prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 21 22 23 24 25

Глава 50

Дни двенадцатый и тринадцатый. Со сто восьмидесятой по двести двадцать пятую милю


У всех была своя версия насчет пропажи собаки.

Эвелин не сомневалась, что Миксер погиб. Она помнила Лаву и бушующий поток. Она автоматически сложила в голове разнообразные факторы – объем, вес тела, время, температуру – и поняла, что пес никоим образом не мог уцелеть.

Джил тоже считала, что собака утонула. Она не подсчитывала шансы, но просто верила в персональный закон Мерфи: если что нибудь и может сделать ее сыновей навеки счастливыми, то это не произойдет. Она начала жалеть, что не позволила мальчикам завести собаку, – возможно, если бы у них уже был питомец, они бы не привязались к Миксеру так сильно. Интересно, сколько времени дозволительно оплакивать пса, прежде чем отправиться с детьми в собачий приют в Солт Лейк Сити.

Марк, напротив, был убежден, что пес выжил и что их догонит – это лишь вопрос времени.

– У него девять жизней, – заявил Марк сыновьям, и Джил поморщилась. Но в то же время она завидовала оптимизму мужа.

«Только бы не кончилось все находкой трупа», – подумала она.

Руфь, схоронившая не одного домашнего любимца, было настроена философски – возможно, потому, что видела смерть многих животных; возможно, потому, что знала – это, в конце концов, всего лишь собака, тогда как есть куда более насущные проблемы – например, рождение ребенка. А Ллойд уже абсолютно забыл про пса и не понимал, из за чего столько шума. «Собак в каньон не пускают», – твердил он, намекая, что четырнадцати путешественникам Миксер померещился.

Митчелл страдал от угрызений совести и замкнулся в мрачном молчании. Он неустанно вспоминал путь через Лаву. Когда именно он выпустил пса? Когда они попали в противоток или потом? Он сидел на солнце, на корме плота Джея Ти, и рассматривал свои руки, пытаясь понять, каким образом они могли ослабить хватку. Почему он не зажал пса бедрами покрепче? Почему, кстати, Миксера не додумались привязать? Были тысячи мелочей, которые Митчелл, вспоминая случившееся, теперь сделал бы иначе.


К концу дня никаких признаков пса по прежнему не обнаружилось. Они разбили лагерь на широком пляже, и внимание путешественников отвлеклось, когда Эвелин отправилась ниже по течению поискать уединенного места для ночевки, а потом вернулась бегом, крича, что видела в песке огромную гремучую змею. Все захотели посмотреть – Джей Ти отговаривал, но путешественники направились вниз по берегу, чтобы полюбоваться чудовищем, с фотоаппаратами наготове, и вернулись в таком ужасе, что на ночь сдвинули свои спальники поближе к центру лагеря.

За ужином все слушали рассказы Джея Ти о прошлых неудачах, ошибках и проделках. Путешественники смеялись. Но за мытьем посуды, когда Миксер должен был бы выпрашивать объедки, люди скучали по нему так, как будто знали его с рождения, и грустили при мысли, что, возможно, им не суждено узнать, что случилось с псом на реке.

– Он может прийти вечером, – объяснил отцу Сэм, когда Марк спросил, отчего мальчик оставил фонарь лежать на песке включенным.

– Конечно.

– Папа…

– Что?

– Если его кто нибудь подберет, то отдаст в собачий приют, правда? Они ведь не заберут его себе?

Марк сказал, что всякий порядочный человек поступит именно так.

– Значит, мы сможем его найти, когда вернемся во Флагстафф?

– Может быть. Впрочем, не нужно чересчур надеяться.

– Хорошо, папа. Можно оставить фонарик?

– Конечно, – ответил Марк. Когда он наклонился поцеловать сына на сон грядущий, Сэм обхватил его шею руками и долго не отпускал.

– Не хочу внушать мальчику напрасную надежду, – сказала Джил, когда муж улегся рядом с ней.

– А что бы ты сказала?

Джил подумала и вздохнула.

– Наверное, то же самое.

Она нащупала руку Марка, и они сплели пальцы.

– Но я бы не стала подливать масла в огонь.

– Сомневаюсь, что мне придется это делать.

– Ты очень чувствителен к мелочам.

– Ты так считаешь?

– Да, – прошептала Джил.

– Спасибо, – ответил Марк. – Знаешь… а я действительно верю, что он жив.

– В таком случае не теряй надежды, – посоветовала Джил, стискивая руку мужа.

* * *


Прежде чем отправиться спать, Питер подошел к плоту Дикси.

– А, Питер, – сказала она. – Что случилось?

Питер помедлил.

– Все в порядке?

– Да, конечно.

– Тебе что нибудь нужно?

– Нет. Просто хотел тебя поблагодарить.

– Не стоит благодарности, – бодро отозвалась Дикси. – Ну и поездочка выдалась, а?

– Я не то имел в виду, хотя и за это тебе спасибо. Я хотел сказать… ну… может быть, ты заметила, а может быть, и нет… но я всю дорогу был влюблен в тебя по уши. По моему, ты самая красивая женщина на свете. И вдобавок речной гид. Я погиб, как только Джей Ти тебя представил – там, на переправе Ли.

Дикси села.

– Но я говорю это не потому, что хочу продолжения. Я знаю, у тебя парень в Таксоне. Завтра мы попрощаемся и, вероятно, больше никогда не увидимся. Поэтому спасибо за то, что ты позволила любить тебя в течение двух недель.

Дикси покрутила амулет у себя на шее.

– Это все, – сказал Питер.
У себя на плоту Джей Ти устроился на спальнике. Было спокойно, ущербная луна заливала реку жемчужным светом. Завтра они преодолеют последние несколько миль до устья Алмазного ручья и разгрузят плоты; там их будут поджидать автобус, грузовик и большой ленч. Потом гиды сложат вещи в грузовик, а пассажиры сядут в автобус…

…и все. Путешествие окончено. Точка.

Джей Ти заложил руки за голову. Обычно он с нетерпением ждал следующей поездки – несколько свободных дней, a потом вновь список пассажиров, знакомство, лекция об основах жизни на реке. Как правило, на Алмазном ручье Джей Ти не позволял себе расчувствоваться, зная, что, если река пребудет на месте, он на нее вернется.

Но сегодня он чувствовал себя таким слабым. Он боялся проститься с этими людьми – непонятно отчего. Посреди ночи Джей Ти проснулся в испуге, с бьющимся сердцем. Его посетила новая мысль: он мошенник. С чего он взял, что способен возить людей по реке? Да, он знает воду, тропы и достаточно историй и анекдотов, чтобы составить целую книгу. Но в конце концов Джей Ти – всего лишь человек, любящий Колорадо и каждый вечер разговаривающий со звездами, а поутру просыпающийся, душой ощущая движение воды. Для таких, как он, спуск по реке – это не просто спуск по реке, а нечто куда более величественное – путешествие в тот мир, где меняются время и душа. Джей Ти внезапно осознал, что, сопровождая туристов по Колорадо, что то переламывает в них – то, что, вероятно, нужно переломить, но затем необходимо исправить. До сих пор ему удавалось переламывать, показывать людям оборотную сторону хаоса, но Джей Ти понял, что не может предложить им ничего, чтобы восстановиться после путешествия.

Мошенник с кувалдой наперевес.
Прибытие на Алмазный ручей следующим утром прошло без сучка и задоринки. Все помогали столь же охотно, как и в первый день, на переправе Ли, с той лишь разницей, что теперь путешественники не старались никого поразить, а просто делали свое дело, складывая снаряжение аккуратными кучками на каменистом берегу. Когда все вещи оказались на пляже, они вымыли плоты, втащили на берег и открыли клапаны. Мальчики пережили десять минут полного восторга, прыгая по плотам, чтобы выжать из них воздух.

– Обед! – объявил Эбо. – Мойте руки!

Пока путешественники толпились за столом, Джей Ти сматывал веревки и ремни и складывал их, вместе с карабинами, в потертый рюкзак. Ему было жарко, он проголодался и мечтал о ледяной кока коле. Он уже собирался отойти в тень, когда взглянул на реку и увидел компанию каякеров. Шесть крошечных лодок неслись по сияющей воде, а за ними следовал неуклюжий плот. Даже издалека Джей Ти заметил седобородого Бада.

Причаливая, Бад приветственно помахал веслом, и Джей Ти решил подождать его. Каяк быстро скользнул к берегу и зашуршал по гальке. Но, вместо того чтобы выбраться из лодки, Бад остался сидеть, положив весло поперек.


– Приветствую, – сказал Джей Ти, кивая. Что то его встревожило. – Все в порядке?

– Я подумал – вам стоит знать. – Бад прищурился. – Мы нашли свой спасательный жилет.

– Ваш жилет?

– Тот, что мы вам одолжили.

– Для собаки?

– Да.

– Зеленый?

– Да.

Мысли Джея Ти бешено понеслись. Он принялся доказывать самому себе, что это ничего не значит, что пес мог выскользнуть из жилета и все таки выжить. Он уже думал том, что Миксер мог потерять жилет на Лаве. Это не решило проблему вчера и не решит сегодня.

– Послушай, я не знаю, стоит ли об этом говорить, но кто то из другой группы видел, как над Пампкин Спринг кружились грифы, – продолжал Бад. – Не знаю, что они там нашли…

Джей Ти ненадолго задумался.

– Должно быть, мертвый олень, – предположил он. – И вообще что угодно.

– Конечно. Но я подумал, что лучше тебе сказать.

Джей Ти ощутил звон в ушах. Ему не хотелось делиться этой новостью с остальными. Но Митчелл уже заметил каякеров и подошел к воде с огромным сандвичем в руках.

– Привет, – сказал он.

– Привет, – ответил Бад.

– Вы, случайно, не видели нашего пса?

В эту минуту к берегу причалил плот. На нем, поверх груды снаряжения, лежал зеленый спасательный жилет.

– Эй, это же… – Митчелл замолчал и оглянулся.

Джей Ти попытался отвести его в сторону, но слово «собака», должно быть, телепатически дошло до всех, потому что мальчики немедленно подбежали к воде. Увидев лицо Митчелла, они замедлили шаг и остановились возле каяка Бада.

Джей Ти положил руку на худое плечо Сэма, смуглое и теплое после тринадцати дней пребывания на солнце.

– Вы его не нашли? – спросил Сэм.

Бад покачал головой.

– Но это его жилет.

Бад кивнул.

– И все таки это ничего не значит, – мужественно заявил мальчик.

– Конечно, – подтвердил Джей Ти. Было видно, что мальчики задумались – точно так же, как он сам. Пустой спасательный жилет вовсе не означает мертвую собаку. Бад ни словом не обмолвился о грифах, и Джей Ти решил предложить ему бесплатное путешествие по реке – в награду за молчание.


Тем временем причаливали и остальные каякеры, и, судя по их лицам, они уже посовещались и сделали вывод. Один за другим путешественники из группы Джея Ти отходили от стола. Воцарилось мрачное молчание, когда Джей Ти объявил, что найден спасательный жилет Миксера.

– И все таки это ни о чем не говорит, – сказал Джей Ти. – Давайте не будем делать поспешных выводов. С другой стороны, мы скорее всего так и не узнаем наверняка…

Все помолчали.

«Что, будем исполнять ритуальный танец?» – подумал гид.

– Девять жизней, – пробормотал Марк.

– Даже в этом случае… – сказала Эвелин.

– Наверное, можно оставить здесь, на столе, записку, – предложила Руфь.

– Укажите в ней наш номер телефона, – сказал Марк.

– Марк, не надо, – быстро откликнулась Джил.

– В каньон не допускают собак, – напомнил Ллойд.

Сэм первым заметил, что Митчелл исчез. Они огляделись и наконец заметили широкополую коричневую шляпу, мелькающую среди высоких кустов, ниже по берегу. Потом голова исчезла, и послышались звуки рвоты. При иных обстоятельствах это могла быть кишечная инфекция, избыток алкоголя накануне или последствия обжорства за ленчем. Но только не сегодня.

Сэм двинулся к зарослям.

– Пусть побудет один, – сказал Марк.

Но Сэм решительно шагал вперед – к человеку, срочно нуждающемуся в утешении.




<< предыдущая страница   следующая страница >>