prosdo.ru
добавить свой файл
1



IX Всероссийская конференция

молодых исследователей

"Шаг в будущее"

с международным участием


Становление русской души по произведению

Шмелева "Лето Господне"


Россия, г. Красноярск


Владимирова Екатерина Сергеевна,

общеобразовательный лицей № 1, 11 Б класс


Научный руководитель:


Тришина Людмила Петровна,

учитель русского языка и литературы, общеобразовательный лицей № 1,

г. Красноярск


Становление русской души по произведению

Шмелёва «Лето Господне»

Владимирова Екатерина Сергеевна

Россия, г. Красноярск,

общеобразовательный лицей № 1, 11 Б класс


ВВЕДЕНИЕ

Работа посвящена исследованию процесса формирования русской души на примере произведения И.С. Шмелева "Лето Господне". Цель работы – определить авторскую позицию на процесс формирования души ребенка, души человеческой личности, сущности русской души через произведения Шмелева. В работе особое внимание уделено многогранности цветовых оттенков скорби, радости, веры и их влияния на формирование души.

Методы и приемы, которые использовались в работе, – это анализ жизненных ситуаций как объективных предпосылок для формирования определенных черт характера человека, его души, а также сопоставление философии Руссо, Толстого, Пушкина и Шмелева.

Выводы, к которым пришел автор данной работы, заключаются в следующем. Истосковавшись в безверии, народ ищет нравственную опору в своей жизни и находит ее в вере. Душа человека формируется под воздействием на нее сильных эмоциональных переживаний: веры, скорби и радости. При этом цвет души человека формируется в зависимости от того, в каких пропорциях будут находиться белый цвет веры, красный цвет радости и черный цвет скорби.

Процесс отдаления людей от церкви, начавшийся после казни Романовых в 1918 году продолжался изъятием церковной утвари на помощь голодающим (по приказу Ленина), взрывом храма Христа Спасителя, многих других храмов, церквей и соборов. К 1940 году осталось только 2 тысячи храмов, что в сорок раз меньше, чем в 1917 году. А в 1930г. церквам было запрещено звонить в колокола. Этот запрет длился до начала перестройки. В период «безверия» люди искали духовную опору, которая была выбита у них «из-под ног». Её сохранили отдельные личности, и именно вера была основой мироощущения многих русских писателей. И вот в 21 веке эту опору они ищут в вере, которая становится главным компонентом многих произведений, в том числе и Ивана Сергеевича Шмелёва, русского писателя конца 19 начала 20 века. Именно глубокая и беззаветная вера всех героев, и самого автора становятся «глотком свежего воздуха» в душном мире «безверия».


Шмелёв родился в Замоскворечье, в Кадашевской слободе, 21 сентября 1873 года в зажиточной купеческой семье. Дед писателя торговал лесом. Отец был подрядчиком – строил на Москве-реке мосты, купальни, паромы, бани, иллюминировал город в большие праздники. Мальчик растет в глубоко религиозной семье. «В доме я не видел книг, кроме Евангелия… и молитвенников… ещё были картинки, где изображались шествие душ по мытарствам, черти в огне, грешники, старающиеся выбраться из пламени. Это оставило впечатление страха и жуткой тайны», - так писал Иван Сергеевич в своей автобиографии. За маленьким Шмелёвым присматривал «дядька» Горкин. Оба они находятся среди людей «разного калибра и всякого общественного положения», подробно об этом Шмелев напишет в главе: «обед для «разных». Именно здесь, на своём дворе, он впервые познакомился с простыми мужиками. «Здесь я почувствовал любовь и уважение к этому народу, который всё мог… Здесь я узнал запах рабочего пота, дёгтя, крепкой махорки. Двор наш для меня явился первой школой жизни – самой важной и мудрой». В 1948 году в свет выйдет книга воспоминаний детства Шмелёва «Лето Господне» [1]. Что побудило почти восьмидесятилетнего автора написать книгу об этой светлой и беззаботной поре? Пожалуй, желание вернуть себя в жизненные истоки, почерпнуть спасительную веру из родной реки воспоминаний – и от того стать сильнее и спокойнее перед смертью.

В 1923году Шмелёв уедет в Париж и никогда больше не вернётся на родину. Именно здесь, вдалеке от отчизны, видя какой стала Россия «красная», впервые у Шмелёва появляется потребность воскресить образ прошлого. Ожившие воспоминания выступают как противовес новой России и чужой Франции. Автор напоминает о том, что было разрушено, что, возможно, навсегда утеряно Россией, и её народом. Шмелёв обращается к тому, о чём он хотел сохранить добрую, и светлую память. «В прошлом у всех нас, в России, было много живого и подлинно светлого, что, быть может, навсегда утрачено. Но это было», - писал Иван Сергеевич в письме своему другу. Живя за границей, Шмелёв захотел напомнить об этом «живом» русским людям, рассказать и подпитать этой крупицей русского тех, кто как и он живёт вдалеке от родины, от родного дома. Он стремится показать истинную Россию, нетленный её облик на фоне льющейся крови и творящихся беззаконий. Именно в этом Шмелёв находит своё призвание.


Самым главным в представлении Ивана Сергеевича бала православная вера, впитанная им с «молоком матери». Вера, которая в эмиграции оставалась единственным напоминанием о России, единственным утешением. Вера, которая строила и направляла всю прошлую многовековую жизнь, давала ей основу и подлинность. Последние стали стержнем национальной культуры и главным составляющим Русской души. Об этом – большинство статей и произведений Шмелева. Иван Сергеевич останется навсегда в памяти потомков как человек необыкновенно преданный православной России, как человек восхищающийся ею, и пишущий о ней. Шмелёв был и останется лучшим бытописателем, изобразителем национального характера. По сути, он станет последним писателем, который совместит в своём творчестве особенности старославянского стиля с легкостью чтения, и восприятия. Язык его произведений уникален: живой, особенный и неповторимый. Каждое употреблённое слово, каждая народная присказка дают ощущение реальности людей и описываемых событий.

Написание автобиографической повести «Лето Господне», ставшей своеобразной трилогией праздника, радости, скорби – явилось важной ступенью в творчестве Шмелёва. «Лето Господне» Иван Сергеевич начал писать в декабре 1927 года, с очерка «Наше Рождество. Русским детям», который был напечатан в январе 1928 года в парижской газете «Возрождение». Далее последовала целая череда других очерков, опубликованных различными парижскими журналами и газетами. А в 1930 году Шмелёв собрал их всех в «Лето Господне. Праздники».

Шмелев, сам того не замечая, идет вслед за философскими рассуждениями Руссо и Толстого о формировании человеческой личности, диалектики его души, особенностях души ребенка. "Во мне и ребенок, и юноша, и зрелый мужчина - все в одном", - говорит Л.Н. Толстой, следуя за Руссо, провозглашающего изменения характера ребенка как чистого белого листа, на котором жизнь "рисует" свои черты.

Действие романа не движется вперёд, а идет по кругу от праздника к празднику, от года к году. Композиция романа отражает календарный цикл праздников и обрядов: Великий пост, Благовещенье, Пасха, Рождество, Крещенье, Масленица. В конечном итоге, Рождество, написанное самым первым, оказалось далеко не в начале. Каждая отдельная глава являет обособленный от всего произведения кусочек жизни, что отражает собою единство и непрерывность бытия. Каждая деталь праздника подробно описывается и оценивается автором от лица маленького Вани, который только познаёт мир и для него всё это ново и волшебно.


В первой части «Лета Господне. Праздники» все мелочи, предметы быта, детали убранства, даже жизненные ситуации, разговоры внутренне связаны с идеей праздника. И Иван Сергеевич доносит до нас атмосферу благоговения – атмосферу праздника. Поскольку для Шмелёва важна каждая мелочь: и салфеточка, которую достают только на этот праздник, и «белоснежный ковер» с красными розами на рождество, – то все ритуалы, связанные с праздником, открывают истинный смысл празднества. Так на «Яблочный спас» покупают яблоки, потом их освещают в церкви. Многие ритуалы христианских праздников, тесно переплелись с языческими обрядами, которые чтут также рьяно, как и церковные (одно от другого стало почти неотделимо). Так и маленький Ваня Шмелёв принимает и впитывает мир в традициях «русского православия», поклоняясь богу и природе. Его «дядюшка» Горкин наравне с молитвами богу учит Ваню молитвам земле, солнцу. И мальчик воспринимает окружающий его неживой мир как одушевлённый: солнце «играет с ним, весёлое», яблоки «смотрят и улыбаются». Но не один Ваня воспринимает так природу. Все герои Шмелёва поклоняются природе и в то же время любуются ею.

Во второй - третьей части «Лето Господне. Радости. Скорби» писатель показывает человеческий путь и предначертанность, в которую он поверил в конце своей жизни. Здесь, в отличие от «Праздников», которые отмечал весь «мир», Шмелёв пишет о самом сокровенном, о том, что пережила его семья вне окружающего мира. Здесь мелочи, незначительные на первый взгляд, становятся знаками, через которые понимается предначертание («Все дивились, как рано цветут цветы, как сильно. И «змеиный цвет зацвёл», «Пустые торчат скворечники. А кругом по дворам шумят и шумят скворцы», собака «опять завыла» – все предвещает скорое несчастье), а человеческие отношения складываются в сложный рисунок семейной жизни. И все это несётся, как река к морю, к страшному событию жизни Ивана Сергеевича - смерти отца.

Таким образом, когда первая и вторая части повествуют о жизни по вере, третья посвящена достойной смерти верующего. В целом же, этот цикл и есть сама жизнь русских людей с их особенным восприятием мира.


Так в чём особенность русской души? Этот вопрос волновал многих людей. Начиная от Пушкина до современности, на него отвечают по-разному, но очевидно одно: существует какая-то тайна, загадочность, своеобразие русского человека.

Ещё Александр Сергеевич Пушкин говорил о составляющих души русской: вере и терпении. Действительно ли это так? Современные писатели и учёные тоже пытаются найти своё решение. Интересен в этой связи взгляд на проблему русской души Ивана Сергеевича Шмелёва. В цикле «Лето Господне» он пытается представить сущность русского человека, её составляющие, отличительные особенности и, наконец, её становление. И автор находит истоки национальности в единстве трёх компонентов: вере, радости и скорби.

Шмелёв пытается показать формирование нравственных начал в человеке. И три части повести символизируют собой триединство человеческой души.

В центре цикла Шмелёв помещает ребёнка, только что начинающего изучать и узнавать мир. Он постигает незнакомый ему мир совершенно один, с ним нет ни сверстников, ни «проводников», а есть только те, от кого он должен получать первые знания – его «учителя». Причина же обращения взгляда автора на детские годы обусловлена тем, что именно ранние впечатления оставляют отпечаток на всю жизнь, становятся основой духовного и творческого роста человека. Более того, одним из формирующих факторов характера, в том числе и русского, становятся радости, а радости - это в первую очередь праздники. И Шмелев в полной мере даёт нам почувствовать всю ту радость, которую приносят праздники Ване. Автор очень красочно описывает всё связанное с праздником: и разноцветные яички, и красочные пряники, и огромные масленичные блины. А как герой радуется мелким праздникам, будь то засолка огурцов или капусты, когда все «рубят капусту возятся в ней, едят сахаристые кочерыжки, которые так весело «хрупают» во рту»! У каждого праздника есть свои атрибуты: Новогодняя елка, пасхальный кулич, а у пасхи – пряник. Кроме этого, каждый праздник обладает своим цветом и запахом. Уксусом пахнет Великий пост, потому что масленицу выкуривают уксусным духом, Рождество пахнет пирогами и щами со свининой, а красная Пасха - своими разноцветными яичками. «Зажмуришься и вдыхаешь, - такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость – крепость – со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных тёплых кустов чёрной смородины…». Праздники помогают героям повести и людям вообще не забыться в суете мира, они заставляют очнуться и прикоснуться к вечности в эти мимолётные минуты.


Другой важной составляющей русского характера является вера. Вера окружает мальчика со всех сторон, она впитывается им вместе с пищей вместе с разговорами простых русских людей. И эта вера, которую с детства и до последнего вздоха пронёс в своём сердце Иван Сергеевич Шмелёв, в эмиграции часто становилась единственным утешением, единственным напоминанием о России. Вера, которая строила и направляла всю прошлую многовековую жизнь, давала ей основу, была стержнем русской души. Именно вера, по мнению писателя, формирует моральные принципы человека, является основополагающей чертой русского национального характера. Как начало духовного становления человека упоминается русская церковь. Наравне с церковью Шмелёв пишет и о ее служителях, об их витиеватых необычных характерах, причастности к таинству: «Великая глава Спаса: тёмная, в серебре, тяжёлая икона. На холстине Его несут. Певчие, в кафтанах, - цветных, откидных, подбитых, - и великое духовенство, в серебряных и злачёных ризах: причетники, дьяконы, протопопы в лиловых камилавках, юноши в стихарях, с рапидами: на золочёных древках лики крылатых херувимов, дикири и трикири, кадила…».

Третьей составляющей русского характера являются скорби, то есть все те разочарования и потери, которые переживает человек и, конечно же, ребёнок. Самой огромной потерей всей жизни главного героя стала потеря отца, который всегда выделялся своим добродушием, щедростью, умением по-настоящему любить, искренне верить. Его смерть в расцвете сил стала причиной истинного горя и неутешной человеческой скорби Вани на всю жизнь. Мальчик понимает, что истинное горе всегда затмевает все вокруг «нонче и праздник не в праздник нам».

Таким образом, Иван Сергеевич Шмелёв раскрывает особенности русской души через призму праздников, радостей, скорбей, сопровождающих судьбу Вани и других героев повести.

Читая это произведение, я не могла не почерпнуть что-то новое и вынести свое личное понимание Шмелёва, а точнее представление сущности русской души через его произведения. По моему мнению, формирование русской души отражает такая диаграмма. В центре находится ребенок или человек, на которого в разных соотношениях воздействуют вера радости и скорби. При этом вера белая – это спокойствие, размеренность. Цвет радости алый - это безумства, праздники, бешенство. Скорбь же черная – цвет горя, потерь, отчаянья. И от того, в каких пропорциях будут находиться эти цвета, зависит цвет души человека. Ярким примером этого может служить Пушкинский «Пир во время чумы», когда люди, потеряв веру, безумствуют на пороге смерти:


Как от проказницы Зимы,

Запрёмся также от Чумы!

Зажжём огни, нальём бокалы,

Утопим весело умы

И, заварим пиры да балы,

Восславив царствие Чумы.

В их сознания уже не проникает ничто:

Безбожный пир, безбожные безумцы!

Вы пиршеством и песнями разврата

Ругаетесь над мрачной тишиной,

Повсюду смертию распространенной!

Средь ужаса плачевных похорон,

Средь бледных лиц молюсь я на кладбище.

Увещевает их монах, у которого в душе ещё осталось место для веры.

Без веры красный цвет - это цвет безумства, буйства. Если есть вера, то белый цвет веры разбавляется красным цветом безумства, получая нежный цвет розового, принося с этим не безумие и буйство, а только радость и веселье. Также черный цвет горя разбавляется белым, получая серый, который не несет разрушительного горя и тоски, а только грусть и печаль.

У пирующих же смешиваются алый с черным, получая бордовый оттенок безумства и смерти. Со Шмелёвым и с другими верующими этого случиться не могло, так как у них была опора, поддерживающая их в горе и не дающая забыться в празднества. Здесь примером может служить Радуница, когда черный цвет горя и красные цвета безумного праздника смешиваются с белой верой и становятся розовым и серым, при этом они не несут уже с собой разрушительного горя и безумия, а лишь грусть и радость.

Именно поэтому все люди православной Руси жили спокойной и размеренной жизнью, так как вера была для них опорой, поддерживала, не давала оступиться и утопить «весело умы».

В заключение хочется отметить самые яркие стороны повести. Произведение Шмелёва «Лето Господне» - это очень точная иллюстрация дореволюционной России, которую так любил автор. Читая эту книгу, ближе знакомишься с бытом, нравами, традициями и обычаями той истинной России, проникаешься верой. В нашем сегодняшнем мире, подчинённом логике и здравому смыслу, со все ускоряющимся темпом жизни, в эру технологий именно спокойно-размеренный мир героев Шмелёва становится тем идеалом, которому хочется подражать. По мнению же самого Ивана Сергеевича, именно ускорение времени губительнее всего, ведь самая страшная трагедия всего его детства – смерть отца – происходит из-за стремления Сергея Ивановича (отца Вани) побыстрее доехать до места и сделать нужные распоряжения.


Кроме того, цикл знакомит с необычным стилем и языком писателя, собравшим в себя все особенности народной речи. Эта книга может стать хорошим подспорьем в жизни многих из нас. Но всё равно глубоко укоренившееся безверие не даёт нам до конца понять и полюбить произведения Шмелёва, в которых каждое слово, каждый жест дышит глубокой религиозностью и любовью к своему народу, к своей стране. «Лето Господне» - воплощённая в слове любовь к родине, причём любовь столь сильная, мощная, что способна воскресить прошлое, сделать его ощутимым и поразительно узнаваемым.

Повесть кончается молитвой и дорогою: «Постукивает тележка. Мы тихо идём за нею…» - это вечная вера русского народа во Христа и в свою тихую, но праведную роль в этом неизменном течении жизни…


Список литературы


  1. Шмелёв И. С. Лето господнее, М., АСТ Олимп, 1997.

Приложения I, II, III - иллюстрации к выступлению.