prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 17 18 19 20 21 ... 24 25

Глава 43

День одиннадцатый. Река ниже Лавы


Как только до Джея Ти дошли все возможные последствия ситуации, он принялся действовать с невероятной оперативностью. Приказал Эбо вызвать по радио санитарный вертолет. Велел Дикси и Эвелин повесить тент – крошечный пляжный зонтик давал слишком мало тени. Велел Митчеллу накачать воды, а Марку – отправиться на кухню, включить горелку и вскипятить всю имеющуюся воду. Послал Сэма и Мэтью на берег, поручив спрашивать у всех, кто причаливает, нет ли среди них врача. Он сказал Лене, на чьем плоту и где именно лежат припасы для ленча, и попросил устроить импровизированный буфет. Попросил Митчелла, ради Бога, спрятать подальше фотоаппарат. Рекомендовал Руфи и Ллойду подыскать себе местечко в тени, под кустами тамариска, потому что их ожидает долгий день.

Ллойд закрыл бутылку с водой и вытер заросший подбородок.

– Я врач, – объявил он. – Что случилось?

– Ллойд, иди сюда и сядь, – настаивала Руфь, держа его за руку.

Но Ллойд отмахнулся. Он встал рядом с Джеем Ти. Его потрепанная бежевая рубашка была заправлена лишь наполовину, и полы свободно болтались. Борода росла пучками, а глаза, когда Ллойд снял очки, чтобы взглянуть на Джея Ти, оказались желтыми и слезящимися.

– Может быть, я сумею помочь, – сказал он.

Джей Ти, хватавшийся за любую соломинку, рассказал Ллойду о случившемся.

Тот понимающе кивнул.

– Что же, – произнес он, – это не вполне моя специальность, но я могу быть полезен.

– Тогда пойдемте, – попросил Джей Ти.

– Я помню, чему меня учили в медицинском институте, – сказал Ллойд. – А еще я кое чему научился, работая в резервации. Вы знаете, какой у нее срок?

– Сомневаюсь, что кто нибудь это знает.

– А ее муж?

До Джея Ти дошло, что привлекать к делу Ллойда, вероятно, было не слишком хорошей идеей. С другой стороны, какой может быть вред? Даже человек с сумеречным сознанием способен по крайней мере предложить моральную поддержку.


– Никакого мужа нет, – пояснил Джей Ти.

Ллойд с серьезным видом кивнул, как будто это коллега поделился с ним конфиденциальной информацией.

– Полагаю, это первый ребенок, – заключил он. – Но роды могут пройти быстро даже у первобеременной. Никогда не угадаешь. Руфь, например, родила первенца за пять часов.

Джей Ти не особенно обрадовался, услышав это. А еще тут же вспомнил, как двадцать пять лет назад Мак рожала Колина во флагстаффской больнице. Тогда прошло тридцать шесть часов, прежде чем врачи наконец решили, что пора делать кесарево сечение. От воспоминания об этой операции по ногам Джея Ти как будто пробежал электрический ток. Мак потеряла много крови, ее жизнь находилась под угрозой, они оба страшно боялись. Но врачи приказали перелить ей несколько пинт крови, немедленно поставили капельницу, и через несколько минут лицо Мак вновь обрело цвет – а в это время новорожденного взвешивали, обмывали и заворачивали в мягкое больничное одеяльце. Джей Ти вспомнил, что готов был целовать пол родильной палаты – все могло закончиться плохо, но в итоге он вернулся домой со счастливой женой и здоровым вопящим младенцем.

Он посмотрел на то, что окружало его здесь: пляж, заваленный снаряжением, река кофейного цвета, скалы, жаркое солнце над головой, – и задумался, что им делать, если ребенок Эми решит появиться на свет прежде, чем прилетит вертолет.

– У нее отошли воды? – спросил Ллойд.

– Не знаю. Вы когда нибудь принимали роды?

– В резервации я однажды принял двойню. Но возможно, мои представления слегка устарели.

– Ничего страшного.

– Вы ведь не подадите на меня за это в суд?

Джей Ти подивился человеку, находившемуся в тисках болезни Альцгеймера и в то же время умудрявшемуся шутить. К тому времени на берегу устроили походный лазарет. При помощи колышков, веревки и треугольного куска брезента Дикси, Эвелин и мальчики возвели навес, под которым было достаточно тени и свежего воздуха. Митчелл притащил пятигаллоновую бутыль с водой и положил под тентом, а Эвелин отыскала в недрах сумки непочатую пачку хлопчатобумажных салфеток.


Тем временем прибыла очередная группа туристов, и вокруг тента собралась пестрая толпа – молодые гиды в купальных костюмах, старики в пестрых рубашках, компания путешественников в нелепых разноцветных сандалиях. И все шестеро каякеров. Если в их числе не было врача, Джей Ти предпочел бы обойтись без зрителей, поэтому он велел Митчеллу отогнать зевак.

– Если нам понадобится помощь, мы попросим.

Джей Ти был раздражен, хотя и безо всякого очевидного повода. Разумеется, всем любопытно и все хотят помочь.

– Что им сказать? – уточнил Митчелл.

Можно ли сообщать толпе посторонних людей, что здесь рожает семнадцатилетняя девушка, которая даже не знала о своей беременности?..

– Спросите, есть ли среди них врач, – попросил Джей Ти.

Митчелл вышел из под тента и приложил руки рупором ко рту.

– Есть здесь акушер?

Джей Ти чертыхнулся про себя.

– Ну вот, теперь они в курсе, – сказал Питер.

В течение поездки было несколько случаев, когда Джей Ти ощущал, что вот вот дойдет до своего предела. Например, на «Ранчо призрака», когда Миксера протащило под мостом. Или два дня назад, на Апсете, когда Митчелл вместе с собакой свалились с обрыва.

Теперь ему казалось, что его жизнь похожа на веревку, сплошь в узлах и петлях, нечто вроде лестницы Иакова, ведущей в бездну. Плевать, даже если у тебя нервы разбалансированы, – либо ты жив, либо мертв; главное – чтобы все были в порядке. Он снова вспомнил Мак: она из тех людей, всегда способных найти очередную соломинку, чтобы уцепиться, если больше ничего не помогает.

Когда то они были отличной парой, подумал Джей Ти. Он ощутил внезапную боль при мысли о том, что их брак распался, что много лет на реке прошли без любимой женщины, с которой можно было бы всем этим поделиться.

Но разумеется, сейчас некогда было думать о Мак. Джей Ти отхлебнул из бутылки. В этот момент Сьюзен принесла воды для Эми. Она бродила вокруг тента в растерянности. Джей Ти отодвинулся, давая ей место.


Ллойд щупал пульс Эми.

– Сто десять, – сказал он через плечо.

– Кто нибудь, запишите, – велел Джей Ти.

Эвелин немедленно занесла эту цифру в записную книжку. Эми начала покачивать бедрами.

– Опять началось, – объявил Ллойд.

– Запишите время, – обратился Джей Ти к Эвелин.

Сьюзен держала одну руку дочери, Джил другую, а Питер схватил девушку за щиколотки.

– Дыши, Эми! – сказала Джил. – Помнишь, как я тебя учила? Дыши, прежде чем станет больно. Глубокий вдох, потом медленный выдох. Ты справишься.

– Мне уже больно! – простонала Эми.

– Ты справишься, – повторила Джил. – Ну же, давай. Глубокий вдох. Вот умница. Ты все можешь.

Эми сделала глубокий вдох, но не удержалась и испустила громкий крик, от которого у Джея Ти кровь застыла в жилах.

– Попробуй еще разок! – велела Джил. – Дыши глубже! Повторяй за мной! – Она с шумом втянула воздух, чтобы показать, как надо.

Сьюзен оцепенело следила за ней. Эми уперлась пятками в песок.

Потом схватки закончились.

– Две минуты, – объявила Эвелин.

– Детка, – Ллойд склонился над Эми, – все будет в порядке. Мы позаботимся о тебе и твоем ребенке. Ты хочешь мальчика или девочку?

Глаза Эми испуганно забегали.

– Понимаю, понимаю, – заверил Ллойд. – Тебе все равно, был бы малыш здоровым. Не беспокойся, мы о вас позаботимся.

Джей Ти решил, что наилучший способ – это просто повторять за Ллойдом.

– Мистер Френкель прав, – сказал он девушке. – Все будет хорошо. Главное, дыши. Так, как показывает Джил.

Под тент нырнул запыхавшийся Митчелл.

– Я нашел врача!

Джей Ти чуть не подпрыгнул. Он поспешно вышел на свет и чуть не столкнулся с мужчиной в темных очках и с десятидневной щетиной.

– Это Дон, – объявил Митчелл.

Джей Ти схватил его за руку.

– Вы врач?

– Гастроэнтеролог, – ответил тот. – И всего лишь ординатор. Не знаю, смогу ли я помочь…


– Конечно, сможете, – сказал Джей Ти. «Та же часть организма, – подумал он. – Сейчас и этого довольно».

– Вы уверены, что у нее роды?

– Да.

– И на каком она сроке?

– Мы не знаем. Ей всего семнадцать. Это началось примерно час назад. Девушка не знала, что беременна.

– Насколько раскрылась матка?

Матка! Джей Ти об этом даже не подумал. Он вспомнил худые колени Мак, расставленные в стороны, и акушера, возившегося у нее между ног, запустив руку внутрь едва ли не по плечо.

– Никто не смотрел, – ответил он. – А ну ка подвиньтесь! – крикнул гид, ныряя под тент. – Вот врач.

Ллойд высморкался в старый платок, свернул его и засунул в карман – видимо, на веки вечные.

– Ллойд тоже врач, – объяснил Джей Ти.

– Как зовут девушку? – спросил Дон.

– Эми.

– Привет, Эми, – сказал он, опускаясь на колени и отводя со лба девушки прядь волос. – Меня зовут Дон.

Эми молча взглянула на него.

– Можно я пощупаю твой живот?

Та кивнула. Дон положил руку на объемистую бледную выпуклость. Его лицо оставалось бесстрастным, пока он щупал и осторожно нажимал. Джей Ти воображал, как он сейчас удивленно нахмурится и скажет: «Она не беременна, просто ей нужно немного сбросить вес».

– Ваше заключение? – спросил Ллойд.

Дон отодвинулся.

– Я мало что могу сказать. Два года назад я ассистировал акушеру, и все, что я знаю, основано лишь на этом. Не могу определить в точности, какой у нее срок, но, судя по всему, довольно большой. И кажется, ребенок повернут головкой вниз. Это хорошо. – Он обратился к Эми: – Слава Богу, ребенок идет головкой книзу.

Судя по всему, Эми не поняла. С тем же успехом Дон мог доказывать ей математическую теорему.

– Но главное, нужно выяснить, насколько раскрылась шейка матки, – продолжал он.

Лицо Эми по прежнему оставалось бесстрастным.

– Когда у женщины роды, шейка матки раскрывается, – объяснял Дон. – Знаешь, что такое матка?


Он изложил суть в медицинских терминах, потом попросил Эми представить себе перевернутую грушу.

– Там, где у груши хвостик, находится шейка матки. Она должна растянуться, чтобы ребенок мог выйти. Это и называется раскрытием.

Эми согнала с ноги жучка.

– Чем шире раскрывается матка, тем ближе рождение ребенка. Чем меньше она раскрыта… ну, значит, придется еще немного подождать.

– Ради Бога… – прошептала Сьюзен.

– Объясните ей, как именно вы это проверите, – подсказала Джил.

– Чтобы узнать, насколько раскрылась матка, мне придется ее обследовать, – сказал Дон. – А для этого все должны выйти. Я введу два пальца в родовой канал и измерю диаметр шейки.

Он замолчал. Лицо Эми было равнодушным, и Дон взглянул на окружающих, как будто ожидая помощи. Джил подалась вперед и кашлянула.

– Эми, – мягко проговорила она, приглаживая девушке волосы, – нужно проверить. Возможно, будет немного неприятно, но ты справишься. Во всяком случае, это вовсе не так больно, как схватки.

– Какая разница, – пробормотала Эми, не открывая глаз.

– Джил права, – сказала Сьюзен. – Нужно это выяснить.

– Замолчи, мама, – прошептала Эми.

Сьюзен без единого слова встала и вышла из под тента.

– Разойдитесь, – велел зрителям Джей Ти. – Пусть Эми и Дон останутся одни. Ллойд, посмотрите ка, как дела у Руфи. Проследите за тем, чтобы ваша жена пила достаточно воды. Она не должна страдать от обезвоживания.

– Конечно, – ответил Ллойд.

– Питер, а ты взгляни, чем заняты мальчики.

– Да, сэр, – отозвался тот.

Джей Ти с радостью ощутил, что вновь способен руководить. Избавившись от покалывания в ногах, он увидел Ллойда, стоявшего на солнцепеке и щупавшего подбородок. Гид подошел к старику.

– Проверили, как там Руфь? – спросил он.

Ллойд снял бейсболку, провел рукой по волосам и снова надел. Джей Ти указал на стол, где Руфь торопливо превращала остатки мяса в нечто, способное показаться аппетитным тому, кто еще не ел.

– Ах да, – сказал Ллойд и зашагал к столу.

– Ллойд, – окликнул Джей Ти.

Старик обернулся.

– Ей богу, вы в свое время были классным врачом, – сказал Джей Ти.

Тот пожал плечами:

– Это всего лишь моя работа.




<< предыдущая страница   следующая страница >>