухне за бутылкой холодного мартини. Без конкретной ошибки, которую можно было

бы учесть, с целью не повторить ее снова.

Все остыло, ушло, переросло во что-то пустое, другое, такое незнакомое. Мы не разо-

шлись. Просто тот единый путь, наш путь, расслоился на две кривые, оброс поистине китай-

скими стенами, и мы перестали видеть друг друга… Было больно, но боль ушла, оставив

после себя огромную московскую усталость.

***

Ты говорил, что моя кожа пахнет жженым сахаром, а я целовала тебя от пупка до


ямочки на подбородке. Снизу вверх. И сейчас, с самого дна моего разочарования в тебе, я

прокладываю из оправданий путь на поверхность. Нет, я не пытаюсь создать тебя нового,
чтобы снова полюбить. Нет, я не хочу реинкарнировать прекрасное прошлое в никакое, точ-

нее, отсутствующее настоящее. Просто, листая пожелтевшие страницы воспоминаний, мне

страшно думать, что все произошедшее с нами – пустышка, иллюзия. Я не боюсь назвать

себя круглой дурой или обманутой женщиной, коих тысячи, если не миллионы. Зато до зуда

в затылке боюсь потерять веру в любовь – столько ее нынче унижают безверием, столько от

нее отказываются, мол, без нее жить легче. А мне нет. Я все еще верю в настоящее, искрен-

нее, пылкое, без масок и расчета. Верю наперекор давлению тех, кто повторяет «деньги,

деньги, деньги» или «секс, секс, секс». «В 30 пора выходить из сказочного леса в реальность.

Милая, мы по своей воле обманываемся любовью, а потом расплачиваемся за это… Забей на

любовь, просто живи». Мои подруги наступают, я – сопротивляюсь, твердо стою на месте,

вглядываюсь в горизонт – вот-вот придет подмога.

***

– Тебе надо мужика завести и перестать слушать Земфиру, а не о переезде в какую-то

глухомань думать. Детка, грусть уже давно не тренд сезона… Давай еще по коктейльчику, а?

– Нель, хватит про эти тренды, шмотки, лабутены! Ты не понимаешь, я хочу изменить

все?! У меня такое ощущение, будто я топчусь на месте, еще чуть-чуть, и все разъедется

под ногами…

– Диан, да у тебя депрессуха. Однозначно. Ты когда в последний раз трахалась?

– Нет никакой депрессии. Я смотрю на свое решение трезво и это, честно говоря, слегка

пугает. Так серьезно я не хотела чего-то давно. И мне важно, чтобы ты поддержала меня. От

мамы понимания не жду, ты же знаешь, ее надо ставить перед фактом. Леша с Колей начнут


отговаривать, а шеф опять заведет песню о том, как нам важны проверенные сотрудники в

такое сложное время…

– Да уж… Знаешь, какое слово я больше всего ненавижу? «Кризис». Представляешь,

вчера Тема мне заявляет, мол, солнышко, сократи немного расходы, положение тяжелое, и в

конце как ни в чем не бывало добавляет, что в Аспен на каникулы мы не поедем… Короче,

я жутко вскипела, бросила ему все кредитки в лицо, уехала к маме…

– Слушай, Нель, как же ты теперь без денег?

– Солнце, донт ворри, би хэппи! Мастеркардовскую голд я себе, конечно, оставила. Ее

заблокировать он не посмеет, зная, что я беременна… Ладно, фиг с ним, ты лучше скажи,

когда уезжать собираешься? Надолго?

– Не знаю, когда и на сколько. Но думаю, что скоро и навсегда.

***

Мне кажется, в прошлой жизни я жила на море. Однажды я стояла на берегу моря, из

степи дул ветер, и запахи смешались – запах моря и запах степи. И я стояла, переполненная

острым чувством, будто сейчас что-то вспомню. Будто уже была здесь и могу разложить этот

запах на составные части, как будто всю жизнь им дышала…

***

Сегодня в небольшом ресторанчике мы праздновали день рождения нашего сейлс-

менеджера. Такой «реальный парень» с особенным говором, он не верит в любовь, читает

комиксы, носит щетину, не верит в смысл жизни. «Его не надо искать, смысл смыли еще

те двое, Адам с Евой. Вся жизнь – сплошные инстинкты, которым люди придают лишний

пафос». Мы слушали тост именинника, удивлялись – раньше считали его поверхностным,

легкомысленным, уж больно брутальным и настырным. Я даже «идиотом» как-то назвала

его, когда он заявился в женский туалет, стал приставать ко мне. А вот, как оказалось, он

мыслит, может объяснить свою позицию. Но у каждого из нас своя правда.

Все пили, веселились, обсуждали что-то, периодически подсаживались ко мне, экс-


душе компании, мол, почему грустим, о чем думаем. Стандартный набор вопросов мимо-

летного сопереживания. Я сразу натягивала улыбку на лицо, отвечала «все путем, просто

устала за день» и поражалась тому, как далеко любовь, пусть уже и уходящая в прошлое,

отстраняет человека ото всех. Запираешься с ней в себе, оставляя дубликат ключей тому, кто,

скорее всего, никогда не придет. И дышишь ею, и перебираешь воспоминания из раздела

«вместе», успокаиваешься ими, особенно в дни, когда любовь кажется синонимом диагноза

«тихая шизофрения». Не верьте тем, кто утверждает, что настоящая, зрелая любовь безмол-

вна, мол, только в двадцать обрисовываешь каждое страдание сентиментальными метафо-

рами. Ничего не меняется с возрастом. Переживания остаются прежними, просто с годами

устаешь от метафор, еще глубже прячешь чувства в себе, за той дверью, от которой ключи

теперь в единственном экземпляре.

***

Я стою в пробке на выезде с Тверской. Нелли давно обогнала меня, помахав идеально

наманикюренными пальчиками и практически вырвавшись на встречную. Она всегда была

такой – легкой, взбалмошной, в какой-то мере ветреной при всей своей практичности в лич-

ной жизни. Наверное, в этой ветрености и заключается счастье моей неунывающей подруги.

Мы с ней диаметрально разные. Никогда не смогла бы жить, как она. Нелли умеет

сделать так, чтобы мужчина первым долгом думал о ней, а потом о себе. «Из мужчин надо

вить веревки, но нельзя связывать эти веревки в узелки. Мужчины – рабы иллюзий, запомни,

деточка! Он готов сделать для нее что угодно в обмен на идеально изображенную иллюзию

преданности, покорности, любви, страсти, да чего угодно».

Может, во мне что-то не так, но я так и не научилась скармливать мужчинам иллюзии.

Ну не умею я, и все тут! Могу быть по уши влюбленной, сумасшедшей, самоотверженной,


но никак не покорной. Мне важна свобода. Хотя…

Какой неуклюжей становится женщина, когда она любит по-настоящему. Как быстро

слетает с нее самоуверенность, весь лоск самодостаточности. По себе знаю. Когда я только

познакомилась с Ильей, я думала, что никогда не улягутся те огромные волны любви к нему,

что накрывали берега моего сердца. Я дышала им без кислородных масок, я выводила йодом

его имя на своих ранах, я превращалась с ним в снежинки на ладонях, стекающие в ласко-

вом таянии по любимым запястьям. Да-да, все именно так. Сама не ожидала от себя такого

сентиментального надрыва, который доселе казался мне прерогативой бабских романов в

мягких цветастых обложках…

***

Нелли ждет ребенка. Что может быть прекрасней? Новая жизнь от твоей жизни, новый

виток надежды. Меня охватывает ощущение потерянных надежд, и я, остановившись на

светофоре, переключаю волну радио. Поет Лолита. «Фразы заразы, мысли зависли, ну хва-

тит, пора домой… Не кури, тебе не идет, не дури, и это пройдет…» Женщина в печали, в

отличие от мужчины, не черствеет, не зарывается в себя. Наоборот, она переносится туда, где

тепло, легко, спокойно. Подумать, переждать, просушить крылья. И пусть эти места муж-

чины-реалисты называют сопливыми сказками. Главное – уметь разглядеть радужные блики

даже в самое серое ненастье. Верно сказано, мужчина уменьшает чувства до размеров удо-

вольствия, женщина увеличивает чувства до размеров счастья…

***

Существует такое медленное разложение. Оно почти не заметно в повседневности,

особенно когда живешь в режиме «утром на работу, вечером с работы». На первый взгляд

кажется, что все не так плохо. У тебя есть определенная сумма денег раз в месяц, периоди-

ческие вылазки с друзьями на волю по выходным, секс со вроде бы близким человеком, оде-


жда приличной марки, какие-то перспективы на будущее. Вроде все присутствует, но есть

пробелы. «А у кого их нет?» – утешаешься в редкие мгновения самокритики, успокаивая

себя общепринятым позитивным настроем, мол, скоро все станет лучше, терпение и труд

все перетрут.

Но какой бы гостеприимной ни была иллюзия успешности, все равно там, где-то между

желудком и сердцем, живет, расширяется пустота, наполненная морозными сквозняками.

Ей трудно дать определение, о ней сложно рассказать. Ее можно только почувствовать. И

каждый раз, по ночам, когда мучаешься бессонницей, границы этой пустоты растворяются,

и она обволакивает каждый орган, даже дыхание. Кто-то скажет, что это пустота на самом

деле обычное одиночество. «Ну и что с того? Оно есть у многих, если не у всех». На самом

деле одиночество здесь не в главной роли. Эта пустота – то, что остается после него… Оди-

ночество часто преобразуется в тихое хроническое и дает обманчивый эффект исцеления.

***

Когда-то на задворках юности я злилась на этот город. Мне по-девичьи наивно каза-

лось, что тоска здесь бродит за мною липкой тенью, и те, кто продолжает путь по дорогам

Москвы, живут исключительно с тем, что осталось. Я боялась расплескать внутреннюю веру

в счастье в сумасшедшем ритме мегаполиса. Чего боялась, то и случилось.

Это самое счастье неожиданно лишилось смысла, обесценилось по вине обстоя-

тельств. Именно их я молча обвиняла, пытаясь преодолеть бессилие перед началом чего-то

нового. Но когда ты теряешь что-то важное, у тебя остается два варианта – опустить руки

и зачахнуть в паутине сожалений либо преодолеть слабость с неуверенностью и построить

все по-новому. Я выбрала последнее. Благодаря бабушке.

Она не читала мне морали, не жалела, не наставляла. Ненароком сказанные истины, и я


будто проснулась от туманного сна. «Будь благодарна всем дверям, которые захлопнулись за

тобой. Учись переворачивать страницы жизни. Именно переворачивать, а не рвать на мелкие

кусочки».

До сих пор, теряясь в сомнениях, я непроизвольно возвращаюсь в детство. Там пря-

чусь, прислушиваюсь к звукам в прихожей: вот вернется с работы бабушка, и с ней можно

поделиться, рассказать, она направит, еще и картошечки на сливочном масле нажарит. А

потом сладкий чай намешает и уложит в приятно прохладную кровать, проведет рукой по

макушке – от тревог и следа не останется. Ее сейчас нет рядом. И этот пробел я ничем не

могу и не смогу восполнить. Но именно сейчас те бабушкины слова всплывают на поверх-

ность памяти, убеждая в правильности принятого решения.

***

– И что тебе не сидится на месте? Вечно чем-то недовольна. Вся в отца! Как же я от

вас устала…

– Мам, может, ты прекратишь, а? Я уже взрослая женщина, мне не пятнадцать, я сама

отвечаю за свои поступки.

– Люди работу найти не могут, держатся за место, а моя дочь с жиру бесится. Видите

ли, ей жизнь изменить хочется. Ты лучше бы деньгами матери помогала, неблагодарная!

– Мам, я и так часть своей зарплаты вам отдаю. Кто неблагодарная, так это ты.

– Замолчи, дрянь! Я из-за тебя всю молодость угробила. Терпела твоего отца-тряпку,

чтобы, видите ли, моя дочь росла в полноценной семье, не чувствовала себя обделенной…

Знаешь, лучше бы ты не приезжала. Уехала бы к черту на свой Восток, ничего не сказав. Ты

всегда была неблагодарной. Я тебя родила, дала тебе жизнь, а ты за бабкой вечно таскалась…

– Все, больше ни слова. Ни слова, слышишь, ни слова! Дай мне еще пять минут, я

заберу вещи, уйду отсюда. И ты сможешь вздохнуть спокойно… Мне жаль оставлять отца

рядом с таким обозленным человеком. Как он терпит все это? Я тебе дам денег, только


выполни одну мою просьбу. Не выговаривай папе то, что не договорила мне. Сколько тебе

надо? Десять, двадцать тысяч? Ну, говори, сколько…

– Убирайся. Немедленно. Быстро. Вон отсюда, вон! Не заставляй мне вызывать мили-

цию.

– Не беспокойся, я сама уйду.

Выхожу из подъезда. Оглядываю двор, в котором выросла. Никакой ностальгии. Что-то

далекое и уже не такое близкое, как раньше. Сажусь в машину, закуриваю, даю волю слезам.

Ключ в зажигание. Автоматически включается радио. «Не бери себе в голову, Земфира, не

бери. Прогоняй ностальгию мимо дымом в потолок…»

***

Выезжаю из Подмосковья. Моросящий дождь, напоминающий пудру, сменяется солн-

цем. Серые тона раскрашиваются светлыми красками. Меня здесь больше ничего не держит.

Город? Он навсегда останется так же загадочно любим. Папа? По-прежнему буду пересы-

лать им деньги, главное, побыстрее устроиться там. Друзья? Если они действительно насто-

ящие друзья, желающие мне счастья, они поймут, поддержат. Любимая квартира? Сдам ее

друзьям Нелли, молодой гей-паре, недавно познакомилась с ними. Вроде скромные, тихие

люди, творческие натуры, архитекторы. Деньги с квартиры придутся там кстати. Осталось

определиться с датой отъезда…

Небольшой город на берегу Средиземного моря. Маленький одноэтажный домик в

двадцати минутах от берега, сад из двух соток. По правую сторону от моего нового жилья

оливковые рощи. Приемлемая цена. Хозяйка – месхетинская турчанка, понимает по-русски,

я вышла на нее через знакомых риелторов-международников. Сначала дом буду снимать,

потом планирую выкупить.

Ласковый климат, другие люди, фрукты-овощи круглый год, много свободы. Через

Интернет вышла на разведку. Там нужны финансисты со знанием английского, русского. Я

уверена, будет нелегко, все-таки начинать новую жизнь в тридцать требует троянской хра-


брости. Ведь характер с годами усложняется, труднее подстраиваться под людей, заводить

новые знакомства. Но я готова. Мне не страшно. Скоро первый день моей свободы. Второй

свободы третьего десятка жизни…

***

Я просыпаюсь раньше звона будильника. С вдохновляющим осознанием того, что сего-

дня мне не идти на работу. Вчера написала заявление об уходе без капли сожаления. Зашла к

директору, положила на стол бумагу, попросила подписать. «Так в чем же истинная причина

твоего ухода, Диана?» Я не стала рассказывать о своем отъезде, чтобы снова не выслуши-

вать уговоры, заявила с улыбкой на лице: «Я решила начать жить заново». Директор посмо-

трел на меня как на сумасшедшую, ухмыльнулся и пояснил свою усмешку: «Да уж, кризис

здорово повлиял на психику людей…» Заветный росчерк получен. До первого дня свободы

еще меньше времени…

Вспоминаю время, когда я желала измениться до неузнаваемости. Не на физическом

уровне. А чисто внутренне – но с наружным проявлением, конечно же. Мне хотелось стать

сдержаннее, молчаливее, циничнее в выборе того, что собираюсь выразить. Перешагнуть

собственную уязвимость, спрятать ее за спиной, как букет голубых гортензий. Будто я не та

женщина с излишне чувственным сердцем, потрескавшимися надеждами и большей тягой

к поиску не шаблонного, а именно своего идеала. Я понимала, что стать другой быстро и

кардинально – значит сделать самый решительный шаг. Но всегда трудно оправдать острую

необходимость того, что не кажется самым важным в жизни…

Встаю с постели, подхожу к окну. За ним уже бурлит Москва, вопреки слякотной

погоде. Самый искренний, прямолинейный город на земле. Я уверена, что еще не раз встре-

чусь с Москвой, хоть и решила пожить вдали от нее. Она ни в чем не виновата. Это все я,

это все мое, внутреннее. Начну жить заново там, где к каждому закоулку, улице, парку не


прикреплен файл из воспоминаний.

Это не побег от прошлого. Это, скорее, желание не отравлять окружающих людей тяже-

лым видом личных язв. В какой-то из книг Гришковца есть строки о человеке, чувствующем,

как его с трудом выстроенное ощущение жизни, к которому он долгое время шел, неожи-

данно уходит из-под ног, улетучивается туда, откуда сложно вернуть эту жизненную основу.

У меня аналогичное. Наверное, кто-то под стать моей матери назовет меня зажравшейся эго-

исткой. Плевать. Я слишком много думала о ком угодно, кроме себя. Пора «приобщиться к

собственному безумию, не сходя с ума бесповоротно». Надеюсь, моя заявка на новую жизнь

будет принята…

Завариваю себе зеленый чай с щепоткой чабреца. Отрезаю себе кусочек пирога из

темно-бордовых слив. В любимой желтой пижаме с любимой большущей кружкой в руке

хожу по квартире, рассматриваю знакомые предметы. Взгляд застывает на нашей с Ильей

фотографии в синей рамке. Резко открываю ящик комода, толкаю ее туда. Я прощаюсь с

воспоминаниями, связанными с тобою. Немного стыдно за это. Пытаюсь смягчиться, разо-

мкнуть ржавую цепь вокруг мыслей, чувств – бесполезно.

Женщина способна пожалеть до тех пор, пока ее чувства не остыли. Если это произо-

шло, то она начнет искать свободу в другой степи, где, быть может, солнце не такое нежное и

родник отыскать сложнее сложного. Но она будет терпеть, идти по новому тернистому пути

и, наверное, разок-другой оглянется назад, вздохнет с тоской в порыве воспоминаний, но

нет, не вернется. У женской решительности лезвие острое, безжалостное даже по отноше-

нию к себе…

Пора собираться. Съезжу за расчетными, потом – за билетами.

***

Спустя полтора года

Под взбалмошным майским ветерком лепестки цветков абрикосового дерева осыпа-


ются на спящего в саду Дона, покрывая его коричневую лабрадорову шерсть нежно-розо-
вым пятнышками. Запах наступившей весны пьянит, и дышится так легко, словно небесный

ковер над головой как следует выбили на утреннем снегу. Я нахожусь там, где никогда не

думала оказаться. Восток. Город с лазурной набережной и плантациями фейхоа…

Пью горячий шоколад с корицей на веранде и вот-вот закурю первую сигарету нового

дня. Дышу чистой свободой. Наконец-то. Сейчас я впитываю в себя то, что обычно упуска-

ешь из виду. Оттенки моря в ветреную погоду, звон пчелиных крылышек, отражение малень-

ких кусочков большого мира в радужных переливах мыльных пузырей, бархатистость

томатных листьев, уютное шуршание любимой подушки под головой, улыбку невзначай

от незнакомого человека, аппетитный хруст корочки вишневого пирога в первом надкусе,

потрескивание маслянистых черных семечек на старой чугунной сковороде. Я и раньше

ценила маленькие прелести жизни, но тогда, в московской суете, ощущения теряли остроту.

Казались не такими объемными, как сейчас. Да и тогда у меня был совсем иной мир, сосре-

доточенный в сердце одного-единственного человека…

Сейчас мой мир разделился на два полушария. Из прошлого и настоящего. Они вполне

гармонично сосуществуют в каждом дне без заявок на будущее. Живу мгновениями, а не

днями, неделями, месяцами. У мгновений нет сомнений. В мгновении не хочется считать,

рассчитывать, пересчитывать. Все как есть. Это меня устраивает. И обжору Дона тоже, кото-

рый вот-вот проснется от аромата свежеиспеченных булочек с инжирным джемом…