prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 15 16

ГОРЕ МОЕЙ МАТЕРИ

Рождение первого ребенка — это отличный повод для

сплочения семьи. Но когда родился я, моей матери никто

не прислал цветов. Это уязвило ее и усилило отчаяние.

Вся в слезах, она спрашивала у моего отца: «Неужели

я не заслужила цветов?» «Прости меня, — ответил он, —

Конечно, ты их заслужила!» Он пошел в цветочный

магазин и вернулся с прекрасным букетом.

Все это я узнал, когда мне исполнилось лет

тринадцать. Тогда я начал расспрашивать родителей о

моем рождении и об их реакции на то, что я родился без

рук и ног. В тот день в школе мне пришлось нелегко. Я

рассказал об этом маме, и она плакала вместе со мной. Я

сказал ей, как страдаю из-за того, что у меня нет рук и ног.

Она вытерла мне слезы и сказала, что они с отцом верят в

то, что у Господа есть для меня какой-то план и очень

скоро Он его откроет. Я продолжал расспрашивать

родителей — то одного, то другого, а иногда обоих. Мои

вопросы были продиктованы обычным любопытством.

Кроме того, любопытные одноклассники постоянно

донимали меня расспросами.

Сначала меня пугало то, что могли рассказать мне

родители. И действительно, им было трудно рассказать все.

Я не хотел подвергать их допросу. На первых порах мама и

отец были очень осторожны и старались меня всячески

защитить. Но я становился старше и расспрашивал их все

более настойчиво. И тогда, поняв, что я не в состоянии с

этим справиться, они рассказали мне о своих чувствах и

страхах. Услышав, что мама не хотела взять меня,

новорожденного, на руки, очень горевал (и это еще мягко

сказано). Каково это узнать, что даже собственная мать

пренебрегла мной... Естественно, я страдал. Представьте

себя на моем месте: очень больно чувствовать себя


отвергнутым... Но потом я подумал о том, что сделали для

меня мои родители за это время. Они много раз доказывали

13

мне свою любовь. К моменту этого разговора я был уже

достаточно взрослым, чтобы поставить себя на место

мамы. Ее беременность протекала нормально, и лишь

интуиция подсказывала: что-то не так. Она была потрясена

и напугана. Как я повел бы себя ни ее месте? Не уверен,

что смог бы справиться с этим горем так же, как они. Я

поделился с ними своими размышлениями, и мы снова

погрузились в воспоминания.

Хорошо, что мы подождали с этим разговором. К

этому времени я уже точно знал, что родители меня любят.

Мы продолжали делиться своими чувствами и страхами.

Родители помогли мне понять: они свято уверовали в то,

что Бог создал меня таким во имя некоей цели. Я был

очень упорным и настойчивым ребенком.

Мои учителя, родители других детей и чужие люди

часто говорили моим родителям, что мое отношение к

жизни вдохновляет их. А я осознавал: как бы мне ни было

тяжело, многим приходится еще тяжелее.

Сегодня я много путешествую по миру и вижу

ужасные страдания. И благодарен за то, что у меня все

сложилось именно так, а не иначе. Я не сосредотачиваюсь

на том, чего мне недостает. Я видел детей-сирот,

страдающих ужасными заболеваниями, видел молодых

женщин, обращенных в сексуальное рабство, видел

мужчин, оказавшихся в тюрьме из-за того, что они

слишком бедны, чтобы выплатить свои долги.

Страдания повсеместны и порой невероятно жестоки.

Но даже в самых ужасных трущобах, в сердце самых

страшных трагедии встречаются люди, которым удавалось

не только выжить, но и оставаться счастливыми. В

трущобах «Мусорного города» на окраине столицы Египта.


Каира, я никак не ожидал увидеть радость. Квартал

Маншит Нассер приютился на отвесной скале. Название

квартала очень точно соответствует зловонному запаху,

распространяющемуся по его улицам. Большая часть из

пятидесяти тысяч жителей «Мусорного города» целыми

14

днями снуют по улицам Каира, собирают мусор, привозят к

себе и затем его разбирают. Каждый день они роются в

горах отбросов, оставленных восемнадцатью миллионами

жителей столицы, надеясь найти что-то такое, что можно

продать, переработать или хоть как-то использовать.

На улицах я видел груды мусора и вонючих отбросов.

Казалось бы, люди, живущие здесь, должны быть охвачены

отчаянием... Да, их жизнь тяжела. Но те, с кем я

встречался, заботились друг о друге, были счастливы и

преисполнены веры. Египет на 90 процентов

мусульманская страна. «Мусорный город» —

единственный преимущественно христианский квартал

Каира. Почти 98 процентов местного населения — копты-

христиане.

Я видел множество трущоб в разных уголках мира.

Каирские трущобы показались самыми ужасными и

отталкивающими. Но в этом мирке царила поразительно

теплая и дружеская атмосфера. В маленькой бетонной

церкви послушать меня собралось около 150 человек.

Когда я заговорил, был поражен радостью и счастьем,

которые излучали эти люди. Я редко чувствовал себя

таким счастливым и буквально купался в их любви.

Расспрашивал людей о том, как изменилась жизнь в районе

благодаря воле Боса. Вера возвышала их над жизненными

трудностями. Их надежды были связаны не с земной

жизнью, но с жизнью вечной. Они верили в чудеса и

благодарили Бога за то, что Он есть и что Он делает для

них. И я рассказал им, как Иисус изменил и мою жизнь


тоже. Перед отъездом мы оставили нескольким семьям рис,

чай и небольшую сумму денег, на которую можно было бы

купить еды на несколько недель. Мы привезли с собой

спортивное снаряжение, футбольные мячи и скакалки для

детей. Нас сразу же пригласили поиграть с местными

детьми. Мы веселились и радовались жизни, хотя

находились в абсолютных трущобах. Никогда не забуду

этих детей и их улыбки. Я лишний раз убедился, что

15

счастливым можно быть в любых обстоятельствах —

нужно только верить в Бога.

Как бедные дети могут смеяться? Как могут

радоваться заключенные? Эти люди поднялись над

обстоятельствами, которые находились вне их контроля и

понимания. А затем сосредоточились на том, что могли

понять и контролировать. Мои родители поступили гак же:

положились на слово Господа. Все в этой жизни делается в

соответствии с Его планом и целью.

СЕМЬЯ ВЕРЫ

Мои родители — родом из Сербии (территория

бывшей Югославии), оба происходили из сугубо

христианских семей, эмигрировавших в Австралию, когда

они были еще детьми. Это пришлось сделать, поскольку

вера не позволяла брать в руки оружие, а

коммунистический режим угнетал и преследовал их. Свою

веру они могли исповедовать лишь тайно. Кроме того, они

страдали и в финансовом отношении, потому что

отказывались вступать в коммунистическую партию,

которая контролировала все стороны жизни в стране. В

детстве мой отец часто голодал.

После Второй мировой войны мои деды и бабушки

вместе с тысячами сербских христиан отправились в

Австралию, США и Канаду. Наши семьи оказались в

Австралии, где никто не мешал исповедовать свою веру.

Другие родственники осели в США и Канаде.


Мои родители познакомились в церкви Мельбурна.

Душка, моя мать, училась на медсестру в Королевской

детской больнице Виктории. Борис, мой отец, работал

бухгалтером. Позднее он стал совмещать работу с

пасторскими обязанностями. Когда мне было около семи

лет, родители решили переехать в CША, где легче было

справиться с моей инвалидностью.

16

Мой дядя, Бата Вуйчич, занимался строительным

бизнесом в Агура-Хиллс, в 35 милях от Лос-Анджелеса.

Бата всегда уговаривал моего отца получить рабочую визу

в США, а уж работой он его обеспечил бы. В районе Лос-

Анджелеса жило много христиан-сербов и было несколько

церквей, что не могло не привлекать моих родителей. Отец

узнал, что получить рабочую визу нелегко. Он все же

решил подать заявление, а пока мы перебрались на тысячу

миль к северу, в Брисбен, штат Квинсленд, где климат был

благоприятнее для меня (помимо инвалидности, я страдал

еще и от сильной аллергии).

Когда мы задумали переехать в Соединенные Штаты,

мне было уже около десяти лет и я учился в четвертом

классе. Родители считали, что я, мой брат Арон и сестра

Мишель находимся в таком возрасте, когда нам будет

легко приспособиться к американской образовательной

системе. Трехгодичную рабочую визу в США папа ждал

полтора года. Наконец в 1994 году мы переехали.

К сожалению, по целому ряду причин переезд в

Калифорнию оказался неудачным. Когда мы покинули

Австралию, я уже учился в шестом классе. Школа в Агура-

Хиллс оказалась переполненной. Меня смогли принять

только в большой класс. Учиться было сложно, да и

программа серьезно отличалась от австралийской. Я всегда

учился хорошо, а тут пришлось по-настоящему бороться.

Из-за разницы в программах приходилось догонять своих


сверстников. Кроме того, уроки по разным предметам

проходили в разных классных комнатах (в Австралии мы

учились в одном классе), и это еще больше осложняло мою

жизнь.

Мы жили вместе с семьей моего дяди — с его женой

Ритой и их шестью детьми. Хотя дом был довольно

просторным для Агура-Хиллс, нам все же было тесновато.

Мы собирались как можно быстрее переехать в

собственный дом, но цены на жилье оказались гораздо

выше, чем в Австралии. Мой отец работал у своего брата.

17

Мама не могла работать медсестрой, потому что ей

приходилось много времени уделять детям и их обучению.

Она даже не подавала заявления на получение лицензии в

Калифорнии.

Прожив три месяца в семье Баты, мои родители

решили, что переезд в США оказался неудачной идеей.

Мне было тяжело учиться, родители испытывали

трудности с оформлением медицинской страховки для

меня. Да и жизнь в Калифорнии оказалась довольно

дорогой. Кроме того, родителям казалось, что получить

вид на жительство в США не удастся. Адвокат им сказал,

что моя инвалидность может осложнить ситуацию,

поскольку власти будут сомневаться в том, что семья

сможет оплачивать медицинские и иные расходы,

связанные с этим.

Взвесив все и прожив в США всего четыре месяца,

родители решили вернуться в Брисбен. Они нашли дом

практически там же, где жили до отъезда, и все мы

вернулись в старую школу к своим друзьям. Отец стал

преподавать информатику в техническом колледже, а мама

посвятила свою жизнь детям и преимущественно мне.

СЛОЖНЫЙ РЕБЕНОК

Недавно родители откровенно рассказали мне о своих

страхах и кошмарах, которые мучили их после моего

рождения. Пока я рос, они, разумеется, не давали мне


понять, что я — не тот ребенок, о каком они всегда

мечтали. После родов мама боялась, что вообще не сможет

смотреть на меня. Отец тоже не был уверен в моем

счастливом и безоблачном будущем. Если бы я оказался

беспомощным и неспособным справиться с жизненными

трудностями, то, как ему казалось, мне было бы лучше

умереть. Родители обсуждали разные возможности.

Подумывали даже отдать меня: бабушки и дедушки были

готовы заботиться обо мне. Но в конце концов отвергли

18

эти мысли, решили, что должны растить и воспитывать

меня самостоятельно. Они сумели преодолеть свое горе и

решили сделать своего физически неполноценного сына

максимально, насколько это возможно, «нормальным».

Родители были глубоко верующими людьми. Они

продолжали считать: коль скоро Бог создал меня таким, то

для этого были свои причины.

Некоторые травмы заживают быстрее, если человек

движется. То же самое можно сказать о жизненных

трудностях. Предположим, вы потеряли работу. Или не

складываются личные отношения. Может быть, скопились

неоплаченные счета. Не портите себе жизнь сетованиями

на несправедливость выпавших на вашу долю испытании.

Лучше смотрите вперед. Может быть, вас ждет новая,

более интересная и хорошо оплачиваемая работа. А вашим

отношениям необходима встряска, или, как знать,

предстоит встреча с прекрасным человеком. Не исключено,

что финансовые трудности вдохновят вас на открытие

новых способов экономии и сбережений, и вы станете

богатым человеком.

Мы не всегда можем контролировать жизненные

обстоятельства. Многое происходит не по нашей вине.

Многое вы не и силах остановить. Можете либо

сдаться, либо продолжать бороться за лучшую жизнь. Я


советую нам понять: все происходит по определенной

причине. Все, что ни делается, все к лучшему.

В детстве я был убежден, что я — прекрасный

ребенок, столь же очаровательный и любимый, как все

дети на Земле. Я не понимал, что отличаюсь от других, не

сознавал, что в моей жизни будет много проблем. И это

счастливое неведение было моим благословением.

На нашу долю выпадает испытаний столько, сколько

мы в силах преодолеть. Поверьте мне, на каждую вашу

сложность и проблему приходится гораздо больше

благодати, чем вы можете себе представить. И с ее

помощью вы сможете преодолеть все на свете.

19

Господь

наделил

меня

поразительной

настойчивостью. Я получил от него немало даров. И очень

скоро убедился, что даже без конечностей обладаю

физической силой и хорошей координацией. Я был

неуклюжим, но о моем возрасте все дети таковы. Я был

проказником, как все мои сверстники.

Родители много занимались со мной, пытаясь

обучить более комфортному способу подъема, но я

настаивал на своем. Мама пыталась помочь мне,

раскладывал на полу подушки, чтобы я мог пользоваться

ими для подъема. А я научился подниматься, упираясь

лбом в стену и карабкаясь по ней. Но какой-то причине мне

казалось, что гораздо лучше упереться лбом в стену и

карабкаться по ней. Я все всегда делал по-своему, даже

если это было трудно!

В раннем детстве я мог пользоваться только головой

— наверное, поэтому у меня так быстро и сильно развился

интеллект (шучу!). Кроме того, шея окрепла, словно у

быка, а лоб стал настолько прочным, что его не взяла бы и

пуля. Конечно, родители постоянно беспокоились обо мне.


Как он сумеет себя прокормить? Как он будет учиться в

школе? Кто позаботится о нем, если с нами что-нибудь

случится? Как он будет жить самостоятельно?

Родительство вообще — дело нелегкое даже со

здоровыми детьми. Молодые родители часто шутят, что

первенцев нужно выдавать с руководством пользователя.

Но даже у доктора Спока ничего не написано о детях,

подобных мне. Со мной проблем было куда больше, чем со

здоровыми детьми. И все же я упрямо становился все

сильнее и здоровее.

Здравый смысл для нас — это одновременно и

благословение, и проклятие. Как и мои родители, вы

наверняка страшитесь будущего и беспокоитесь о нем. Но

часто то страшное, чего вы ожидаете, на поверку

оказывается совсем не таким ужасным. Нет ничего плохого

в том, чтобы заглядывать вперед и планировать будущее.

20

Но знайте: самые большие ваши страхи могут обернуться

приятным сюрпризом. Очень часто жизнь оборачивается к

лучшему.

Одним из самых лучших сюрпризов моего детства

стал контроль над моей крохотной левой ступней. Я

инстинктивно пользовался ею, чтобы отталкиваться,

лягаться, упираться и подтягиваться. Родители и врачи

считали, что этой крохотной конечностью можно

пользоваться еще активнее, поскольку на ней было два

пальца, но при рождении они срослись вместе. Врачи

предложили сделать операцию по разделению пальцев,

чтобы я мог пользоваться ими — держать ручку,

переворачивать страницы и выполнять другие функции.

Тогда мы жили в Мельбурне, где медицинское

обслуживание на самом высоком уровне. Мной занимались

лучшие профессионалы. Пока врачи готовили меня к

операции, мама сообщила им, что у меня почти постоянно

повышена температура. Они должны были внимательно


следить за тем, чтобы я не перегрелся. Она уже знала

историю другого ребенка без конечностей, который

перегрелся во время операции. У него серьезно пострадал

мозг.

Особенность моего организма служила предметом

для постоянных шуток в семье. Родители говорили:

Когда Никки холодно, утки просто замерзают. Но,

кроме шуток: если я много занимался, расстраивался или

долгое время оставался на ярком свету, у меня резко

подскакивала температура. Чтобы не перегреться, я должен

был постоянно следить за собой.

«Пожалуйста, внимательно следите за его

температурой», — сказала мама хирургам. Хотя доктора

знали, что моя мать — медсестра, они все асе отнеслись к

ее просьбе легкомысленно. Они успешно провели

операцию по разделению пальцев, но забыли о том, что она

им говорила. Из операционной меня вывезли мокрым,

потому что врачи не позаботились о моей температуре, а

21

потом стали снижать ее, обкладывая меня мокрыми

простынями, прикладывая к моему телу пакеты со льдом,

чтобы избежать опасности для мозга.

Мама была в ярости. Врачи на себе испытали

славянский гнев Душки!

И все же, когда я остыл (в буквальном смысле слова),

моя жизнь стала значительно лучше. Обретенные пальцы

стали большим подспорьем Они работали не так, как

надеялись врачи, но я приспособился. Удивительно, что

можно сделать с помощью крохотной ступни и пары

пальцев в отсутствие рук и ног! Операция и новые

технологии помогли мне освоить специальную

электронную инвалидную коляску, компьютер и

мобильный телефон.

Мне неизвестно, с какой проблемой боретесь вы. Я не

пытаюсь сделать вид, что пережил нечто подобное. Но

подумайте только, через что пришлось пройти моим


родителям после моего рождении. Представьте, что они

чувствовали, каким мрачным рисовалось им будущее.

Возможно, сейчас вы и не видите света в конце

вашего собственного темного туннеля, но знайте, мои

родители не представляли, что их жизнь может быть

счастливой. Я это знаю. Они не представляли, что их сын

сможет не только жить самостоятельно и сделать карьеру,

но еще и стать счастливым и жизнерадостным человеком!

Большая часть страхов, которые мучили моих

родителей, так никогда и не сбылась. Растить меня было

нелегко, но, думаю, они скажут вам, что, кроме

трудностей, в нашей жизни было немало смеха и радости.

Вспоминая прошлое, могу сказать, что у меня было на

удивление нормальное детство, в котором я мучил своих

младших брата и сестренку точно так же, как любой

старший брат!

Может быть, сегодня жизнь поворачивается к вам не

самой красивой своей стороной. Вы сомневаетесь в том,

что когда-нибудь станет лучше. Говорю вам, вы и

22

представить себе не можете, какое счастье вас ожидает,

если вы не сдадитесь! Сосредоточьтесь на своей мечте!

Делайте все, что и ваших силах. У вас есть силы изменить

свои жизненные обстоятельства. Смело идите к

исполнению своей мечты, какой бы она ни была.

Моя жизнь — это роман, который еще только

пишется. Ваша жизнь — это ваш роман. Начните же писать

его первую главу прямо сейчас! Наполните свою книгу

приключениями, любовью и счастьем. Проживите ту

историю, которую сами для себя предназначите!




<< предыдущая страница   следующая страница >>