prosdo.ru 1
    1. Закономерности функционирования и тенденции


    2. развития высшей школы в экономике знаний



          1. Ищук Татьяна Леонидовна (tana.i@mail.ru),

    3. к.э.н., доцент Томского государственного университета

Аннотация: В статье на основе основных характеристик экономики знаний (актуализация знаний, инноваций, ИКТ, как факторов экономического развития; индустриальность; глобальный характер; электронизация операций во всех сферах общественной жизни; существенное изменение отношений обмена; актуализация роли личности), выявлены закономерности и тенденции развития высшей школы, которые дают возможность определения основных направлений ее дальнейшего развития.

Для выявления закономерностей и тенденций развития высшей школы в экономике знаний, определимся с терминами «закономерности» и «тенденции». Под закономерностью понимают «обусловленность объективными законами», либо «существование и развитие соответственно законам», либо «логически обоснованная последовательность, регулярность чего-либо».1 Объективными являются законы развития природы, общества и человеческого мышления. В идеале субъективные законы (юридические законы) не должны противоречить объективным законам. Следовательно, закономерности складываются в результате действия объективных законов, учитываемых или игнорируемых обществом, в определенный исторический этап, либо в результате логически обоснованной последовательности проводимых на регулярной основе мер. Известно, что игнорирование объективных законов применительно к какой-либо системе, объекту, нарушает их устойчивость и неизбежно приводит к их разрушению.

Тенденция означает «направление в движении или развитии чего-либо».2 Следовательно, закономерности порождают определенные тенденции. Зная основные характеристики экономики знаний, можно выявить закономерности и тенденции развития высшей школы и соответственно определить направления дальнейшего ее развития.


Известно, что знания порождают информацию и инновации, которые стремительно распространяются, создают синергетический эффект внутри социально-экономической системы страны и за ее пределами. Соответственно закономерностью является возрастающее влияние человеческого капитала, как одного из факторов производства, на социально-экономическое развитие общества. В этой связи характерной тенденцией стала недооценка в течение длительного времени (с начала 90-х годов XX века, вплоть до последнего времени) значимости развития человеческого капитала и приоритет сырьевой направленности экономики. Результатом стало несоответствие российской высшей школы фазе постиндустриального развития, так как реальная ситуация характеризуется стремительным изменением внешней среды и соответственно требованиями общества, студентов, работодателей, которые опережают развитие системы высшего образования. Следовательно, система высшего образования не готова к использованию выгод, которые дают формирование и применение знаний. Последствием этой тенденции будет дальнейшая маргинализация общества.

Закономерностью является и наличие длительного временного лага с момента изменения приоритетов государственной политики (национальный приоритетный проект «Образование») и возникновением положительных тенденций. Здесь действуют объективные законы человеческого мышления: медленная перестройка общественного сознания, которое в широком смысле включает в себя общественно-политические взгляды и теории, правовые взгляды, науку, философию, мораль, искусство, религию.

Закономерностью является и проявление эффекта от вложений в образование в будущем. Известно, что эффект от вложений в образование (материальный и нематериальный) проявляется в отношении конкретного человека постепенно в течение жизни: повышенные доходы по сравнению с работниками, не имеющими высшего образования; самореализация, социальный статус, карьерный рост и пр. В этой связи в числе обсуждаемых проблем рассматривают переизбыток специалистов с высшим образованием по определенным специальностям (экономисты, юристы) и недостаток специалистов технического профиля, особенно в области ИКТ. Такая тенденция действительно имеет место, но является ли избыток специалистов с высшим образованием проблемой?


Отечественные прогнозисты подсчитали, что к 2015 году в стране будет востребован лишь каждый третий выпускник с высшим экономическим или гуманитарным образованием. Причем, это общая проблема в странах СНГ – система обучения не способна адекватным образом реагировать на запросы рынка труда. Аналогичная ситуация в той или иной степени свойственна практически любой стране мира. По мнению члена общественной палаты, профессора МАРХИ, В.Л. Глазычева «планировать выпуск под конкретные специальности все более бессмысленно. Пытаться планировать можно под известные компетенции, включая способность самостоятельно усваивать знания и, в первую очередь, умения. Понятие «специальность», вынесенное в диплом, абсурдно дважды. Один раз потому, что в большинстве случаев учат по шаблонам многолетней давности, и в ходе деятельности происходит некоторая специализация. Другой раз по той причине, что в течение жизни человек может менять и совмещать множество специализаций». [1]

Именно поэтому людей с высшим образованием может быть больше, чем конкретных рабочих мест для них. Высоко образованный человек – уже ценность для общества. Идеальный вариант, если бы все граждане получали высшее образование, но получение его не было бы жестко связано с обязательным трудоустройством по приобретенной специальности. Очевидно, что такой подход даст и наибольший экономический, политический, социальный эффект. С другой стороны, в этот идеальный вариант не вписываются граждане, которые по своим природным данным, либо по уровню общеобразовательной подготовки не способны осваивать программы высшего учебного заведения. Такова закономерность – изначальное (с рождения) неравенство людей по происхождению, по уровню благосостояния, по способностям и пр.

По оценкам специалистов требования экономики определяют следующее соотношение подготовки работников и специалистов начального, среднего и высшего профессионального образования: 60% – 25% – 15%. Но на сегодня у граждан современной России сформировался совсем иной потребительский запрос к получению будущей специальности: 5 % (НПО), 20 % (СПО) и 75 % (ВПО). [2] Как видно, у россиян есть стремление к идеальному варианту. В этой связи очевидна целесообразность взаимодействия учреждений профессионального образования всех уровней с подразделениями Министерства труда и социального развития РФ с целью разработки обоснованных реальных прогнозов подготовки специалистов, необходимых для экономики. В этом случае более обоснованными будут вложения бюджетных средств в подготовку кадров в рамках госзаказа, и другие каналы (средства граждан, предприятий, организаций и объединений) финансирования профессионального образования.


Вторая характерная черта экономики знаний – это ее индустриальность, так как требуется дополнительное производство новой ИТ-техники, а производство традиционных промышленных товаров ускоряется под действием инновационных технологий. Закономерностью являются очевидные и неоспоримые выгоды, которые дает высшее образование, создание и применение новых технологий и научно-технических достижений, большинство которых являются результатами университетских фундаментальных и прикладных научных исследований, обеспечивающих повышение производительности труда во всех применяемых сферах деятельности. С другой стороны, наличие высококвалифицированных специалистов позволяет использовать такие технологии, что также способствует повышению производительности труда.

Характерной тенденцией в данном случае является игнорирование правительством России в течение длительного времени указанных выгод, в связи с ориентацией на групповые интересы субъектов экономики, причастных к распределению природной ренты в условиях благоприятной конъюнктуры цен на сырьевые ресурсы. Такое поведение в принципе согласуется с теорией общественного выбора К. Эрроу, в частности «теоремы о невозможности», то есть отсутствии рационального правила общественного выбора, учитывающего мнение всех членов общества. К. Эрроу делает вывод о том, что рациональный общественный выбор не может быть компромиссным.

Результатом такого выбора (предпочтение сырьевой направленности российской экономики) стала тенденция резкого сокращения объема проводимых научных исследований, мизерной доли их в мировом рынке научно-технических открытий и достижений, утечки профессорско-преподавательского состава вузов за рубеж и в коммерческие структуры, снижения качества образовательных и научных услуг.

На данный момент развитие наукоемких технологий становится одной из приоритетных задач формирования новой экономической политики в нашей стране. Для ее реализации необходимы специалисты новой формации, подготовку которых должны обеспечить российские вузы. Поэтому попытки объединить усилия научного и бизнес-сообщества в этом направлении получают все большую актуальность, что дает возможность и увеличения притока внебюджетных средств. Соответственно в предпринимательской стратегии вуза требуются мероприятия по адекватному и своевременному реагированию на изменение условий бизнес-среды и технологий в отношении квалификации персонала при реализации тех или иных задач бизнеса.


Переход к рынку изменил статус высшей школы: она стала субъектом рыночных отношений. Несмотря на специфику рыночных отношений в системе высшего образования (образовательные и научные услуги вузов являются частично общественным благом), закономерностью является формирование рынка образовательных и научных услуг высшей школы. В этих условиях характерными тенденциями стало развитие предпринимательской деятельности высшей школы, многоканального финансирования, формирование инновационной и информационной инфраструктуры вузов, развитие конкуренции (государственные, негосударственные, корпоративные, федеральные, национальные исследовательские, муниципальные вузы). В этой связи требуется оптимизация существующей структуры высшей школы.

Третья характерная черта экономики знаний – ее глобальный характер. Закономерностью является углубление процессов интеграции, международного разделения труда, специализации и кооперации. Глобализация высшего образования в современных исследованиях [3, 4] рассматривается как процессы роста взаимозависимости и конвергенции национальных экономик, либерализация торговли и рынков, где господствует конкуренция, борьба за рынки образовательных услуг, транснациональное образование и коммерческая передача знаний. При этом происходит размывание и исчезновение национальных границ и моделей образования.

В условиях глобализации наиболее прибыльным является изменение коллективного и индивидуального сознания на основе новых ИКТ. Те, кому удается установить контроль над этой информационной плотиной, приобретают огромную власть в формировании общественного мнения и в корректировке моральных ценностей. Образование, являясь сферой производства сознания, делает университеты, хотя все еще замкнутые в национальном контексте, объектами геополитики. [5]

В этих условиях возникает необходимость формирования единого научно- образовательного пространства целых групп стран, например, европейского образовательного пространства или стран СНГ, направленного на создание образования без границ, что также является тенденцией развития высшей школы в экономике знаний. Соответственно при анализе образовательных систем различных стран необходимо учитывать взаимосвязь с современными внешними социально-экономическими и политическими процессами, синхронизацию развития национальных систем высшего образования и их готовность к выбору стратегий глобализации и интернационализации.


Четвертая характерная черта экономики знаний заключается в том, что подавляющая часть операций осуществляется в электронном виде, что приводит к созданию ранее невозможных виртуальных взаимоотношений и среды, способствующей внедрению нововведений. Закономерностью является причинная обусловленность явлений (детерминизм), которая создает основу для разумной, сознательной деятельности людей. Электронизация операций во всех сферах социально-эколого-экономической жизни требует соответствующего обучения и профессиональной подготовки людей. В современных условиях без знания основ ИКТ невозможно устроиться на самую простую работу, даже не требующую высшего образования, хотя работодатели предпочитают принимать на такие должности специалистов с университетскими дипломами. Отсюда сложилась устойчивая тенденция массовости высшего образования и, к сожалению, снижения качества образования.

Кроме того, учитывая сложность управления высшей школой и возможности, которые дают ИКТ, возникла необходимость разработки и внедрения системы «Электронный университет», что также следует рассматривать как тенденцию, связанную с электронизацией систем управления на разных уровнях, вплоть до системы «Электронное правительство».

Закономерностью является и изменение рынка труда в специалистах, вызванное информационными и инновационными аспектами экономики знаний. Возрастание скорости протекания процессов, вызванное информационной революцией, потребовало непрерывности и индивидуализации образования. В этой связи актуальными становятся виртуальные университеты. К 2020 году, численность обучающихся в них может превысить число студентов традиционных университетов, обучение в которых предполагает очную форму обучения.[6]

Пятой характерной чертой экономики знаний является существенное изменение отношений обмена: информация не выпадает из обмена, стремительно распространяется, создает синергетический эффект. В предыдущие исторические эпохи человек всегда зарабатывал, изменяя природу, теперь же люди перерабатывают информацию. Термины «информация» и «ресурсы» стали ключевыми словами для современного мироустройства. Высшая школа, как генератор знаний, информации и инноваций, играет важную роль в отношениях обмена информационными ресурсами. Так, явными особенностями информационного обмена являются: 1) Информация – объект собственности и обмена в товарном хозяйстве. При ее движении растет объем знаний вместе с количеством его носителей и параллельно, создаются возможности для генерирования нового знания. 2) Потребление информации тождественно формированию нового знания. Следовательно, знания растут по мере их потребления. 3) Информация легче передается от одного субъекта к другому, чем товарная продукция, поскольку, первый ее не теряет при этом. 4) Технические средства облегчают тиражирование. 5) Информация избирательна, то есть, будучи потенциально доступной, большому количеству людей, она не может быть реально усвоена ими из-за специфики личных способностей. Соответственно роль высшей школы в информационном обмене заключается не просто в передаче информации потребителям, но, в первую очередь, в создании нового знания, в совершенствовании способов передачи информации и воспитании культуры ее потребления.


Шестая характерная черта экономики знаний - актуализация роли личности со всеми вытекающими отсюда последствиями и для управления, и для стимулирования, и для образовательного процесса. Ученые рассматривают современного человека как главный информационный ресурс общества. В информационном обществе личность все в меньшей мере становится носителем человеческого капитала и все в большей степени – носителем человеческих информационных ресурсов.

Закономерностью в данном случае является подверженность знаний, как объекта собственности, старению. Знания могут приобретать рутинный характер в результате их постепенного износа, который происходит по мере повторения стандартных ситуаций, что приводит к потере части накопленных знаний.

Э. Тоффлер сформулировал закон старения, согласно которому «по мере ускорения темпов изменений, увеличивается скорость накопления утиля» [7]. Утиль представляет собой груз устаревших знаний. Следовательно, знания требуют соответствующего метода управления. Соответственно характерной тенденцией является формирование системы управления знаниями, которая открывает широкие перспективы, как для отдельных личностей, так и для общества в целом. В первую очередь создаются условия для быстрой адаптации к изменениям во внешней среде и снижению транзакционных издержек.

Характерной тенденцией является и существенное изменение взаимоотношений преподавателя и студента в образовательном процессе. В условиях многообразия и открытого доступа к информации преподаватель утрачивает монополию на знание. Роль преподавателя в образовательном процессе заключается во владении искусством интерпретации существующих концепций, общепризнанных теорий, признании многообразия существующих точек зрения и объективного их изложения. Студент со своей стороны превращается в активного участника образовательного процесса со своим умением поиска информации, творческого подхода к выполнению индивидуальных заданий и научно-исследовательских работ. По мнению академика РАО Геннадия Бордовского, которое полностью разделяем, лекционная система в будущем должна сохраниться, но она не будет главной. Для изменения технологии учебного процесса надо менять структуру аудиторного фонда и соответственно иметь большое количество компьютерных мест. Переходить на диалоговый режим обучения в малых группах по 2-3 человека. Профессор дает узловые проблемы, показывает их противоречия, а студент должен либо опровергнуть их, либо подтвердить, опираясь на информацию, которую он самостоятельно добыл в сети. При такой технологии обучения четко очерчена роль каждого ее участника: профессор – автор программы, отвечающий за ее качество; доцент – главный оценщик результатов обучения; ассистент – ежедневный помощник студента. Сейчас же эти роли часто не имеют своих границ со всеми вытекающими из этого последствиями для качества обучения.


И, наконец, общемировой тенденцией является движение к демократизации образования, то есть от элитарного образования к элитному. Представляется, что опорный каркас элитного образования составят формируемые федеральные университетские комплексы и национальные исследовательские университеты.

Использованная литература


1. Глазычев В. Л. Специальность или компетенция? [Электронный ресурс] // Российское экспертное обозрение. – Электрон. дан. – М., 2009. – URL: http://www. rusrev.rusrev.org/content/review/(дата обращения: 07.07.2009).

2. Клячко Т. Л. Переломный год не за горами: прогноз развития системы высшего профессионального образования на среднесрочную перспективу / Т. Л. Клячко //Учительская газета. – 2008. – 10 июня. – С.2-5.

3. Култыгин В.П. Глобализация социальных процессов в Европе. Социологическое измерение. / В.П.Култыгин, Д.С.Клементьев. – М.: МАКС Пресс, 2003. – 180 с.

4. The internationalization and strategic planning of high educational institutions/ Helsinki school of Economics and business administration 2007. [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – Режим доступа: http://hsepubl.lib.hse.fi/pdf/hseother/b33.pdf (дата обращения: 07.08.2009).

5. Полищук Л. Качество высшего образования в России: роль конкуренции и рынка труда / Л. Полищук, Э. Ливни // Вопросы образования. – 2005. – № 1. – С.70-86.

6. Будущее высшего образования. [Электронный ресурс]//Просвещение ИПК. – Электр. дан. – М., 2007. - URL: //http://www.prosv-ipk.ru/Enc.ashx?item=10635(дата обращения 25.10.2009).

7. Тоффлер Э. Революционное багатство / Э.Тоффлер, Х.Тоффлер: -- М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ПРОФИЗДАТ, 2008. – С. 160, 260, 275, 289


1 Словарь русского языка : в 4 т. / АН СССР, Ин-т рус. яз. ; под ред. А. П. Евгеньевой. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Рус. яз., 1983. – Т. 1: А- Й. – с. 530.


2 Там же, Т. 4: С - Я, с.352.