prosdo.ru 1

Книжное обозрение

© 1998 г.

Зубок Ю. А. СОЦИАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ
НЕСТАБИЛЬНОГО ОБЩЕСТВА. М.: Социум, 1998. 142 с.


Конкретно-историческая и социальная обусловленность процесса интеграции индивидов
в общество приобретает особое содержание в период социальных перемен. Общественная
нестабильность и системный кризис отрицательно сказываются на социальной интеграции,
не способствуют расширенному воспроизводству общества, его успешному развитию.

Масштабная социальная дифференциация, явившаяся следствием не всегда удачных
реформ, не сопровождается ростом реальных возможностей для успешной интеграции
целых слоев в общественные структуры. Дезинтеграционные процессы, затрагивая все
социальные группы, особо противоречиво сказываются на положении молодежи, вхождение
которой в общество и в более благоприятные периоды развития проходит не без социа-
лизационных кризисов. Изучение и преодоление таких противоречий является важнейшей
задачей социальной науки и практики.

В монографии Ю.А. Зубок предпринята разработка темы, требующей не ординарного
взгляда на многие сложившиеся теоретические концепции социальной интеграции и на
методы ее исследования. Рассматривая социальную интеграцию молодежи в более широком
контексте общественного воспроизводства, обобщая концептуальные положения отечест-
венной и западной социологии по проблемам социальной интеграции и конфликта приме-
нительно к условиям нестабильности, автор тем самым осуществляет системный анализ
интеграционных процессов в молодежной среде с учетом социокультурных изменений в
современном российском обществе.

Успешно разрабатывая целостный подход к изучению социальной интеграции молодежи
в нестабильном обществе, автор уделяет особое внимание анализу тенденции интегра-

ционных процессов в молодежной среде как фактора социальной стабилизации. Разработка

авторского подхода осуществлялась на основе уточнения понятия "социальная интеграция
молодежи" в его взаимосвязи с такими категориями, как "включение", "солидарность",
"самоидентификация". Под социальной интеграцией молодого поколения Ю.А. Зубок
понимает, "во-первых, характер связей между обществом как целым и молодежью как его
частью, возникающих в процессе включения этой социально-демографической группы в
социальную структуру, направленных на поддержание и воспроизводство устойчивых обще-
ственных отношений и целостности обществ. Во-вторых, совокупность процессов, опреде-
ляющих различные формы внутригруппового единства молодежи" (с. 20).

Представляются весьма обоснованными выводы об особенностях функционирования
интеграционных механизмов в нестабильном обществе и необходимости модернизации су-
ществующих концепций социальной интеграции в частности, в направлении использования
достижений современной конфликтологии. В этой связи новым является обоснование воз-
можности рассмотрения социальной интеграции в качестве способа рационализации кон-
фликта между молодежью и обществом (с. 34).

Проблематика социальной интеграции в книге тесно связана с ключевыми вопросами
стратификации общества. Показано, что усугубляющаяся социальная дифференциация де-
терминирует многообразие социальных противоречий и конфликтов. С точки зрения роли и
места молодежи в общественном воспроизводстве, автором предложена оригинальная
типология специфически молодежных конфликтов. Используемые основания этой типоло-
гии вполне применимы и для исследования более широкого круга молодежных проблем.

Логика научного поиска привела автора к необходимости рассмотрения не только
интеграционной, но и другой, противоположной модели реализации конфликтов. На основе

144

анализа диалектики интеграции и дифференциации в работе определяется место процесса

социального исключения молодежи как противоположности интеграции. В заслугу автору
можно поставить разработку этой малоизученной в отечественной социологической лите-
ратуре категории. Она важна не только для углубления целостного авторского подхода, но
имеет самостоятельное значение, ибо в кризисном обществе часто приходится сталкиваться
с различными проявлениями социального исключения молодежи.

Рассматривая социальное исключение и как процесс, и как социальный статус, автор
монографии выстраивает классификацию форм социального исключения молодежи, прово-
дя при этом анализ соотношения социального исключения с такими смежными понятиями
как "отчуждение", "возрастная дискриминация", "маргинализация". Сопоставление общего
и особенного в этих понятиях позволяет впервые дать четкое определение формам со-
циального исключения (с. 65).

На мой взгляд, контаминация стабилизационного и конфликтологического подходов
позволила автору монографии избежать односторонности в рассмотрении сложной проб-
лемы, осовременить ее исследовательский арсенал, аргументировать выводы об особенно-
стях интеграции молодежи в условиях нестабильного общества.

Обращает на себя внимание удачное сочетание теоретического изучения и глубокого
эмпирического анализа, проделанного на основе представительных социологических иссле-
дований. Анализ эмпирических данных позволяет осуществить проверку теоретической
концепции и одновременно углубить ее путем более детальной разработки проблем направ-
ленности и устойчивости интеграционных процессов. Этому посвящена вторая глава книги.

Опираясь на существующие в современной социологии концепции социального поведе-
ния, автор предлагает собственную типологию интеграционного поведения молодежи в
такой важной сфере как материальное производство. Исчерпывающий анализ позволяет

обосновать важный вывод об усилении влияния социально-регулируемой составляющей

интеграционных процессов в условиях социальной нестабильности. Однако основная детер-
минанта стабильности видится не в стремлении к бесконфликтному обществу, а в рацио-
нализации конфликтов, направляемых от дезинтеграции к социальной интеграции.

В целом рецензируемая книга важна еще и тем, что способствует более полному и
обоснованному представлению о тех смежных проблемах, которые должны стать предме-
том анализа социологов и поэтому она интересна для исследователей, размышляющих над
ключевыми вопросами социальной теории и в частности социологии молодежи.

В более детальной разработке нуждаются социокультурные, этнокультурные и социаль-
но-психологические аспекты интеграции, роль социальной интеграции молодежи в устойчи-
вом развитии общества, формы и методы социального регулирования интеграционных про-
цессов в молодежной среде, оценка их эффективности.

Заложенные в исследовательской концепции возможности теоретического моделирова-
ния устойчивости интеграционных процессов и содержащиеся выводы могут быть использо-
ваны при подготовке целевых программ по проблемам молодежи. Книга окажет помощь и в
преподавании курса социологии, социологии молодежи и методики социальной работы.

А.И. КОВАЛЕВА,

доктор социологических наук,

заведующая кафедрой социологии

Института молодежи

© 1998 г.

А. М. Мирзабеков. РЕГИОНЫ - ЭКОНОМИКА, СТРАТЕГИЯ, БЕЗОПАС-
НОСТЬ. M.: Центрполиграф, 1998.318 с.


Ни один регион бывшего СССР не претерпел в 90-х гг. таких ощутимых перемен, как
Северный Кавказ. Разлом единой национально-экономической общности региона, кажется,
стал необратимым, что приковывает к нему внимание видных экономистов, социологов и
политологов. Появление объемной монографии A.M. Мирзабекова, работавшего в течение

145

последних десяти лет председателем правительства Республики Дагестан, - ответ местных

исследователей на научный интерес к Северному Кавказу и к Дагестану, в особенности.

Автор поставил задачу рассмотреть комплекс вопросов, связанных как с развитием
региона, так и России в целом. Он проанализировал проблемы, связанные с изменением
форм собственности, финансового дефицита, а также их влияние на степень безопасности
жизни жителей региона. По его мнению, перед руководителями субъектов Федерации стоит
альтернатива выбора между тенденциями транснационального и национально-государствен-
ного развития, что по сути является перефразировкой известного марксистского положения
("тенденции наций к развитию и, одновременно, к сближению"). Перед автором эта альтер-
натива не стоит: "Транснациональная форма с тенденцией к космополитизму, - пишет он, -
практически делает неактуальной проблему государственного экономического регулиро-
вания, в каких бы формах оно ни осуществлялось. Национально-государственная форма при
всех ее негативах направлена на конституирование культурных и социальных особенностей,
на преодоление социально-экономического неравенства людей и этнических сообществ.
Только в ее рамках возможна реализация социально-культурных приоритетов экономи-
ческого развития".

Решающим фактором государственного строительства, по его мнению, является нацио-
нальный дух народа-строителя. Каждому народу принадлежит та земля, которую он сумел
закрепить за собой в ходе исторического процесса. Каждый народ формирует свою жиз-
недеятельность, передавая ее следующим поколениям и обеспечивая ее безопасность.

Данные проблемы особенно обостряются в переломные моменты истории, каким являет-
ся процесс реформирования экономики России. Постепенное накопление нерешенных проб-
лем привело к обострению общественных противоречий, возрождению национализма,
шовинизма и некоторых других негативных явлений (с. 7).

И все же стабильность в Дагестане сохраняется, поскольку пройденный после 1991 г.

путь - это не только издержки, но и опыт, хотя и очень дорогой, в понимании необходимос-
ти выработки более эффективной стратегии социально-экономического развития респуб-
лики:

В этой связи автор анализирует различные аспекты жизни Дагестана, включая эконо-
мику, народонаселение, безопасность, положение в социальной сфере, которое, по мнению
A.M. Мирзабекова, довольно плачевное. Значительную часть составляют труднодоступные,
а в зимний период - практически недоступные горные районы. В этих условиях особое
напряжение испытывает социальная сфера: образование, здравоохранение, культура, трудо-
устройство населения и т.д. Их обеспечение, хотя бы на уровне минимальных потребностей,
всегда было в центре внимания руководства республики. Пока руководителям Дагестана
удается удержать общество в состоянии стабильности. Но в настоящее время из-за крайне
тяжелого положения р экономике и недостаточности финансирования социальной сферы
хрупкая стабильность может быть нарушена.

Существуют проблемы и в области занятости. Дагестан традиционно был регионом с
избыточностью трудовых ресурсов. Это положение значительно обострилось: во-первых, в
результате резкого сокращения производства в республике; во-вторых, из-за огромного
притока беженцев; в-третьих, из-за прекращения "отхожего" промысла для жителей
Дагестана. В результате на учете в органах службы занятости по состоянию на 1.06.1997 г.
состояло 67 тыс. безработных. Уровень безработицы, зарегистрированный органами
службы занятости, составил 8,2% против 3,4% в среднем по РФ.

При группировке регионов России по соотношению численности безработных и пот-
ребности в рабочей силе Республика Дагестан стабильно попадает в группу, где это соот-
ношение находится на уровне более 1000-1200 человек на 100 вакансий, при аналогичном

соотношении в Москве - 50-60, Вологодской области - 600-800, Ярославской - 400-500.


В Дагестане на одно свободное рабочее место претендуют 104 безработных, состоящие
на учете в службе занятости (против 10 человек по РФ). Еще более тяжелое положение
отмечается в сельской местности, особенно в приграничных с Чеченской Республикой и
Республикой Азербайджан районах, где уровень зарегистрированной безработицы состав-
ляет 28%, а на одно вакантное место претендуют от 100 до 250 безработных.

146

Многие из работников, числящихся на предприятиях, ежемесячно находились в вынуж-
денных отпусках по инициативе администрации без сохранения заработной платы, работали
в режиме неполного рабочего дня. Число таких "работающих безработных" составило
114 тыс. чел., или 17,6% от общей численности работающих. К тому же не менее 70 тыс.
граждан трудоспособного возраста, проживающих в основном в сельской местности, не
обращаются в службу занятости.

В целом общий объем безработных в Дагестане, определяемый по методике Между-
народной организации труда, составил на середину 1997 г. около 200 тыс. чел., или 24%
экономически активного населения против 9,3% в среднем по РФ.

Учитывая, что в численности зарегистрированных безработных молодежь до 29 лет со-
ставляет почти 60%, а удельный вес лиц моложе трудоспособного возраста в 2 раза выше,
чем в среднем по РФ, проблема занятости населения в Республике Дагестан в перспективе
будет еще более усугубляться за счет активного вступления в рабочий возраст под-
ростковой молодежи.

Самым печальным результатом последних лет является резкое ухудшение жизнен-
ного уровня населения, не прекращающийся рост безработицы, увеличение доли бед-
ных, растущая дифференциация между наиболее и наименее обеспеченными слоями населе-
ния.

Абсолютное большинство населения находится практически за чертой бедности. Сред-

няя заработная плата работающих граждан в 2,7 раза ниже, чем по Российской Федерации, и

в 1,8 раза ниже, чем в соседних регионах Северного Кавказа, и тенденция к увеличению
разрыва продолжает сохраняться. При этом, если в целом по народному хозяйству размер
заработной платы в республике составляет 39,6% от среднероссийского, то в сельском
хозяйстве, промышленности, на транспорте и строительстве, в которых занято более 66%
общей численности работающих, она составляет лишь 22-32% к соответствующим отраслям
Российской Федерации (с. 158).

Автор утверждает, что в целом за последние 5-7 лет численность занятых в экономике
республики уменьшилась более чем на 7%, а численность трудовых ресурсов, напротив,
возросла на 14%, в результате чего доля лиц, не занятых в общественном производстве,
возросла уже до 30% трудоспособного населения. Положение дел усугубляется еще и тем,
что около 30 тыс. бывших "отходников", многие годы зарабатывавших трудом в различных
регионах России и бывшего Союза, оказались лишенными возможности выезда на работу за
пределы республики, а в саму республику интенсивно прибывают беженцы и вынужденные
переселенцы.

Сложившаяся в сфере занятости ситуация еще более осложняется тем, что Министерство
труда и социального развития РФ обеспечило в 1996-1997 гг. покрытие недостающей части
расходов на поддержку безработных лишь на 24%.

Положение усугубляется большой демографической нагрузкой. Дело в том, что состав
дагестанской семьи более чем вдвое превышает средние показатели по России, при этом
многодетные семьи составляют более 40%.

Самыми многочисленными являются социально уязвимые категории населения: дети,
пенсионеры, инвалиды, а это почти половина населения республики. Следствием этого
является самый высокий в России показатель демографической нагрузки: на каждую тысячу
трудоспособных граждан приходится около тысячи иждивенцев.

Ситуация, сложившаяся в Дагестане, довольно драматична. Она в общем-то известна

и нет смысла повторять тезисы, с которыми постоянно выступает другой известный
политик (Р. Абдулатипов). Важно выяснить, что же предполагается для выхода из кризиса.
A.M. Мирзабеков обосновывает свои предположения по этой проблеме (с. 159).

Автор книги довольно профессионально доказал, что неучет федеральными властями
особенностей регионов, в т.ч. Северного Кавказа — одна из главных причин напряженности.
Чтобы избежать ухудшения социальной обстановки он, наряду со ставшими уже баналь-
ными требованиями (увеличить финансирование республикам, прекратить антикавказскую
кампанию), выдвигает обоснованные предложения. К ним относятся:

1. Реальные меры по социальной ориентации рыночных реформ. Нельзя больше допу-

147

скать реализацию реформационных мер самих по себе, без учета социальных результатов и
долговременных последствий.


  1. Предотвращение тенденций, связанных с ухудшением положения населения, экономи-
    ческой безопасностью республики. Любое решение Правительства должно анализироваться
    на предмет соответствия этому требованию и не приниматься в случае возможных
    негативных последствий для жизни населения республики.

  2. Отработка новой, современной системы финансирования, ориентированной на учет
    социальных результатов; практически речь идет о формировании системы "социальных
    финансов" в республике, что означает не просто улучшение отдельных параметров со-
    стояния социального обеспечения населения, а полную и последовательную ориентацию
    финансовой системы республики на решение социальных проблем.

  3. Расширение каналов и источников финансирования социальной сферы путем не толь-
    ко увеличения бюджетных ресурсов, но активным привлечением внебюджетных средств.

  4. Установление жестких отношений (на основе договора) между Центром и субъектами

    Федерации по поводу размеров дотационного бюджета.





  1. Активизация процесса создания учреждений социальной сферы различных видов
    собственности (негосударственных).

  2. Комплексное решение проблем реформирования социальной сферы в увязке с
    совершенствованием системы налогообложения.

  3. Обеспечение управляемости процессами развития социальной сферы.

  4. Разработка и введение в действие системы социальной экспертизы, предусматриваю-
    щей введение в технологию принятия решений по проблемам реформирования специальных
    мер по контролю за обеспечением их социальной направленности (с. 314).

Монография A.M. Мирзабекова выгодно отличается от появившихся недавно книг о
регионах (см., напр., Кириллов А.Д. Урал: от Ельцина до Ельцина. Екатеринбург: Изд-во
Уральского ун-та, 1997). Владение материалом (автор - ныне президент Фонда поддержки
регионов) позволило ему более подробно высветить социальные проблемы, характерные
для такой многонациональной республики, каким является Дагестан.

А.В. ДМИТРИЕВ,

член-корреспондент РАН;

Д.А. КЕРИМОВ,

член-корреспондент РАН

© 1998 г.

Томилов В. Г. ШКОЛА И ОБЩЕСТВО. Иркутск, 1997.

В относительно небольшой по объему монографии поднимаются не утрачивающие своей
актуальности проблемы взаимодействия общества со школой. Под определением "школа"
автор нередко понимает не только конкретное образовательное учреждение, но и опре-
деленный социальный институт, имеющий культуросозидающее значение в жизни общества.
При этом В.Г. Томилов дает свое толкование социальным отношениям как "преоб-
разованной форме общественных отношений, интегрированной индивидами или общностя-
ми в процессе совместной деятельности..." и через эту призму советует рассматривать

социальный опыт решения школьных проблем на разных этапах развития человечества.


Он обосновывает тезис о том, что для эффективного управления школой необходимо
познать ее как целостную систему, увидеть всю совокупность школьных связей со всеми
сферами общественной жизни. Подобный уровень анализа дает только историко-социо-
логическое исследование, ибо общеобразовательная школа, несмотря на педагогическую
специфику, функционирует и развивается согласно общесоциологическим законам в связи с

148

интегрированностью в исторический процесс. Представляет интерес авторский анализ
исторического развития и становления учительства Сибири и Иркутской области, его
социального статуса и профессионального престижа. Поучителен для современных государ-
ственных деятелей опыт Российской империи, когда выпускникам учительских институтов
предоставлялись все установленные права и льготы, передававшиеся в учительских семьях
по наследству. После четырех лет работы учителя, будучи чиновниками 10 класса, полу-
чали звание "Личный почетный гражданин".

В.Г. Томилов выделяет в числе особенностей школы как института социализации, ее
опережающую деятельность, позволяющую прогнозировать развитие социальных, экономи-
ческих, культурных процессов в обществе. На мой взгляд, только нежелание сопоставить
образовательную практику в развитых странах Европы, Америки, Тихоокеанского региона
и нашу современную социальную политику в области образования позволяет новым руко-
водителям министерств общего профессионального и высшего образования искать пути
сокращения бюджетного финансирования образовательной системы, соглашаться с реко-
мендациями и решениями правительства. Им лучше, чем кому-либо ясно, каковыми будут
необратимые социальные последствия таких непродуманных действий. Сегодня можно
утверждать о тенденциях криминализации состава студентов и выпускников юридических и

экономических факультетов учебных заведений, где широко внедрена система платного

обучения.

В III главе "Школа как объект и субъект социального управления" автор критикует
устаревшее толкование "школоведения" только как "отрасли педагогики, исследующей
содержание и методы управления школьным делом, раскрывающим особенности систем
руководства школой, организации ее работы" (БСЭ изд. 3, т. 29, с. 427).

Выделяя 2 типа законов школьного управления: законы функционирования и законы
развития, автор дает определение школьного управления как "целенаправленное воз-
действие субъекта управления на школу как систему для обеспечения оптимальных условий
ее функционирования и развития на основе познанных социальных закономерностей и
ценностей" (с. 65). Анализируя методы социологических исследований школьной практики,
автор рекомендует учитывать ее специфику - возрастные особенности школьников, меж-
личностные отношения в учительском коллективе, взаимоотношения учителей и учащихся;
. определяет условия, дающие учителю экономическую независимость - необходимый уро-
вень материального вознаграждения; предлагает распространить этот же дифференциро-
ванный принцип и на зарплату учителей, ибо только так можно стимулировать педаго-
гический поиск, профессиональный рост учителей; рекомендует активнее использовать
хозрасчетные возможности деятельности школы - доходы школьных кооперативов, от
реализации продукции школьных мастерских, социальной деятельности учащихся.

Однако, на мой взгляд, это уже освоенное прошлое, ибо в настоящее время школы
нового типа в своем абсолютном большинстве привлекают средства как родителей, так и
различных спонсоров, оказывают всевозможные платные образовательные услуги.

Можно высказать некоторые предложения, учет которых в последующем был бы
желателен и полезен. Думаю, глава о социальном статусе и профессиональном престиже

школьного учителя должна быть дополнена данными новых исследований социального

статуса учительства.

Вызывают сомнение некоторые рекомендации, содержащиеся в книге. Так, вряд ли целе-
сообразно считать основной задачей общеобразовательной школы в многонациональной и
поликонфессиональной России воспитание человека, "неуклонно следующего моральным
нормам христианской культуры" (с. 5). Думается, был бы полезным анализ школы как
объекта и субъекта социального управления в конкретных условиях рыночного или транс-
формируемого общества.

Ф.Г. ГАРИФУЛЛИНА,
доктор социологических наук

149