prosdo.ru
добавить свой файл
1
All you need is love


All you need is love

All you need is love, love

Love is all you need

The Beatles


Трасса S

Здесь Трасса S делала плавный поворот, повторяя береговые очертания острова. Подчиняясь безумному капризу архитекторов, гигантские железобетонные пальцы опор вздергивали дорожное полотно на многометровую высоту над судоходным шрамом Южного фарватера. Приближаясь к этому причудливому горбу, драйверы привычно нажимали на кнопки-клавиши-педали стремительно скользящих авто, снижая скорость до уровня разрешенных 40mph. Большинство из них, привычно доверившись автопилотам и спутниковой навигации, даже не замечали изменения параметров движения, включив свои разнообразные комм-средства и утонув в виртуале апдейтов глобалистских «вогов», «пентхаусов» и разных прочих «плейбоев». И хотя в рассветные часы и в моменты багровых закатов взорам могли бы открыться потрясающие морские пейзажи, пиковая нагрузка на магистраль приходилась на ночь. Все стремились миновать эти места под покровом равнодушной темноты.

Над шестнадцатью полосами хайвэя полыхнуло зарево огромной голо-рекламы, и мерцающие звезды бесцеремонно заслонила одинокая голова мачо в стетсоне. Бронзовый загар, белые зубы, голубые глаза, широкий подбородок с трехдневной щетиной — в процесс включились все безотказные штампы адвертайзинга.

Мачо тычком пальца сдвинул шляпу на затылок.

Достал из-за уха сигарету.

Щелкнул, прикуривая, невидимой зажигалкой.

Затянулся.

Сложил губы в двусмысленную «О»ральную фигуру — и… световые иглы проекторов судорожно заметались, рисуя выпущенное им кольцо дыма.

— ТАБАК ИХЭЮАНЬ, — многозначительно произнесло Лицо.

— И УЛЕТНЫЙ КАНАБИС ИЗ ТАЙБЭЯ, — очередной выдох нанизал второй дымный фантом на дорогу. В углу рта говорившего залегла каноническая мужественная складка. По мозгам ударил оргастический кодон, от которого все зрительницы в радиусе километра должны были кончить на месте.


— ЭТО СИГАРЕТЫ «МИНЬ»,

И…

ЕСЛИ…

ТЫ…

ДО СИХ ПОР…

НЕ ПОПРОБОВАЛ НАСТОЯЩИЙ КАЙФ…

За кадром сухо клацнул взводимый курок.

— Я ТЕБЯ УГОЩУ!

Мужик хищно прищурился — на передний план выплыл зловещий зрачок дульного среза.

— МУДАКА!!!

Последнее слово совпало с выстрелом. Фазированный звук искусственным эхом полетел к берегам. А вместо пули… розовой искрой мелькнула фигурка обнаженной девушки. Она сделала в воздухе сверхъестественно сложное сальто — луч лазера, отслеживая ее высший пилотаж, начертил на грифельной доске неба лого известного табачного бренда.

...LK быстро определилась с точкой приземления и пометила ее оптическим маркером. Ей понравился футуристический капот красного родстера. «ZZX… Мечта моя!» Телеметрия вывела ее точно на цель. Толстые подошвы прыжковых ботинок, сладострастно чмокнув, присосались к рубиновому карбону. Девушка сгруппировалась, погасив скорость. По обе стороны от нее, в ожидании команд, повисли управляемые лонжи.

«Время пошло!»

Минута топовых порталов в прайм-тайм стоила немерeных денег. С щедро оплаченного благословения хозяев Территории, в этой зоне Трассы реклама вбивалась в головы изнеженных транзитных потребителей вручную, без оглядки на тарифы, копирайты и прочую обременительную пургу.

В кабине сидел китаец. Скуластое лицо пряталось за флуоресцентным пластиком вирт-очков последней модели. Чайнамен самозабвенно серфовал в глубине виртуального пространства, его руки отбивали на баранке зажигательный ритм. Голос фальшиво гнусавил: «…love, love…».

— Эй, чен! — она щелкнула пальцем по толстому плексу модной примочки, — Очнись!

Китаез отшатнулся, сильно ударившись о подголовник. Очки съехали на нос. Ухватившись за рулевое колесо, он непонимающе заморгал.

— Мистер… — LK привычно перешла на пиджн, вытащила из обоймы на бедре продвигаемый продукт и изящно воткнула его в рот ошалевшего от неожиданности водителя. Сдернутая фирменная оболочка короткой вспышкой подожгла сигарету. — Попробуйте! Подарок от фирмы «Минь»! Такого нет в Красном Китае!


«Черт, время!»

— А не хотите… меня… потрогать? — девушка резко расстегнула пластиковый комбинезон телесного цвета. Под ним ничего не было. На гладком лобке мерцал зеленый иероглиф «Торопись», — Всего сотка юаней! Ну?

Желтолицый без долгих раздумий последовал предписанию, суетливо выдернул из кармана жетон требуемого номинала и потянулся к вожделенному. LK быстро схватила деньги.

«Зеро!»

«70 на 37,1. Дыхание стабильное. ОК».

Таймер обнулился. Голоэкран погас. Лонжи сдернули девушку с капота обратно в недосягаемый для лохов мрак.

*****

— Четыре пачки U2F. Я спешу.

— Стабильность — признак душевного здоровья… Не дергайся, — Джа тщательно считывал карманным ридером номиналы полученных от LK валют: дырявых жетонов юаней, кружевных фишек рупий, зеленых квадратов долларов, — Три… Только три пачки! Сегодня курс поплыл. Ты слышала? Арабы плеснули бизетом в Силиконовой долине! Все упало. Я не могу торговать ширевом себе в убыток.

Спрятав покупку в карман, девушка нахмурила брови:

— Джа, брось! Мне надо именно ЧЕТЫРЕ!

Они стояли на крыше старинного особняка. Над головами висел унылый промозглый октябрьский день, внизу тускло блестели зеркала затопленных улиц. Тихо гудела маникюрная машинка — пушер полировал ногти. Рядом с ним, довольно попыхивая льготными косяками, сидели два узколобых бодигарда. Хотя казенная спецура безжалостно травила частных наркодилеров, Джа, в отличие от всех, везло — даже дреды всегда оставались в целости. Ответ был прост - его отец служил начальником конвойной бригады и успешно отмазывал свое чадо от постоянно возникавших проблем. В эти времена никто не знал, что ждет его завтра…

LK посмотрела на монитор браслета: «80 на 37,8. Дыхание — уровень 1. Не до базара».

— Так что? Четыре упаковки. По рукам?

Торговец удовлетворенно осмотрел свои холеные пальцы, любуясь результатами процедуры, дыхнул на ногти и нежно провел ими по генеральскому сукну своего бушлата:


— Хер.

Время ускоряло свой бег.

— Слышь? А хочешь меня потрогать? — зиппер медленно опустился. Короткая куртка распахнулась. Девушка слегка расстегнула слип велкро своих «дизелей», — Может быть, договоримся?

Глаза торгаша сузились — от его взгляда повяло холодом вскрытых могил. Охрана, в предчувствии возможной халявы, заметно оживилась, мутная поволока их взоров сменилась плотоядным блеском.

— Ну? Баш на баш, — велкро хрустнул еще на пару сантиметров. Белизна нижнего белья сладко обожгла глаза троице.

Раста шагнул к ней, зашел за спину и запустил свою руку за пояс ее джинсов:

— М-м-м… Торчу от гладкой кожи. А это что у тебя такое? Железные прелести? Оууу?!!! — прыщавую рожу Джа исказила гримаса боли. Тонкая проволока врезалась в его ладонь, прижав ее к металлопластиковому доспеху, одетому на голое тело девушки.

— А это, ур-р-род… Подарок для рукастых козлов! Дернешься — и твои пальчики выпадут из моих штанин. Папаше пару месяцев придется горбатиться на транспланты. А ты потом… будешь до конца жизни дрочить… чужими пальцами… волосатыми… с обкусанными ноготками… Ну!!! ЧЕТЫРЕ! Yes? Под клапан-куртки-положи-медленно.

Пушер покорно вложил пачку в указанное место. LK ослабила стальной аркан и с наслаждением ударила расту рифленым каблуком по надкостнице…

Короткий разбег по грохочущему ржавому железу. Толчок. Глаза привычно искали место… приводнения. «Метра два, правее грифонов — там должно быть старое русло».

Она вынырнула на поверхность. Три фигуры маячили на самом краю крыши.

— Урою! Сука! — донесся сверху злобный визг.

Одинокий узкоглазый мародер, подрабатывающий дневным извозчиком, сидел в своей лодке и испуганно озирался по сторонам.

— Эй! — Она ухватилась за борт. — Плачу двести юаней! Надо быстро свалить отсюда!

Подвесной двигатель с готовностью кашлянул и подобострастно заурчал вместе со своим хозяином.

*****

Сквот, где обитала LK, находился на самом краю города, в бетонной коробке бывшего многозвездного отеля. Соседние дома не выдержали натиска наводнения, и теперь на их месте из-под воды выступали сломанные ребра стальной арматуры, щербатые челюсти лестничных пролетов, рваные вены коммуникаций. Все эти останки разбивались прибоем, постепенно превращаясь в печальные погребальные курганы.

Летом она часто сидела у окна своего пристанища и любовалась морем. Серебристое водное покрывало стелилось до самого горизонта. Далекие насыпные острова представлялись ей следами сказочного исполина, который, очнувшись, стряхнул с себя мусор прежнего бытия и ушел куда-то далеко. Забив на все. Наверное, в другие места, к другой жизни…

Из забытья ее обычно выводил пронзительный птичий гомон и звериный визг. Тонущий город постоянно сплевывал в море одинокие трупы, и когда их прибивало течением к курганам, в ожесточенную схватку за свой кусок мяса вступали разжиревшие на человечине бакланы и вечно голодные облезлые крысы.

Иногда в реальность приходилось возвращаться и из-за леденящего душу воя живущего тремя этажами ниже соседа — бывшего сапера, ветерана всех Четырех Южных Кампаний. Несколько лет тому назад его с бойцами, сверхсекретными продуктами военной биоинженерии, сдали противнику. Игроку за противоположным краем стола наскучили их сверхэффективные рейды. В финале партии — ущелье полное мин и неизвестного нейро-газа… Лейтенанту оторвало ноги и, истекая кровью, с полустертой памятью, он шептал: «А Два Резус Плюс, А Два Резус Плюс...». Кличка так и приклеилась к нему. А имя не помнил никто. Очередной эксперимент закончился. Предприимчивого генерала часто видят на бульварах Нью-Ниццы, а Юг так и остался большим безлюдным полигоном, на котором любой желающий за хорошие деньги мог реализовать все свои запрещенные фантазии на оловянных солдатиках, надеющихся только на скорую гибель и посмертную страховку для близких… Седого безумца подкармливала вся община сквота. Он почти не утратил своих специфических навыков. Мало кто из чужаков избегал его несущих смерть, взрывающихся ловушек или ускользал от чудовищных модифицированных рук.


… Ее разбудил холод. Огонь в печке догорал, развешанная одежда парила. LK привычно бросила взгляд на табло:

«Пульс 80. Температура 35,2. Дыхание — 3… Бля...»

Человек под ворохом одеял зашевелился. Отекшее лицо повернулось к девушке, потрескавшиеся губы разлепились с видимым усилием.

— Что-то мне хреново… Добавь, пожалуйста…

— Сейчас, — LK откинула плед, поправила датчики на теле друга, отодвинула провода, идущие к монитору, — потерпи, Тим.

Она зубами разорвала пачку и, достав пару дермов, наклеила их на локтевой сгиб больного.

— Холодно… Очень холодно… Все болит…

— От U2F быстрый приход. Скоро тебе полегчает.

Тим уже три недели был в таком состоянии. После очередного хакинга он попал в случайную ночную облаву, и, как всегда, нашлась какая-то сволочь, готовая купить себе свободу за чужой счет. Не обнаружив вещдоков, тройка «козлов» в сизых шинелях припаяла ему работы на радиоактивных могильниках. Пятнадцать суток — и тяжелая форма лейкемии прилипла к Тиму намертво. Вдобавок, когда LK забирала его, на КП какой-то рьяный партайгеноссе раздробил ему прикладом пальцы на руках. «Будезь знать Зе-Зе-Зе! Ззука!» — В ушах девушки до сих пор слышался звенящий паталогической ненавистью корявый говор.

— Извини, Элька! Непруха…

Он умирал.

— Все рулез, Тим! Хочешь двинуть на Таити?.. Пять сек!

Девушка раскрыла ранец со скудным багажом приятеля. Дека… Тач-пад… Очки… Спутниковый модем. Она быстро собрала все железо в живой организм, подключив кабель к аккумуляторам, купленным Тимом у спившегося военмора. Через миг в матричных линзах появилась сетевая заставка. Ближайшая рекламная пауза в новостной ленте — и LK была уже на туристическом портале, а еще через секунду виртуальный Тихий океан ласкал своим изумрудным языком белый песок пляжа…

Девушка надела очки на глаза Тима — и его губы сложились в подобие улыбки. Иллюзия разбавила наркотик, превратившись в последний гран счастья. Тишину нарушил тоскливый вой. LK стукнула по мертвой батарее отопления и, сквозь слезы, крикнула в темноту:


— Заткнись, а… Я тебя очень прошу!

Полусумасшедший калека замолк и, поскрипывая автомобильными протекторами, привязанными к культям ног, начал свой обычный ночной обход.

Неожиданно включился зуммер системы мониторинга. Элька съежилась, внутри нее все заледенело. Табло замерло:

«Пульс 0, Дыхание 0».

*****

… Она стояла на рифленом настиле трамплина. На индикаторе готовности меняло свой цвет одно деление за другим. Внизу машины раздвигали светом фар вязкую тьму. Вскрыв контейнер, LK высыпала серо-белый порошок на ладонь. Порыв ветра подхватил его и, словно прощаясь, бросил пепел Тима ей в лицо. Девушка облизнула губы.

«Все… Время вышло».

— Геноссе, — приземлившись, LK легко перешла на принятое в official-ru обращение, — попробуйте! «Минь»! Такого, наверное, нет в бункерах Столицы!

Она вытащила из обоймы сигарету и метко воткнула её в рот тучного затянутого в полувоенный френч водителя. Кисель напалма стекал по ее телу, оставляя дрожащие кляксы на светлой коже салона. Звякнул о бетон сначала один отстегнутый карабин… затем второй. Сдернутая фирменная оболочка ослепительной вспышкой озарила едущие рядом автомобили…

Голоэкран погас. Кино закончилось.

… Город тонул в предрассветных сумерках. Одинокая луна грязной лампой повисла на фонарном столбе шпиля Петропавловской крепости. На еле видимой Трассе «Скандинавия» блестели далекие аварийные проблесковые маяки…

…Love Is All You Need …