Президент «Авангарда» Максим Сушинский дал оценку своей работе

Президент «Авангарда» Максим Сушинский дал оценку своей работе

Максим Замятин

«В том году был хороший, а теперь — сразу плохой?» Сушинский — о работе в «Авангарде»
Президент «ястребов» рассказал о повестке предстоящего совета директоров, дал оценку трансферам и своей работе в «Авангарде».

16 апреля 2020, 20:15

Хоккей
/ КХЛ

0

Президент «Авангарда» Максим Сушинский дал оценку своей работы в минувшем сезоне, прошёлся по собственным сделкам и дал ответ на главный вопрос — уволят его из клуба или нет.

«Совет директоров проходит у всех. Почему такое внимание «Авангарду»?

— Проясните ситуацию с вашей работой в «Авангарде». Вас увольняют или нет? Вы остаётесь работать?
— Я работаю в штатном режиме, собираю команду на следующий сезон. Все говорят, что на совете директоров «Авангарда» будет решаться моя судьба, моя роль, но в повестке совета директоров такого вопроса просто нет. Я не понимаю, для чего в прессе так преподносится совет директоров «Авангарда». Почему не говорят, что совет директоров будет в других командах? Кому вообще из болельщиков интересен совет директоров? Это обычный доклад менеджмента перед собственниками после сезона, на нём обсуждаются итоги сезона — что было сделано удачно, что неудачно, какой трансфер был удачным или нет. Плюс доклад гендиректора, который отвечает за финансовые вопросы, плюс доклад школы и молодёжной команды. У каждого есть свой блок. Почему-то все делают акцент на моём блоке, но там не будет обсуждаться моё увольнение. На совете директоров у каждого есть свой блок. Мой касается спорта.

— Как-то странно было бы оценивать вашу работу именно сейчас, поскольку сезон для «Авангарда» завершился полтора месяца назад. Что изменилось за это время?
— Да, наверное, это было бы странно. Сезон завершился, он закрыт. Да, он неудачно для нас закончился — мы вылетели в первом раунде, хотя сезон был очень ровным, команда играла достойно. Имея такое количество травмированных в сезоне, мы держались в лидерах чемпионата. Это было достойно.

— Почему же тогда такое особенное внимание совету директоров «Авангарда»?
— Это всё игра подковёрная, которую я не очень люблю и не очень понимаю. Вернее, понимаю, что люди не могут сказать это в лицо, а через прессу делать обвинения очень легко. Тем более, что пресса это поддерживает и раздувает дальше — сейчас ведь не о чем писать. Я ещё раз повторюсь — меня удивляет, почему пишут именно про совет директоров «Авангарда». Он проходит у всех команд, это не представляет какого-то особенного интереса.

Так что меня удивляет, что все принялись обсуждать мою работу. Я работаю второй год. В первый год мы играли в финале, на второй год шли весь сезон на втором месте. Да, мы вылетели. Но мы проиграли не аутсайдеру, мы проиграли топ-клубу. В прошлом году мы у Уфы выиграли, теперь проиграли. На следующий год можем снова выиграть. Что же, выходит, в том году я был хороший, а теперь сразу плохой? Если менеджеров каждый год менять, то их просто не хватит.

Поймите, совет проходит каждый год, все докладываются. Ходят «наверх», докладывают собственникам. Стабильная работа в больших организациях именно так и построена. В компаниях, где я являюсь собственником, всё точно так же. Раз в год проходит доклад, все службы докладывают, что было сделано за год, выполнили или нет планы. Это ежегодная работа, без этого никуда, поэтому ставить на этом акцент и раздувать… Увольнение, не увольнение… Мне кажется, это не очень правильно. Это дёргает и меня самого, и многие агенты звонят и не понимают, что происходит, потому что были определённые договорённости, а теперь не понятно, будут ли они соблюдаться. Это нервирует и мешает работе.

Как выступил «Авангард» в регулярном чемпионате-2019/2020

— Вас даже в коррупции обвиняют. Что можете на это сказать?
— Да я не занимаюсь деньгами вообще! Я занимаюсь только спортивным блоком. Деньгами занимается генеральный директор, который ответственен за всё хозяйство клуба. Поэтому обвинять меня в коррупции — это бессмысленно.

— Какую-то оценку себе по итогам этого совета директоров вы ожидаете? Или будет так, что послушали — и разошлись?
— Конечно, оценка будет, это всегда есть. Я свою оценку сам понимаю. Если мы вылетели в первом раунде — какая тут может быть оценка? Где-то мы недоработали в комплектации, хотя все игроки были опытными. Где-то не сложилось, не сыгрались, были травмы. Кто бы мог подумать, что в последней игре у нас не будут попадать в состав Широков и Зернов? Если бы мне в прошлом году об этом сказали, я бы ответил: «Ребята, вы что, смеётесь?» Это наши ведущие игроки, как они могут не играть. Так что была ситуация тяжёлая.

Видео можно посмотреть на «Чемпионате».

«Не пошло не только у Бобкова, а у всей команды»

— Расскажите, как проходит нынешняя работа по комплектованию.
— Много переговоров с агентами, ждём согласования. Как только оно будет, то подпишем. Очень много наработано. Ждём первого мая, чтобы всех подписать.

— От болельщиков доводилось слышать мнение, что прошлогодняя селекция «Авангарда» была неудачной. Вы сами для себя какие-то выводы сделали?
— А давайте пройдёмся по персоналиям, кого на кого мы поменяли. Например, Тейлор Бек — он остался в нашей селекционной работе. В прошлом году он был лучший бомбардир в плей-офф и лучший бомбардир команды. Как мы могли его не оставить? Справедливо, что мы его оставили в команде, подписали. Он в этом сезоне сыграл не так ярко. Моя вина? Не моя вина. Согласны?

Мы меняли медленного, как все говорили, Деарне и старого, как говорили, Тальбо на быстрого молодого Андригетто. Увидели, что он так и не смог себя проявить, хотя у него сумасшедший потенциал. Он здорово играл в сборной, он был лучший игрок, вёл сборную за собой, играл в большинстве. Почему-то у нас он не смог заиграть. Возможно, не смог адаптироваться в лиге, потому что швейцарский менталитет немножко другой, а на следующий год у него всё может получиться.

— А Михеев?
— Мы не смогли его заменить, он уехал в НХЛ. Но его вообще тяжело заменить, его никто не может заменить. Как можно заменить человека, который стал игроком НХЛ? Это очень тяжело.

Идём дальше. В четвёртое звено мы взяли Павла Дедунова. Я считаю, что он сыграл на очень высоком уровне, он был одним из лучших в плей-офф, он настоящий боец. И по забитым голам, и по очкам он был на высоте. Они с Потаповым и Стасем сдерживали всех лидеров соперников, очень удачно играли. Это было одно из лучших наших звеньев по сезону. Единственное, что Потапов получил травму и в первых матчах плей-офф участия не принял, это тоже было тяжело.

— В качестве главных спорных кандидатур называют Бобкова и Щербака.
— А почему Бобков — спорная кандидатура? Да, в этом году ему не удалось сыграть на максимуме, хотя он весь сезон, по сути, играл один, потому что была травма у Судницина. Долго не было второго вратаря, он сыграл очень много матчей. Конечно, сказалась усталость. Я считаю, что Бобков — очень качественный вратарь. Да, в прошлом году у него в плей-офф всё получилось, а в этом — нет. Но не пошло не только у Бобкова, не пошло у всей команды. Говорить о том, что Бобков виноват — это неправильно.

А что касается Щербака, то с ним мы расстались достаточно быстро и, в принципе, безболезненно для команды. Мы договорились обойтись без компенсационных выплат, что он уйдёт. Здесь всё безболезненно. Да, мы не смогли на его место игрока, но его тяжело найти. Рынок России — он пустой. Свободных агентов просто не было, кого-то взять было тяжело, все люди на контрактах.

Видео можно посмотреть на «Чемпионате».

— Учитывая нынешнюю нестабильную ситуацию с эпидемией коронавируса, ваша работа поменялась? Бюджет, какие-то нюансы?
— Бюджет и так поменялся — теперь есть потолок зарплат, так что теперь всё намного тяжелее. Но ничего, мы вписываемся, у нас есть план работы.

— Сложнее ли стало работать в обстановке неопределённости?
— Не скажу, что сложнее. Просто тяжелее стало договариваться. Все понимают, что если ты хочешь играть в топ-клубе, то тебе придётся «подвинуться» по зарплате. А если ты не хочешь бороться за Кубок Гагарина, то можешь выбрать немножко больше денег, но шансы выиграть будут минимальными.

— Недавно один агент, работающий с игроками НХЛ, сказал такую фразу, что хоккеисты пока не понимают, как изменился мир. Они не готовы делать шаг назад и «двигаться» в плане финансовых аппетитов. Эти слова справедливы? Например, ситуация с Мозякиным…
— Тяжело платить человеку в 39 лет огромные деньги, все боятся. Хотя это огромный мастер. Мы видим, что хоккей меняется, он становится всё быстрее, плюс потолок зарплат. Уверен, что «Металлург» бы с удовольствием Сергея бы оставил, если бы не потолок зарплат. Это легенда этого клуба, он там долго проиграл, был капитаном, поднял над головой два Кубка Гагарина. Он был бы достоин этого. Не знаю, будет он продолжать или не будет. Думаю, что сейчас очень тяжело найти работу.

В целом, все понимают ситуацию и стараются «двигаться» в деньгах. Кто не понимает, тому будет тяжелее, если не подпишутся сейчас. К июню денег у топ-клубов точно не останется, клубы не будут ждать до июня-июля, чтобы подписать игрока, потому что места не остаётся. Игрокам нужно сейчас уже подписывать то, что есть. Если есть у игрока хорошее предложение, пусть оно и меньше, чем ожидаемое, выгоднее будет его взять.

Президент «Авангарда» Максим Сушинский дал оценку своей работе

Все свободные агенты в КХЛ. Расклады по Восточной конференции
На хоккейный рынок выйдут сразу несколько звёзд.

Президент «Авангарда» Максим Сушинский дал оценку своей работе

«Открываю интернет, а там сплошная грязь: про квартиру, про жену. В НХЛ такого бы не было»
Большой разговор с Никитой Щербаком.
Источник www.championat.com>