prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 42 43 44 45

Дополнительная глава от лица Раша

"История бутерброда с арахисовым маслом"

- Можешь не быть таким хорошим, ради одного поцелуя? Пожалуйста? - от этих слов я не спал всю чертову ночь. Я не имел никакого понятия, как, черт возьми, я ушел из той маленькой комнаты. Это не было похоже на то, что я отказал девушке. Особенно той, которую я хотел, а я хотел Блэр до такой степени, что это причиняло боль. Она была в каждой моей мысли. Мне нужно прекратить это. Я больше не могу позволять ей этого. Она не знала правды. Я должен был защитить себя и ее. Мои чувства к ней и так уже были слишком опасны.

Насколько сильно я хотел рассказать ей о Нан, настолько я не мог сделать это. Она возненавидит меня, ведь сейчас я был слишком далек для нее. Я не мог жить с ненавидящей меня Блэр. Я оглянулся на закрытую дверь кладовой. Прощальный комментарий Блэр прошлой ночью о том, что она нежеланный гость, взбесил меня. Я собирался изменить это. Может, я еще не готов переселить ее наверх, но я могу поесть вместе с ней. Я не был уверен, что она ест по утрам, но пока она спала сегодняшним поздним утром, у меня было время, чтобы приготовить ей завтрак.

Позади меня открылась дверь в кладовую и я снова оглянулся, чтобы увидеть, как Блэр с удивлением смотрит на меня. Вчера вечером все закончилось не очень хорошо. И этим утром я собирался исправить это.

- Доброе утро. Должно быть, у тебя сегодня выходной.

Не двигаясь, она натянуто улыбнулась.

- Хорошо пахнет, - ответила она.

- Достань две тарелки. А я пока сниму бекон, - я собирался смягчить ее. Я знал, что она все еще сходит с ума от того, что я оставил ее вчера вечером, но я проклинал не ее за это. А себя.

- Спасибо, но я уже поела, - ответила она, а потом закусила нижнюю губу, когда посмотрела на бекон. Что, черт возьми, это значит? И когда бы она поела? Я был здесь уже два часа и за это время она не выходила из своей комнаты.

Я положил лопатку, которой пользовался до этого, и переключил свое внимание с бекона на нее.

- Как ты уже поела? Ты же только что проснулась. - спросил я, внимательно наблюдая за ней на тот случай, если она решила не говорить мне всей правды. Если она не хотела есть со мной или из-за каких-то нелепых девичьих проблем, то она могла бы соврать мне.


- У меня в комнате есть арахисовое масло и хлеб. Я съела бутерброд, прежде чем выйти.

Что, черт возьми, она только что сказала?

- Почему ты хранишь арахисовое масло и хлеб в своей комнате? - спросил я.

Мгновение она нервно покусывала губу, а потом вздохнула.

- Это не моя кухня. Так что я храню все мои вещи в моей комнате.

Она хранила все вещи у себя в комнате? Подождите... что?!

- То есть, ты хочешь сказать, что все то время, пока ты здесь, ты ела только хлеб с арахисовым маслом? И все? Ты покупаешь их, хранишь в своей комнате и это вся твоя еда? - у меня в животе образовался болезненный узел, которого я не чувствовал с тех пор, как был ребенком. Если она скажет мне, что все, что она ест, это бутерброды с арахисовым маслом, то я взорвусь. Неужели я заставил ее думать, что она не может есть мою еду? ЧЕРТ!

Она медленно кивнула. Сейчас ее большие глаза были еще больше. Я мудак. Нет... я хуже, чем мудак.

Ударив ладонями по столешнице, я сосредоточился на беконе, пока пытался, черт возьми, взять себя в руки. Это моя вина. Черт, это я во всем виноват. Она никогда не жаловалась, в то время как любая другая женщина на планете делала бы именно это. И она каждый день ела чертовы бутерброды с арахисовым маслом. Моя грудь болела. Я не мог больше так поступать. Я пытался. Пытался держать ее на расстоянии.

- Иди, собери свои вещи и перебирайся наверх. Выбери любую комнату слева по коридору, какую ты захочешь. И выброси это чертово арахисовое масло и ешь все, что тебе нравится в этот кухне. - сообщил ей я.

Она не сдвинулась с места. Почему она не слушает меня?

- Блэр, если ты хочешь остаться здесь, то двигай свою задницу вверх по лестнице. А потом спускайся и съешь что-то из этого гребаного холодильника, чтобы я видел. - Прорычал я и она застыла от моей реакции. Мне нужно успокоиться. Я не хотел пугать ее, я просто хотел, чтобы она перебралась наверх, черт возьми. И съела немного бекона!


- Почему ты хочешь, чтобы я перебралась наверх? - спросила она тихо.

Прежде чем снова посмотреть на нее, я положил последний кусок бекона на бумажное полотенце. Мне было физически больно смотреть на нее. Знание, что я относился к ней так плохо и она принимала это, делало мое дыхание чертовски трудным.

- Потому что я хочу этого для тебя. Я не хочу ложиться в кровать по ночам и думать, что ты спишь под лестницей. Теперь я знаю, что там ты в одиночестве ешь эти чертовы бутерброды с арахисовым маслом и это немного больше, чем то, с чем я могу справиться. - сказал я.

На этот раз она не стала спорить. А повернулась и пошла в кладовую. Я стоял и ждал, пока она не вернулась, неся в одной руке свой чемодан, а в другой банку арахисового масла и буханку хлеба. Не глядя на меня, она оставила банку и хлеб на столешнице, а потом направилась в сторону коридора.

Я уцепился за край столешницы, чтобы не схватить банку арахисового масла и не запустить ее в стену. Мне хотелось что-то разбить. Внутри снова поселилась боль и мне нужно было что-то повредить, чтобы облегчить гнев. Гнев, который был полностью направлен на меня, потому что я полное ничтожество.

- Я не должна перебираться наверх. Мне нравится эта комната, - тихий голос Блэр ворвался в мои мысли и мне пришлось еще крепче вцепиться в край столешницы. Она ни в чем не виновата, а я так плохо с ней обращался. Никогда не прощу себе этого.

- Тебе принадлежит одна из комнат наверху. А не та, что под лестницей. Она никогда не должна была тебе принадлежать, - ответил я, не смотря на нее.

- По крайней мере, скажи мне, какую комнату взять? Я чувствую, что неправильно, если я буду выбирать. Это не мой дом.

Я напугал ее. Еще одна вещь, которую она не заслужила. Я отпустил столешницу и посмотрел на нее. Казалось, она была готова в любую минуту сбежать обратно в кладовую.

- Все комнаты слева - это комнаты для гостей. Их три. Думаю, в последней тебе понравится вид из окна. Она выходит на океан. Средняя комната вся белая с бледно-розовыми акцентами. Она напоминает мне тебя. Так что иди и выбирай. Какую захочешь. Займи ее, а потом спускайся сюда и поешь.


- Но я не голодна. Я только что поела...

- Если ты снова скажешь, что ты ела то чертово арахисовое масло, то я швырну его в стену. - Гребаная мысль об этом взбесила меня. Я глубоко вдохнул и сосредоточился на том, чтобы говорить спокойно. - Блэр, пожалуйста. Приди и поешь что-то, ради меня.

Она кивнула и поднялась по лестнице. Мне стоило бы взять ее чемодан, но я знал, что прямо сейчас она не хотела, чтобы я был рядом. Ей нужно было сделать это в одиночестве. Я просто вел себя как сумасшедший. Я вымыл сковороду, на которой готовил бекон. Как только все было убрано, но Блэр еще не спустилась, выбрав себе комнату, я достал из шкафчика большую тарелку и положил в нее яичницу с беконом, а потом сел за стол. Она могла есть с моей тарелки.

Блэр вошла в комнату и подняв голову, я увидел, что она смотрела на меня.

- Ты выбрала комнату? - спросил я.

Она кивнула и подошла, встав по другую сторону стола.

- Да. Думаю, да. Ты сказал, что одна из них с великолепным видом, она ... сине-зеленая?

- Да, это она. - я не смог сдержать улыбку. Мне понравилось, что она выбрала именно ту комнату, о которой я думал. Даже если эта комната ближе всех к моей.

- И все в порядке, если я останусь в этой комнате? Она действительно красивая. Я бы хотела жить в этой комнате, если бы это был мой дом. - Она все еще не была уверена, что я не передумаю и не отправлю ее обратно под лестницу.

Я ободряюще улыбнулся.

- Ты еще не видела мою комнату. - Я сказал "еще". Я не уступал. - Моя занимает весь верхний этаж. - Объяснил я.

- Ты имеешь в виду все те окна? Это все одна большая комната? - Было трудно не заметить благоговение в ее голосе. Я покажу ей ее, прежде чем все закончится. Я был слабее, чем думал.

- Да, - был мой ответ.

Я съел кусок бекона, пока пытался исправить мои, сбившиеся с пути, мысли о Блэр в моей комнате. Это никогда не было бы хорошей идеей.


- Ты уже разложила свои вещи? - спросил я, пытаясь думать о чем-то другом. О чем угодно кроме этого.

- Нет, я хотела удостовериться, что поняла тебя правильно, прежде чем распаковываться. Вероятно, я должна просто хранить все в чемодане. К концу следующей недели я буду готова съехать. У меня хорошие чаевые в клубе и я сохранила большую часть.

Нет. Она не могла жить одна. Это не безопасно. Она думала, что ей нужно уехать из-за меня. Ее жалкий отец даже не позвонил, чтобы проверить ее. У нее никого не было и она была так чертовски ранима. Кто-то должен был защищать ее. Она не уедет из этого дома. Я не мог перестать думать, что кто-то причинит ей боль. Я смотрел на пляж за окном, надеясь успокоиться, но паника поселилась во мне от одной мысли, что все закончится и она будет жить одна.

- Блэр, ты можешь оставаться столько, сколько хочешь, - заверил ее я. Мне нужно было, чтобы она была здесь.

Она не ответила. Я вытащил стул возле меня.

- Присаживайся рядом и съешь немного бекона.- Она медленно села и я подтолкнул тарелку к ней. - Ешь, - сказал я ей.

Она подцепила кусок бекона и откусила. Ее глаза трепетали, заставляя ее ресницы раздуваться над ее скулами. Черт, это было так сексуально. Я снова пододвинул к ней тарелку.

- Съешь еще.

Она улыбнулась мне, как будто нашла в этом что-то забавное, и боль внутри меня ослабилась. Я мог задержать ее здесь. Я бы сделал так, чтобы она никогда не захотела уезжать.

- Какие у тебя планы на сегодня? - спросил я ее.

- Пока не знаю. Я подумала, что, возможно, могу подыскать себе квартиру.

Боль внутри снова усилилась. Черт, она не будет искать себе квартиру.

- Перестань говорить о переезде, хорошо? Я не хочу, чтобы ты уезжала, пока наши родители не вернутся. Тебе нужно поговорить с твоим отцом, прежде чем ты съедешь и начнешь жить одна. Это не совсем безопасно. Ты слишком молода.

Она рассмеялась. Мягкий музыкальный звук, что я слышал, был слишком коротким.


- Я не маленькая. Что с тобой и моим возрастом? Мне девятнадцать. Я большая девочка. Я могу жить в безопасности и одна. Кроме того, я могу попасть в движущуюся цель лучше, чем большинство полицейских. Мои навыки в оружии довольно внушительны. Так что прекращай говорить об опасности и молодости.

Мысль о Блэр с пистолетом в одно и то же время и возбудила, и испугала меня. Насколько сексуально это звучало, настолько я беспокоился, что она может причинить себе вред.

- Так что, у тебя действительно есть пистолет?

Она улыбнулась и кивнула.

- Я думал, что Грант просто смеется. У него иногда такое отстойное чувство юмора.

- Нет. В мой первый вечер здесь, он испугал меня и я направила его на него.

Теперь я посмеялся над этим.

- Я бы с удовольствием посмотрел на это.

Она только улыбнулась и опустила голову. Она не смотрела на меня и я знал, что воспоминания о ее первом вечере здесь не были приятными.

- Я не хочу, чтобы ты оставалась здесь только потому, что ты еще молода. Я понимаю, что ты вполне можешь позаботиться о себе, или по крайней мере, ты думаешь, что можешь. Я хочу, чтобы ты осталась здесь, потому что ... Мне нравиться, когда ты здесь. Не уходи. Подожди, пока не вернется твой отец. Кажется, вам двоим необходимо встретиться и поговорить. А потом решишь, что тебе делать дальше. А сейчас, как на счет того, чтобы подняться наверх и распаковать вещи? Подумай, сколько денег ты можешь сэкономить, пока будешь здесь жить. Когда ты решишь съехать, у тебя уже будет вполне приличный банковский счет. - Я только что сказал больше, чем хотел. Но мне нужно было, чтобы она осталась.

- Хорошо. Если ты действительно так считаешь, то спасибо.

Меня начали дразнить мысли о ней, голой и в моей кровати. Я не мог позволить этому случиться. Я должен помнить о Нан. И о том, что все это значило для Блэр. В конце концов она возненавидит меня.

- Я так считаю. А также то, что наша дружба все еще в силе, - сказал я ей.


- Согласна, - ответила она. Я не хотел, чтобы она соглашалась. Я бы хотел, чтобы она умоляла меня, точно так же, как вчера вечером. Потому что в этот момент я был слаб, чтобы отказать. Я выбросил из головы все эротические мысли о Блэр. Я сойду с ума, если буду думать об этом.

- Кроме того, пока ты здесь, ты будешь есть еду в этом доме.

Она покачала головой.

- Блэр, я не буду с тобой спорить. Я имею в виду именно это. Ешь мою чертову еду.

Она встала и окинула меня решительным взглядом.

- Нет. Я буду есть то, что куплю. Я не... я не похожа на моего отца.

Черт. И опять это все моя чертова вина. Встав, я посмотрел прямо ей в глаза.

- Думаешь, теперь я этого не знаю? Ты спала в чертовом чулане для метел и не жаловалась. Ты убирала после меня. Ты не питаешься должным образом. Я знаю, что ты ничем не похожа на своего отца. Но ты гость в моем доме и я хочу, чтобы ты ела на моей кухне и воспринимала его как свой.

Блэр немного расслабила свои напряженные плечи.

- Я буду класть мои продукты в твоей кухне и есть их здесь. Так лучше?

НЕТ. Не лучше. Я хотел, чтобы она ела мою еду!

- Если ты собираешься покупать только арахисовое масло и хлеб, то нет. Я хочу, чтобы ты питалась должным образом.

Она начала качать головой и, потянувшись, я схватил ее за руку.

- Блэр, я буду счастлив, если буду знать, что ты ешь. Раз в неделю Генриетта покупает столько продуктов, чтобы их хватило на все мои вечеринки. А это более чем достаточно. Пожалуйста. Ешь. Мою. Еду.

Она закусила нижнюю губу, но уже после того, как захихикала. Черт, это так мило.

- Ты смеешься надо мной? - спросил я, улыбаясь про себя.

- Да. Немного, - ответила она.

- Означает ли это, что ты будешь есть мою еду?

Все еще улыбаясь, она тяжело вздохнула.

- Только если ты позволишь мне платить тебе каждую неделю.

Я отрицательно покачал головой, и, высвободив руку, она начала уходить. Чертова упрямая женщина!

- Куда ты идешь? - спросил я ее.

- Мне надоело с тобой спорить. Я буду есть твою еду, только в том случае, если буду платить за нее. Это единственное, на что я соглашусь. Так что либо соглашайся, либо нет.

Я зарычал, но согласился.

- Ладно, хорошо. Заплатишь мне.

Она взглянула на меня.

- Я собираюсь пойти распаковать вещи. Потом я приму ту большую ванну, а потом я не знаю. У меня нет планов до вечера.

До вечера?

- С кем? - спросил я, не уверенный, что хочу услышать ответ.

- С Бети, - ответила она.

- С Бети? Это девушка на гольф-каре, с которой путается Джейс? - мне действительно не понравился этот ответ. Бети ни о чем не беспокоилась. Она напьется и забудет о Блэр. Мужчины могут причинить ей боль... нет. Она не пойдет без меня. Кто-то должен защитить ее сексуальную задницу.

- Поправочка. Девушка на гольф-каре, с которой раньше путался Джейс. Она поумнела и двигается дальше. Сегодня вечером мы собираемся в дешевый бар, чтобы подцепить себе трудолюбивых парней, которые зарабатывают себе на жизнь физическим трудом. - Ответила она, а потом развернулась и поспешила вверх по лестнице.

Этот разговор еще не закончился.





<< предыдущая страница