prosdo.ru 1

Школьные администраторы России: глазами американских исследователей

Дейл Манн
, профессор Колумбийского университета, Владимир Бриллер, вице-президент компании Интерэктив, Инк, США



Данная статья - третья в цикле
. В первой шла речь об отношении школьных администраторов России к децентрализации, во второй - к инновациям. Сегодня поговорим об отношении респондентов к ориентации на мировой опыт менеджмента и управления образованием.


Интервью и ответы на вопросы анкет показали, что часть управленцев России все еще находится в плену устарелых представлений. Этому есть несколько объяснений. Одни полагают: «Зачем чего-то перенимать, если мы и так лучше?» В ход идут доводы, связанные со знаниями школьников-эмигрантов, которые явно опережают своих сверстников на Западе по сумме знаний и дисциплинированности. Для других по-прежнему привлекательны былые ценности: достижения науки и техники, влияние в мире, гарантируемый уровень материального обеспечения. Если суммировать, то многие респонденты больше потеряли, чем обрели в ходе перемен, поэтому у них есть повод сказать, что если новая система такова, какой мы ее видим сейчас, то зачем она нужна вообще? Ну и, наконец, по мнению третьих, как можно ориентироваться на лучшие мировые образцы, если с ними не знаком? Авторы не считают, что Россия должна копировать методы управления Запада. Копирование опыта, даже блестящего, бессмысленно. Россия уникальна, со своей богатейшей культурой и вековыми традициями. Речь идет об адаптации опыта. Истина не в том, кто лучше, а в том, что необходимо постоянно улучшать школу, используя опыт различных стран.

Методология исследования

Ориентированность на лучшие мировые образцы определялась с помощью ряда вопросов анкеты, в частности:


1) Каковы детерминанты при планировании учебного процесса или на что должны ориентироваться руководители школы. Респонденты согласились с большинством утверждений, однако степень согласия была различной. (См. таблицу 1).


Таблица 1. Отношение школьных управленцев к положениям, которыми следует руководствоваться при планировании учебного процесса.




Явное предпочтение, отдаваемое первому положению, скорее желаемое, а не действительное. Для того чтобы учить детей тому, что им следует знать, надо иметь ясную картину тех знаний и умений, которые потребуются через пять, десять, двадцать лет. Для того чтобы нарисовать такую картину, нужна специальная подготовка учителей и управленцев, умение прогнозировать социально-экономическое развитие и, наконец, новые учебные пособия. Со всем этим пока в России дело обстоит неважно.

2) Какие факторы определяют успех школы. Респондентам было предложено выбрать два из шести факторов:

1. Школа нравится учителям и учащимся.

2. Нет текучести кадров.

3. Школа экспериментирует с новыми программами и методиками.

4. Школа помогает ВСЕМ ученикам учиться.

5. Выпускники легко поступают в вузы.

6. Выпускники школы могут найти хорошую работу. Ни один из факторов не получил явного преимущества, за исключением первого - «Школа нравится учителям и учащимся». Выбор этого критерия представляется авторам спорным, ибо школа может нравиться по двум причинам. Во-первых, потому, что она хорошо готовит к самостоятельной жизни в обществе, в ней царит климат, благоприятный для образовательного процесса, а выпускники поступают в престижные учебные заведения. Но бывает и другая, прямо противоположная причина - нравится потому, что занижены требования к учителям и учащимся, что она является местом трудоустройства взрослых и присмотра за детьми, пока родители на работе. Судя по тому, что при ранжировании подготовка к работе и поступление в вузы заняли соответственно последнее и предпоследнее места, а отсутствие текучести кадров - второе место, школьные руководители предпочли покой, согласие и всеобщую удовлетворенность.


3) Какие ценности следует российской школе исповедовать в будущем. Респондентам предлагалось сделать выбор между парами ценностей и понятий, не всегда противоречащих друг другу. (См. таблицу 2).

Таблица 2. Сравнение школьными управленцами ценностей, которыми российская школа должна руководствоваться в будущем.




Данные, приведенные в таблице, позволяют предположить, что управленцам нужна децентрализация и свобода, чтобы исповедовать устаревшие ценности. Респонденты отдают предпочтение стабильности перед изменениями, продукту перед процессом, сотрудничеству перед конкуренцией, общественному перед личным и, наконец, социализму перед капитализмом. В таком предпочтении вроде бы нет ничего предосудительного, но те, кто, к примеру, предпочел социализм капитализму, предпочитают старую систему финансирования, единый учебник для всех и жесткую систему управления сверху вниз.

4) Важность для образования проблем этнических меньшинств, физического и нравственного унижения детей, и дискриминации девочек. Многие западные эксперты, услышав, что в России взят курс на «гуманизацию» образования, решили, что речь идет как раз о вышеупомянутых проблемах. Но они ошибались. По крайней мере, на момент проведения исследования, само существование таких проблем отрицалось подавляющим большинством российских школьных управленцев. (См. таблицу 3).

Таблица 3. Отношение к проблеме национальных меньшинств, физического и нравственного унижения детей и дискриминации девочек



В соответствии с данными факторного анализа именно отношение к проблеме этнических меньшинств является ведущим в делении лидеров образования на «прогрессивных» и «консерваторов». Те, кто признал проблему этнических меньшинств существующей (около пяти процентов от общего числа), настроены значительно решительнее на проведение образовательной реформы, чем те, кто считает, что проблемы нет.


Данные демографического анализа

Возраст и административный стаж. Данные исследования подтверждают гипотезу, что возраст и административный стаж непосредственно связаны с отношением к лучшему мировому опыту в образовании. Чем моложе и неопытнее респонденты, тем более они склонны к изучению имеющегося лучшего опыта и адаптации его. (Кажется, ничего удивительного, но, с другой стороны, ни возраст, ни стаж не играют существенной роли при определении склонности респондентов к инновациям - см. предыдущий номер журнала).

Пол. В российском образовании пока не придают значения тому факту, что управленческие стили мужчин и женщин могут иметь существенные отличия. Ведь и те и другие, как правило, выполняют одну и ту же работу, и оценка в различии их деятельности является в большинстве случаев бытовой: «С мужчинами-руководителями легче работать - они не подвержены резким эмоциональным колебаниям». Либо: «Женщина-руководитель лучше понимает двойную нагрузку работающей женщины» и т.п. Необходим сравнительный анализ стилей для того, чтобы ориентироваться на сильные стороны обоих полов. Женщина-руководитель начальной школы, по данным американских исследователей, действует на учащихся успокаивающе - в какой-то степени она выполняет материнскую функцию. Поэтому в Соединенных Штатах большинство директоров начальных школ - женщины. В старшей школе директора в подавляющем большинстве мужчины, и они предположительно выполняют функцию руководителя-менеджера. Абсолютно убедительных данных правомерности такого деления не существует, тем не менее практика говорит о его успешности в США.

Должность. Между директорами и заведующими методическими кабинетами различие несущественно. Начальники же районных управлений резко отличаются своей ориентированностью на лучший мировой опыт. Это многообещающие данные, указывающие на то, что в России уже есть целая категория управленцев, способная возглавить демократическую реформу образования.


Регионы. Среди шести регионов, представленных в выборке. Свердловская область существенно отличается от других в положительную сторону. Респонденты из Ставропольского края более ориентированы на лучший мировой опыт, чем их коллеги из Красноярского края; Чувашия, Нижегородская и Самарская области находятся примерно на одном уровне. Одним из возможных объяснений может быть предположение о том, что управленцы из Красноярска, Самары, Нижнего Новгорода и Чувашии имеют меньше возможностей знакомиться с мировым образованием. Это следует учесть руководителям областного и федерального уровня при определении участников программ обмена, международных конференций, при приглашении экспертов из-за рубежа, предоставлении иностранных публикаций.

Город и село. Данные анализа подтвердили гипотезу о том, что различие в ориентированности на лучший мировой опыт образования между городом и селом довольно существенное. Выдвинуть такую гипотезу было несложно. Причины различия - политические и экономические.

Исторически сельская школа в России была падчерицей. Ресурсы, стажировка, качество подготовки и переподготовки - все эти показатели у сельских школ ниже, чем у городских. Условия работы в большинстве случаев значительно хуже, не говоря уже о количестве и качестве учебников и возможности общения с иностранными экспертами. Рекомендации очевидны - соблюдать квоту сельских школ при предоставлении ресурсов, отдавать предпочтение при участии в программах международного обмена, чаще приглашать сельских руководителей на курсы и конференции.

Итак, можно сказать, что ориентация на лучший мировой опыт имеет среди российских управленцев незначительную положительную тенденцию. Это означает, что на момент опроса примерно половина респондентов отдала предпочтение имеющемуся, а не лучшему опыту в области управления образованием.




© Журнал «Директор школы», №3, 1996